Украина наш дом

Вторжение России с трех направлений: прогноз немецкого Bild обсуждаем с Александром Мусиенко

Александр Мусиенко и Алена Черновол. Фото: kanaldom.tv

Россия может попытаться осуществить новое вооруженное вторжение в Украину в три этапа. Об этом сообщает немецкое издание Bild, ссылаясь на собственные источники в НАТО и службах безопасности.

Инсайдеры НАТО говорят, что на первом этапе РФ попытается захватить юг Украины, чтобы обеспечить поставки в Крым и отрезать Украину от моря. Параллельно с первой фазой авиация Путина и баллистические ракеты могут пытаться ослабить военный потенциал Украины по всей стране — войска зайдут со стороны Луганской и Харьковской областей. Дальше Кремль может наступать на Киев с севера. Российские войска могут двинуться до линии Коростень — Умань, чтобы отрезать поставки из западных областей Украины.

Другие источники издания говорят, что если президент РФ Владимир Путин решится на новое вторжение, российская армия нанесет одновременную атаку из Крыма, через оккупированные территории на востоке, а также с севера. Это может произойти в конце января — начале февраля 2022 года.

Иллюстративный скриншот видео: kanaldom.tv

Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный заверил, что ВСУ готовы к любым вариантам развития ситуации с безопасностью. По его словам, украинская армия прошла сложный путь развития, и сейчас является одной из лучших армий мира.

Тему в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" обсуждаем с экспертом Центра военно-правовых исследований Александром Мусиенко.

Ведущая программы — Алена Черновол.

— Издание Bild в обнародованном сценарии говорит или об одновременном вторжении с трех направлений, либо о трех этапах вторжения России в Украину. Насколько вам такие сценарии кажутся вероятными?

— Я допускаю, что, возможно, какие-то источники западного разведсообщества информировали о том, что где-то в Кремле, в окружении Путина или непосредственно Путин приняли решения касательно Украины — по поводу сосредоточения войск и их возможного задействования. Я подчеркну — возможного.

Потому что это может быть как реальный план, который получило разведсообщество, либо это может быть сознательная дезинформация Российской Федерации для того, чтобы посеять панику.

Насколько это так? Тут на 100% неизвестно. Но, возможно, у разведки стран НАТО, у наших разведчиков есть какие-то данные. Сказать тяжело.

Но то, как на Западе отреагировало информационное пространство, свидетельствует о том, что все-таки СМИ использовались для того, чтобы нанести контрудар. И в первую очередь — чтобы поднять соответствующие реакции западных стран. Нас-то реагировать, в принципе, призывать не надо. Мы знаем, с кем мы имеем дело уже не один год. Хотелось бы иначе, но мы в состоянии войны.

Поэтому на Западе, я думаю, это такой превентивный шаг для того, чтобы подготовить свои правительства, общество. Вернуть центр внимания к российско-украинскому конфликту, что есть угроза полномасштабного вторжения, что Россия не прекращает агрессивную политику относительно Украины и Европы. И призвать политиков на Западе реагировать соответствующим образом, чтобы давать помощь Украине, и сдерживать Россию.

Что касается планов, которые отобразил Bild. Кто интересуется военной историей, можно поднять планы наступления Деникина 1919 года на Украину. И вот это южное наступление на Украину — это как из учебника взято. Поэтому я допускаю, что это возможный реальный сценарий, который кто-то анализировал. К этому надо относиться серьезно.

Что касается концентрации войск.

По сегодняшним разным оценкам, у границ Украины находится от 70 до 100 тыс. российских военнослужащих. Такого контингента недостаточно для полномасштабного вторжения с целью оккупации, например, левобережной части нашей страны, или иных областей.

Но для чего этого достаточно? Чтобы рядом непосредственно с оккупированной частью Донецкой и Луганской областей создать нам еще какие-то очаги нестабильности и горячие точки. Возможно, с севера, и, возможно, с юга. Для чего? Для того, чтобы оказывать давление на украинскую власть. Потому что у Российской Федерации аргумент — это всегда сила или угроза.

Помимо этого внешнего сценария в Кремле рассматривают и внутриукраинский сценарий — это внутренняя дестабилизация. Моделируем ситуацию — российские войска, допустим, переходят границу, вторгаются на нашу территорию. В этот момент определенные группы внутри Украины начинают поднимать волну, что "власть не контролирует ситуацию, они ничего не могут сделать, не могут противостоять". Выгодно России? Абсолютно выгодно. Почему? Нестабильность внутренняя.

Либо второй сценарий — сначала дестабилизировать ситуацию, чтобы начались массовые беспорядки, и этим воспользоваться.

Поэтому мы все как общество должны быть ответственны. И политики — тем более. Мы должны понимать, что безопасность во многом зависит от нас самих. Иногда даже имея разные политические взгляды, позиции, мы должны все-таки сдерживать эмоции, понимая, что когда есть угроза агрессии и противостояния, все-таки необходимо быть едиными. И как раз наше единство — это один из предохранителей от полномасштабной агрессии, и один из инструментов защиты нашей страны.

— Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный заверяет, что наши Вооруженные силы готовы к разным сценариям. Как вы оцениваете такое высказывание? Ведь если будет одновременно нападение на нас с трех сторон, это очень серьезная история.

— Очень серьезная. Понятно. Я с большим уважением и почтением отношусь к господину Залужному, поэтому у меня нет оснований ставить под сомнение его слова.

Есть какие-то пожелания, рекомендации, советы. Судя по представленной карте, то первое действие — растянуть фланги. Думаю, это военные понимают. И они продумывают пути, как этому противодействовать.

Что бы я еще советовал. Наверное, провести закрытое совещание СНБО, где была бы исключительно военная повестка дня, исключительно что касается войны и безопасности — внешней и внутренней. Во-первых, заслушать военных, какие есть планы, как готовятся, чтобы понимать оперативные нужды.

Понимаете, есть вопросы, которые необходимо решать чуть ли не в ручном режиме. Иногда ждать процедуры выполнения — это длительная бюрократическая цепочка. Через СНБО можно принимать решения, решать оперативные вопросы.

Во-вторых, рассмотреть разные планы противодействия российским планам.

Это тактические моменты. Что касается стратегических. Первое — необходимо еще раз подтвердить приоритетность развития нашей оборонной промышленности. Особенно на следующий год. Мы слышали послание президента Верховной Раде. Он четко заявил о том, что будет увеличение гособоронзаказа. И в этом заказе будут приоритеты — ракетные программы, беспилотники и так далее. Я считаю, что это должно было быть принято на стратегическом уровне, и нам нужно "Большое строительство" в оборонной промышленности. От этого польза и военным, и экономике.

Второй вопрос — наши отношения с нашими партнерами. Нам необходимо пересмотреть нынешний подход. Призываю представителей власти, МИД обратиться к нашим партнерам с такой позицией, что недостаточно просто санкционного давления на Россию. И что лучший сдерживающий фактор от полномасштабной агрессии — помощь Украине: оружием, экономическая поддержка реформ и так далее.

Мы должны нашим партнерам предложить такой способ взаимодействия и сотрудничества, что давайте, если мы говорим о сдерживании России, то помогите, в первую очередь, нам. Потом уже — санкции и так далее.

Нужно не просто ослабить Россию, а усилить Украинское государство, украинскую армию.

И с этим необходимо выходить тоже к нашим партнерам. И это тоже необходимо было бы рассмотреть на СНБО. Вот это — те пожелания и рекомендации, которые у меня есть.

— Член Сената США Крис Мерфи заявил, что Украина может стать для России "новым Афганистаном". Насколько корректно сравнивать агрессию РФ против Украины и ситуацию в Афганистане?

— У Соединенных Штатов есть очень большой опыт вооружения различных повстанческих групп, оппозиционных групп, очагов сопротивления и так далее. К слову, когда я услышал, что нам хотят предоставить "Стингеры" (переносной зенитно-ракетный комплекс, — ред.), еще "Джавелин" (переносной противотанковый ракетный комплекс, — ред.), у меня сразу же возникло определенное дежавю, поскольку США поставляли "Стингеры" во время советско-афганской войны в Афганистан как раз моджахедам-повстанцам.

Это для нас как позитивно, так и негативно. С одной стороны, они готовы поддержать нашу территориальную оборону. С другой стороны — что это означает? Что они рассматривают сценарий оккупации части Украины, и подготовки групп сопротивления с помощью этого вооружения. Почему именно это вооружение? Легко научиться эксплуатировать, логистика и так далее. Но мне бы этого очень не хотелось.

Поэтому президенту совместно с министром обороны и всей командой нужно немного изменить вектор Соединенных Штатов в ту сторону, что нам нужно. Да, действительно, нам нужны средства противовоздушной обороны. Но не "Стингеры", а другие средства — посерьезнее, которые способны представлять серьезные угрозы и ущерб. Если Россия решит пойти на полномасштабное вторжение, то нам пригодится такое вооружение.

Также нужно поднять вопрос военно-технического сотрудничества. Напомню, что у нас с США подписан меморандум на 2,5 млрд долл. Теперь в рамках этого меморандума нужно подписывать соглашения между предприятиями "Укроборонпрома" и американскими компаниями о совместном американско-украинском производстве систем вооружения на территории Украины, как это у нас успешно работает на примере Турции.

Поэтому сравнение с Афганистаном, наверное, не совсем правильное. Как бы там ни было, но у нас есть армия и Вооруженные силы, которые точно будут сопротивляться.

Мы точно не Афганистан, и мы военную технику и вооружение, которые у нас есть, используем по назначению. К сожалению, афганская армия во многих случаях этого не продемонстрировала.

Прямой эфир