Украина наш дом

Вопрос Крыма, вопрос Донбасса — в чем отличия: интервью с членом экспертной сети Крымской платформы Алиной Фроловой

Алина Фролова. Фото: delfi.lt

Насколько эффективна площадка Генассамблеи ООН для донесения позиции Украины по Крыму и Донбассу. Как выступление президента Владимира Зеленского повлияет на решение этих проблем. В чем различия в урегулировании вопросов Крыма и Донбасса. Об этом в эфире спецпроекта "Украина в ООН" телеканала "Дом" говорим с Алиной Фроловой, заместителем главы правления Центра оборонных стратегий, членом экспертной сети Крымской платформы.

Ведущая программы — Алена Черновол.

Какие ваши впечатления от речи президента с трибуны Генассамблеи ООН, которая прозвучала 22 сентября?

— Речь, в целом, хорошая. В ней были адресованы все ключевые проблемы, которые имеет Украина на сегодняшний день, и на решение которых может повлиять международное сообщество.

Такие речи важны. Все обращают внимание на публичные заявления первых лиц государств. Они являются некими программными вещами.

Но очень важно, что происходит после этого. Все программные точки, которые были заявлены с точки зрения готовности Украины брать на себя ответственность и лидировать в каких-то направлениях, — должны быть подкреплены последующими дипломатическими усилиями. И тогда это будет действительно иметь не только программное значение, но и значение возвращения Украины в активную международную политику, как игрока среднего уровня. В некоторых вопросах — более активного игрока.

— Прошло выступление. Как мы должны понять, что Украину услышали? И что конкретно услышало, восприняло мировое сообщество?

— В целом, адресовано было две проблемы. Первая — способность ООН, как организации, решать глобальные задачи. Вторая — участие мировых лидеров в решении проблем, которые видит для себя Украина, в первую очередь, это оккупация Крыма и война на Донбассе.

Поэтому и в реакции возможны два разных трека. Во-первых, мы будем видеть, насколько ООН, действительно, будет готова к модернизации, к изменению правил, к работе. В первую очередь, с наличием права вето и с присутствием стран-агрессоров — для нас, в частности, болезненным является присутствие России в Совете безопасности ООН и ее участие в решении таких вопросов.

А второе — насколько больше будут вовлекаться политические лидеры в решение проблематики Украины, в первую очередь мы говорим о Крыме, Донбассе.

По Крыму сейчас есть новая платформа — Крымская платформа. Мы надеемся, что она сможет повысить статус проблемы и дать возможность ее решения. Но вот что касается Донбасса, давайте говорить по-честному, — и Минский, и Нормандский форматы на сегодняшний день не работают, и явно необходим поиск новых форматов для участия новых политических лидеров в решении этого вопроса, чтобы оказывать большее давление на Россию.

Посмотрим, еще пока рано говорить с точки зрения результатов Генассамблеи.

— Президент Зеленский также акцентировал внимание мирового сообщества на 450 гражданах Украины, которые незаконно удерживаются на оккупированных территориях и в России. Какую ответную реакцию Генассамблеи сможем услышать по этому направлению, и смогут ли нам помочь?

— Процесс удерживания наших граждан в российских тюрьмах имеет два аспекта.

Первое — у нас есть отдельный трек по крымским татарам. Потому что на сегодняшний день Меджлис крымскотатарского народа признан нежелательной организацией в России. Они не назвали их еще террористической организацией, но очень близки к этому. И это дает им возможность постоянно преследовать крымских татар.

Мы знаем, что крымские татары оказывают одно из самых активных сопротивлений оккупационным властям в Крыму. Поэтому они в целом находятся под угрозой.

Второе — есть отдельно проблематика по гражданам Украины, которые задерживаются на Донбассе, с нашими военными, которых оккупантам иногда удается захватить.

В целом процесс обмена военнопленными или удерживаемыми людьми остановился. И он явно не будет двигаться. Потому что у России нет желания на сегодняшний день что-либо делать в этом вопросе.

И составляющая часть того, что должно делать мировое сообщество в данном вопросе — это принуждение России к освобождению этих людей. Как мы видим, достаточно неплохо сработало мировое сообщество по российским политическим заключенным. Этому уделялось очень большое внимание, в том числе в Германии, во Франции. И это показывает, что если осуществлять такое давление, то освобождение пленных возможно.

Поэтому надеемся, что вот пройдут выборы в Германии и Германия вернется в мировую политику с каким-то осознанным пониманием того, что как европейский лидер, она должна активно участвовать в решении таких проблем.

Но и позиция США имеет значение, и позиция Великобритании. В связи с выходом из Европейского Союза Британия сейчас определяется со своим новым местом, в том числе в европейской политике, и начинает действовать более активно. Для Украины это шанс иметь сильного партнера, которого можно вовлекать в ключевые наши инициативы. 

— Крымская платформа. Ее поддержали 46 стран и международных организаций. Но Платформа открыта и для иных стран. Прогнозируете ли вы расширение участников Крымской платформы, ждать ли какой-то консолидации вокруг нашего вопроса после выступления президента на Генассамблее?

— Вопрос консолидации происходит благодаря тонкой и последовательной дипломатической работе. Поэтому очень многое зависит от работы наших посольств, представительств в тех странах, которые мы хотим приобщить.

В целом Крымская платформа имеет три трека. Государственный — работа с государством-партнером в целом. Парламентское измерение — это работа между различными парламентскими комитетами разных страны, что тоже немаловажно, потому что, например, Конгресс США очень сильно влияет на внешнюю политику, на построение президентом политики относительно Украины и других стран. Поэтому работа парламентского направления крайне важна и с точки зрения принятия международных документов поддержки в организациях такого уровня как ООН, НАТО и во всех остальных международных организациях.

И третье направление — это экспертное сообщество, так называемый экспертный трек. И здесь очень многое зависит от наших экспертов. Мы должны постоянно расширять количество зарубежных экспертов, которым становится интересной тема деоккупации Крыма. Мы должны привлекать аналитические центры. Почему это важно? Потому что во многих странах внешняя политика формируется в том числе с участием экспертного общества, аналитических центров, которые дают свои рекомендации. И чем больше зарубежных экспертов будут знать и понимать проблематику Крыма, тем вероятнее, что мы увидим решение этой проблемы и более активное участие правительств этих стран.

Поэтому мы в самом начале работы, надо нам делать "домашнюю работу", тогда будет консолидация.

Читайте также: Речь президента Украины Владимира Зеленского на Генеральной ассамблее ООН

Прямой эфир