Украина наш дом

Политическая месть Кремля: за что арестовали Наримана Джелялова в оккупированном Крыму

Эфир программы "Украина на самом деле". Скриншот видео: kanaldom.tv

3 и 4 сентября в оккупированном Крыму провели незаконные обыски и задержания крымских татар — общественных деятелей и обычных граждан. Среди задержанных — Нариман Джелялов, первый заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа, который 23 августа принимал участие в саммите Крымской платформы в Киеве. Также силовики ФСБ увезли еще четырех активистов — Эльдара Одаманова, Азиза и Асана Ахтемовых, Шевкета Усейнова.

"Ворвались около 12 людей через забор в масках. Разбудили нас, стуча в окна, в двери. Нариман открыл дверь. Нас с четырьмя детьми заблокировали в другой комнате. Провели обыск с ним вместе, забрали его и увезли на машине без номерных знаков в неизвестном направлении", — рассказала о произошедшем Эльвиза Джелялова, супруга задержанного замглавы Меджлиса.

Известно, что Джелялову и братьям Ахтемовым объявили подозрение по статье "Диверсия" Уголовного кодекса РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы от 12 до 15 лет. Оккупанты обвиняют крымских татар в причастности к повреждению газопровода в районе села Перевального под Симферополем.

6 сентября районный "суд" Симферополя арестовал Наримана Джелялова и братьев Ахтемовых на два месяца — до 4 ноября. Эльдар Одаманов и Шевкет Усеинов получили 14 и 15 суток "административного ареста" соответственно.

Подробнее о преследованиях активистов на оккупированном Россией полуострове в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" говорят постоянный представитель президента Украины в АР Крым Антон Кориневич и член Меджлиса крымскотатарского народа Гаяна Юксель.

Ведущий программы — Денис Похила.

— Как на происходящее реагирует Представительство президента Украины в АР Крым, что сейчас вы уже конкретно делаете?

Кориневич: Безусловно, это очередная волна незаконных обысков и незаконных задержаний наших граждан в Крыму. Безусловно, это является грубым нарушением прав человека.

Сейчас мы видим, что 2 месяца содержания под стражей, как меру пресечения, избрано Нариману Джелялову — первому заместителю председателя Меджлиса крымскотатарского народа. По сути, последнему из руководства Меджлиса, который постоянно проживает в Крыму и, несомненно, является и лидером мнений, и человеком, который объединяет вокруг себя всех крымчан, не только крымских татар.

Мы находимся внутри этой темы. Как только это все началось, с утра субботы мы постоянно на связи. В том числе и с крымчанами, которые непосредственно там находятся, и могут это все наблюдать воочию. Мы на связи с Меджлисом крымскотатарского народа здесь. Мы уже видели реакцию президента Украины, реакцию наших международных партнеров. Это также то, что мы начали делать в субботу, — контактировать с нашими партнерами, с аккредитованными в Киеве посольствами иностранных государств.

Мы также постоянно на связи с Министерством иностранных дел, касательно реакции наших международных партнеров. И, естественно, точно так же с Офисом президента.

Поэтому в данной ситуации мы делаем то, что можем сделать, чтобы реакция на это показательное судилище, незаконные задержания была широкой, как внутри Украины, так и на международной арене.

— Что же сейчас происходит в Меджлисе, какие действия обсуждаете и предпринимаете?

Юксель: С самого начала развития событий мы находимся на связи, по возможности, и с Нариманом Джелялом, и с адвокатами, которые сопровождают это дело, и с нашими соотечественниками, которые сейчас в Крыму.

Естественно, с самого начала идет информационное сопровождение. Члены Меджлиса активно участвуют в распространении информации. В курсе происходящего представители крымскотатарской диаспоры, которые проживают в различных странах мира.

Сейчас Меджлис готовит несколько мероприятий, которые будут направлены на то, чтобы сфокусировать внимание на репрессиях, которые происходят в Крыму. В частности, это будет заявление Меджлиса крымскотатарского народа, обращение к странам-участницам саммита Крымской платформы, и работа со всем международным сообществом в плане привлечения внимания к ситуации в Крыму.

Мы не просто хотим информировать. Мы хотим призвать к ответной реакции на то, что мы видим на полуострове, хотим призвать к усилению санкций, к привлечению внимания, к таким мерам, которые были бы действенны в защите наших соотечественников, в защите граждан Украины на территории полуострова.

— Нариман был на Крымской платформе. Он не скрывал этого, писал об этом в своих соцсетях. Есть несколько версий происходящего. Что это месть за Крымскую платформу. Что ФСБшники просто хотят получить "звездочки". Еще одна, более страшная, что таким образом Российская Федерация пополняет так называемый обменный фонд.

Юксель: Я бы более широко посмотрела на эту проблему. Все, что вы говорите, — это действительно есть. И "обменный фонд" создается, и зарабатываются погоны и так далее.

Но начнем с того, что Нариман Джелял — очень активная фигура в крымскотатарском политикуме, в национальном движении. Это первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа, человек, который на восьмой год оккупации не покинул полуостров, находится в Крыму, поддерживает соотечественников, ведет достаточно активную деятельность. Нариман — образованный человек. Он прекрасно знал риски и сложности, которые влечет вот такая активная деятельность.

Безусловно, Крымская платформа и само участие в саммите стало таким своеобразным спусковым крючком. И ранее он тоже был на материке, участвовал, активно общался. Но Крымская платформа, видимо, стала вот такой чашей терпения оккупационной власти, и поэтому после нее Нариман был арестован.

Но я бы хотела на другой момент обратить внимание. Дело в том, что мы, находясь здесь, даже не очень хорошо представляем то, что происходит в Крыму. На самом деле, люди, которые находятся на полуострове, постоянно живут в условиях российской пропаганды, которая очень активно демонизирует Украину, украинский народ, крымскотатарский народ.

На фоне этого идет постоянная информация о том, что крымчанам, которые якобы сделали свой "исторический выбор", очень сильно "завидуют" в Украине. И от этой "зависти" устраивают террористические акты, диверсии, прочие пакости. В канву вот этой пропаганды очень хорошо ложится то, что сейчас происходит с Нариманом и с двумя крымскими татарами. Скорее всего, по отношению к ним применяют меры не просто психологического, но и физического давления. Это все последствия оккупации, которые очень хорошо ложатся в ту репрессивную систему, которая сейчас построена на полуострове.

Нариман прекрасно осознавал риски, понимал все то, что происходит. Сейчас, конечно же, мы очень сильно за него переживаем, как и за всех крымских татар, которые сейчас в условиях неволи, и, конечно же, будем делать все для того, чтобы и вызволить его, и привлечь внимание к ситуации на полуострове.

Кориневич: Политическая месть — это очень важный фактор здесь. Потому что, безусловно, Российская Федерация очень болезненно восприняла Крымскую платформу. И таким образом, мне кажется, она хотела показать, как она будет действовать. Именно поэтому они предприняли это все против господина Джелялова, понимая его значение для Крыма и для крымчан в целом.

Также очень важный момент, что они применили к нему не политические статьи. Могли же применить участие в Меджлисе крымскотатарского народа — организации, которую они считают экстремистской, либо непризнание так называемой территориальной целостности Российской Федерации. Соответствующая статья в Уголовном кодексе РФ присутствует. Но таким образом они бы сделали из него даже для своего внутреннего потребителя политического узника.

Они избрали одну из тяжелых статей, так называемую диверсию — таким образом желая показать, что все национальное движение крымскотатарского народа — это какой-то бандитизм, что это люди, которые желают навредить. Мне кажется, что избранием этой статьи они хотят также нагнать клевету на все движение крымских татар.

Безусловно, ни в Украине, ни международные наши партнеры в это все не поверят. И я также верю, что крымчане не верят в эти пропагандистские ходы Российской Федерации.

— Почему они это делают? Неужели Российская Федерация, Кремль, возможно, даже Владимир Путин лично боятся крымских татар, поэтому и производят вот такие действия?

Юксель: Я не знаю, лично ли Владимир Путин участвовал в разработке этой операции, — вряд ли. Но то, что это одна система, одна вертикаль — это очевидно. Есть общая позиция России по отношению к оккупированному Крыму, который они оккупированным не считают, и есть исполнение этой воли соответствующими службами. В данном случае речь идет о ФСБ. Есть ФСБ московская, есть ФСБ крымская, которая, кстати, еще более "усердная", нежели московская, в осуществлении вот таких репрессивных действий.

Но факт, что это все — одна система, и одна политика, которая направлена против граждан Украины в Крыму, против коренного крымскотатарского народа. И таким образом на территории Крыма вытравливают всех тех, кто не признает оккупацию, кто выступает против. И более того, кто вот в тех условиях несвободы имеет силу, волю, возможность говорить об этом, и открыто демонстрировать свою гражданскую позицию.

— Думаю, сейчас наши партнеры должны показать, что та декларация, которая была подписана на Крымской платформе, это не просто заявление о намерениях, а конкретный план действий. Как сейчас должен реагировать мир, как считаете?

Кориневич: Во-первых, мир реагирует. Есть сильное заявление МИДа Турецкой Республики, Госдепартамента США, Посольства США в Украине, соответственно делегации ЕС в Украине, посольств Латвии, Литвы. И таких заявлений, безусловно, будет становиться все больше и больше.

И мне думается, что оккупант специально избрал такое время — утро субботы, когда многие посольства не работают, или послы находятся где-то в командировках.

Но ничего не удастся, потому что международное сообщество имеет четкую позицию касательно территориальной целостности Украины, касательно грубых нарушений прав человека, которые совершаются в Крыму.

Поэтому я уверен, что те государства и международные организации, которые были на учредительном саммите Крымской платформы 23 августа, которые подписали соответствующую декларацию, будут ее придерживаться, как определенного политического документа. И сейчас, в том числе, ведется работа как раз с целью получения реакции от государств, которые подписали соответствующую декларацию. Не обо всем можно еще сейчас говорить, но работа в этом направлении ведется.

— Тем не менее, реакция — это просто сказать, либо же это действие?

Кориневич: Просто сказать тоже необходимо, потому что на политическом уровне необходимо четко высказать свою позицию насчет того, что сейчас Российская Федерация делает с нашими пятью гражданами. Но, безусловно, потом нужно делать все для того, чтобы последовали и действия.

Прямой эфир