Украина наш дом

Взросление и жизнь в моменте: "Утро Дома" с режиссером фильма "Стоп-Земля" Катериной Горностай

Катерина Горностай. Фото: kanaldom.tv

Украинский фильм режиссера Катерины Горностай "Стоп-Земля" вскоре выходит в украинский прокат. Он стал одной из самых титулованных картин 2021 года, завоевав "Хрустального медведя" на Берлинском кинофестивале, а также гран-при на Одесском кинофестивале. Фильм рассказывает о киевской одиннадцатикласснице, ее школьных буднях и жизненных проблемах. 

Почему была выбрана именно такая тема фильма и в чем его уникальность — рассказала сценарист и режиссер "Стоп-Земля" Катерина Горностай в эфире программы "Утро Дома". 

Ведущие — Анна Кузина и Анастасия Касилова.

— Фильмы о подростках — чаще всего интересные, но сложные. Почему ты выбрала именно тему взросления? 

— Я просто начала сначала. Мне кажется, дело в этом. Сначала в том смысле, что это какой-то такой возраст, в котором я помню яркую перемену. Был такой момент, когда я подумала: "О, я изменилась или повзрослела". Это было очень незначительное событие в глобальном смысле, но интересное для меня как для человека, который взрослеет. 

— Ты начинала как режиссер-документалист. Почему перешла в художественное кино? 

— Я всё равно занималась автобиографическими темами, и в какой-то момент стало трудно говорить об этом в документальном кино. А в игровом кино у тебя есть свобода. У тебя есть те же сюжеты, просто ты можешь брать и играться с драматургией, менять что-то. То есть ты вкладываешь какую-то основу, которую ты помнишь, а уже на ней выстраиваешь что-то другое. Короче, тут есть пространство для изменений.

— Ты и сценарист, и режиссер фильма. Со сценарной точки зрения, о чем этот фильм? 

— Мне бы очень хотелось, чтобы, возможно, люди такого возраста, любого возраста, которые посмотрят это кино, вспомнили, что есть такая природа у человека — она как будто всё транслирует на какое-то будущее, а в настоящем, вроде, и не живет в этот момент. А в этом возрасте всё интересно. Человек заканчивает школу и он находится в таком промежуточном периоде. Вроде, думаешь, что скоро будешь взрослым, но из-за всей ответственности, которая наваливается на тебя, забываешь, что ты живешь момент, который также ценен. 

Это важные вещи, они очень помогают чувствовать себя менее тревожно. Именно любовь есть в настоящем. Ее нет в прошлом и в будущем — это тоже очень важная вещь. И родство, дружба, любовь, эти вещи — это всё в моменте. 

— В фильме снимались непрофессиональные актеры. Как ты с ними работала? 

— Я бы сказала, что это не непрофессиональные актеры, а это актеры, у которых не было опыта съемок пока что. На самом деле, они работали как профессиональные актеры на съемочной площадке. Если брать за определение профессионального актера, который, например, руководит нюансами внутри диалогов, внутри определенного действия. Например, мы могли с ребятами это делать и это у нас получалось. Во многих даже сценах это было. Мы меняли настроение, меняли амплитуды, меняли нюансность. Вносили какие-то краски, которых раньше не было, или какие-то убирали. То есть они это всё могли. Они помнили это всё. 

Игровое кино — это о постоянном воспроизведении одного и того же. Как бы документально это не выглядело, всё равно это большой постановочный процесс. Поэтому они очень профессиональные, я думаю. Просто так как людей такого возраста с актерским образованием нет, мы были вынуждены искать людей, у которых такого опыта нет или есть очень мало такого опыта, и вот их приглашать в кино. 

— О фильме "Стоп-Земля" говорят как о картине "новой волны", которую обязательно нужно посмотреть. Согласна ли ты с этим? И в чем отличие фильма от других? 

—  Я не знаю, в чем уникальность. Я, на самом деле, не верю в уникальность в кино. Я не верю, что в данное время можно создать что-то уникальное, особенно в кино. Все сюжеты рассказаны, и единственное, что нам остается, — это быть честными, пытаться создавать такую реальность, которая будет органичной. И пытаться, вспоминая, как это было на самом деле, воссоздавать какие-то состояния, эмоции, трансляцию этого бесценного опыта с экрана. Это всё, что остается. 

Я не из тех, кто старается тупо гнаться за уникальностью, сделать именно что-то такое, чего раньше не было. Мы старались честно сделать кино, но его точно нужно смотреть — для этого мы его и сделали.

— Когда он выходит? 

— 20 января начинаются показы в кинотеатрах.

— Совмещать работу режиссера и сценариста было сложно? 

— В этом случае это удача, что режиссер и сценарист — это один человек. А важные решения, которые очень влияют на то, каким будет фильм, происходят на монтаже. Это интересно, потому что можно сделать и так, и вот так, и вот так, и ты уже сам начинаешь путаться в том, как лучше. Но некоторые штуки ты понимаешь и не жертвуешь. 

— Насколько известно, сценарий фильма появился давно, но реализовался только недавно. Мне кажется, это иногда может быть сложно, потому что всё вокруг меняется, ты меняешься. Как ты с этим справлялась? 

— Я считаю, что это наоборот удача в моем случае, потому что если бы нам повезло снять этот фильм на два года раньше, он был бы совсем другой. Я думаю, что он был бы не лучше, чем то, что вышло сейчас. 

Когда мы снимали сейчас, я была очень благодарна судьбе, что так случайно произошло, что мы не сразу начали снимать, что у меня было еще два варианта сценария после первого варианта, и он менялся, и я менялась. Сейчас он именно такой, каким хотелось его сделать. 

А если бы это было раньше, я была моложе, больше боялась людей. Я была не готова за такой проект взяться. Поэтому он и не приходил. То есть всё происходит всегда вовремя. 

— Твой фильм получил награду за лучший полнометражный фильм от Юношеского жюри конкурсной программы Berlinale Generation 14plus Берлинского международного фестиваля. После этого о тебе начали много писать. Помогло ли это в плане карьеры? Может, появились новые предложения? 

— Я пока что не почувствовала разницу, если честно. Правда. Не знаю, почему. Возможно, из-за того, что такое время. Этот год очень странный, и эта наша премьера тоже странная, которая проходила в онлайне, а это вообще какой-то параллельный мир. Вот у меня впечатление от этого года, что половина событий происходила в какой-то параллельной реальности, и я не ощущаю, что они настоящие, по сути.

Это очень странное время, в котором мы живем. Мне хочется, чтобы какое-то количество людей увидело фильм в кинотеатрах, и возможно, потом будет мощный диалог со зрителем. Меня это сейчас больше всего интересует. 

Может быть, кто-то что-то и будет предлагать, посмотрим. Но я еще такой режиссер… Я бы не смогла сделать то, что человек бы хотел, чтобы я сделала. Я смогла сделать только то, что я умею. То есть такое кино, как "Стоп-Земля", или что-то подобное. Только в такой эстетике и методике мне интересно работать.

Прямой эфир