Украина наш дом

"Взгляд с Банковой" с Леонидом Кравчуком: как прекратить огонь на Донбассе и нагнетание ситуации в ОРДЛО

"Весь демократический мир сегодня — на стороне Украины. Представители США, ЕС, НАТО требуют от России остановить провокации и вернуться к соблюдению режима тишины на Донбассе", — отмечает, комментируя последние заявления мировых лидеров, глава украинской делегации в Трёхсторонней контактной группе (ТКГ) Леонид Кравчук.

Исчерпаны ли дипломатические возможности решения ситуации на Донбассе? Есть ли будущее у Нормандского формата, и какие пути модернизации Минских договорённостей сегодня видит Украина? Об этом и не только — в программе "Взгляд с Банковой" с Леонидом Кравчуком.

Ведущая программы — Дарья Вершиленко.

Всё чаще звучит мнение о том, что дипломатические возможности решения конфликта на Донбассе себя исчерпали. Вы с этим согласны?

— Нет. Я понимаю, что люди хотят результата. Я его тоже хочу. Но сказать, что всё уже в тупике и всё заблокировано, — это не соответствует действительности. Работает Трёхсторонняя контактная группа, встречаются политические советники "нормандской четвёрки". Не все вместе, но встречаются и лидеры "нормандской четвёрки". Вот вчера встретились президент Украины Владимир Зеленский и президент Франции Эммануэль Макрон и в формате видеоконференции с канцлером Германии Ангелой Меркель.

То есть работа идёт, встречи идут, переговоры идут. Конечно, нет того результата и той эффективности этих переговоров. Это отмечают все, это очевидно.

Но переговоры идут. И сегодняшняя позиция Европы, позиция НАТО, позиция Соединённых Штатов Америки, если их рассмотреть как единое целое, то вывод один: демократический мир — на стороне Украины. Все требуют от России прекратить провокации, прекратить огонь и соблюдать режим тишины на Донбассе, не провоцировать ситуацию на границе с Украиной, отвести свои войска.

Мир говорит России — остановитесь, потому что это опасно не только для ситуации на Донбассе или для Украины, это опасно для Европы и всего мира.

То есть надо смотреть на ситуацию шире. Когда я прочитал решение Джо Байдена о введении чрезвычайной ситуации в США в связи с угрозой, которая идёт стране от России, то это серьёзно, очень серьёзно. Соединённые Штаты Америки сказали — мы больше не позволим России так действовать, мы потребуем от неё выполнения международных норм.

То есть ситуация в Украине складывается таким образом, что мир на стороне Украины. А теперь посмотрите на украинские действия. Ранее в политике нашей страны я не видел такой результативной активности, какую сегодня ведёт президент Зеленский. Визит в Турцию, визит во Францию и параллельно идут заседания СНБО Украины, на которых принимаются колоссально важные решения — как остановить "пятую колонну" в Украине, как остановить разграбление украинской собственности и т.д.

Как мы видим, Украина постоянно сейчас показывает, что она действует в плане договорённостей и будет всегда готова, если потребуется (не хотелось бы это говорить) дать отпор любому, кто попытается расширить агрессию на нашей земле.

— Почему на Донбассе перестали действовать дополнительные меры по прекращению огня, которые согласовали в июле 2020 года?

— Есть одна деталь. На прошлое заседание ТКГ я подготовил официальный документ, который называется "О задействовании координационного механизма реагирования на нарушения прекращения огня". На семь пунктов. Это отдельный документ.

Но мы не говорили о том, что должен быть принят только наш документ. Выступая, я сказал: "Есть рабочая группа. Мы подаём свой документ в рабочую группу, подают другие участники ТКГ, и рабочая группа отрабатывает единый документ, который усилит контроль, ответственность и действенность наших мер по совершенствованию механизма". Но Россия отказалась. Даже не могу понять — почему. Потому что политики в этом вопросе не было, мы очень аккуратно всё сделали. Но отказалась.

Я к чему это веду. Чтобы у нас была полная ясность. Россия не хочет мира. Россия делает всё, чтобы заблокировать любые шаги.

Вот смотрите: приглашали, была возможность переговорить с Путиным в Париже. Он отказался. Есть заявление Зеленского о том, что надо собрать "нормандскую четвёрку" и обсудить вопросы, как реанимировать "нормандский процесс", как имплементировать договорённости, которые были достигнуты в Минске. Необходимо обсудить новые предложенные кластеры как шаги по урегулированию ситуации (речь идёт о мирном плане по Донбассу, разработанном Францией и Германией, и поддержанном Украиной, — ред.). Потому что у нас есть разные точки зрения по этим документам. Но нет ответа. Россия делает вид, что и кластеров нет.

Вот на 19 апреля запланирована встреча политических советников глав стран Нормандского формата. Ну, посмотрим. Может, они договоряться о чём-то, о дальнейших шагах. Потому что ситуация крайне тяжёлая, напряжение высокое. Но мы же не можем закрывать глаза на те последствия, к которым приводит такая ситуация.

Киев хочет, чтобы усилилась роль ОБСЕ в вопросе контроля за режимом тишины на Донбассе. Вы можете рассказать детально о этой идее?

— Нужно сделать лишь одно: открыть [оккупированную] территорию для допуска Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Но ОРДЛО их не пускают. При этом сами говорят о важности миссий ОБСЕ с точки зрения фиксации нарушений, а широкого доступа на территории не дают. То есть говорят одно, а делают абсолютно противоположное.

Второе. СММ ОБСЕ — одна миссия на два региона — Донецкую и Луганскую области. Но как она может уследить за такой территорией? В этой связи мы постоянно говорим: Украина открыта для любых международных организаций, у нас такое взаимодействие урегулировано законом. Но ОРДЛО отказываются пускать эти международные организации на свою территорию.

— Какие актуальные предложения Украины по модернизации Минских договорённостей?

— Есть кластеры, подготовленные Германией, Францией, с участием Украины, они переданы в Россию. Это отдельный большой документ (вернее, его проект), его надо отдельно рассматривать. Пока не будет всеми сторонами согласован документ, мы не можем открыто его обсуждать.

И вот 19 апреля соберутся политические советники лидеров стран Нормандского формата, обсудят эти кластеры и скажут, что их можно рассматривать на уровне "нормандской четвёрки" — вот тогда можно брать эти кластеры и пункт за пунктом обсуждать, в том числе, и на телеканале "Дом".

— Мы получаем сообщения из Донецка. И там якобы мешками с песком закладывают важные здания, работников предприятий обязали подготовить в порядок бомбоубежища, нам и соответствующие фото присылают. Вы можете обнадёжить дончан, что Вооружённые силы Украины не пойдут в наступление?

— Философы говорят: факты — упрямая вещь. Я задаю вопрос: были ли случаи на Донбассе, когда украинская армия первой пошла в атаку? Мы постоянно отбиваем атаки, мы постоянно защищаемся от агрессора. И сейчас у Украины в политических документах, согласованных на всех уровнях, в программе нашей делегации в ТКГ и слова нет о том, что украинские войска могут пойти в наступление, это исключается.

Донецк, апрель 2021 г.
Донецк, апрель 2021 г.

Мы говорим одну и ту же фразу: мы будем защищать свою землю, если враг осмелится напасть в широком масштабе на Украину. Но мы нападать не будем.

Взять одну деталь. Если посмотреть историю России, то она суммарно воюет 150 лет. Она уже не видит другого пути решения вопроса — только войны. А Украина никогда не нападала, Украина защищалась.

— А что тогда означают эти мешки с песком? Это спецоперация, учения — или что это?

— Это как вопрос с мальчиком. Погиб мальчик, к сожалению. Каждый нормальный человек сожалеет о смерти ребёнка. Была смерть. Но причём тут Украина, когда по всей территории лежат бомбы, гранаты, ребёнок может случайно зацепиться, но обвинили Украину.

Теперь им надо продемонстрировать мешки, мол, видите, мы уже готовимся, мы чувствуем, Украина скоро нападёт. То есть нагнетают.

Россия хочет Украину представить агрессором. Но это же враньё. И все в мире это знают. Все им об этом говорят прямо в глаза. А они, вроде, не слышат, не видят, не хотят обсуждать никаких вопросов, только один: соглашайтесь на наши условия, не сделаете — мы будем расширять агрессию. Не сделаете — будем стрелять. Ну, это же не переговоры, это же давление.

Прямой эфир