Украина наш дом

"Взгляд с Банковой": открытие КПВВ и ближайшие переговоры Путина с Байденом и Зеленским обсуждаем с Алексеем Арестовичем

Когда ОРЛО откроет свои контрольно-пропускные пункты на линии соприкосновения в районе КПВВ "Счастье" и КПВВ "Золотое". Как обстоят дела с согласованием механизма контроля за количеством обстрелов на Донбассе. На каком этапе находятся переговоры Банковой и Кремля. Об этом и не только — в программе "Взгляд с Банковой" со спикером украинской делегации в Трёхсторонней контактной группе (ТКГ) Алексеем Арестовичем.

Ведущая программы — Анна Нитченко.

— По итогам последнего заседания ТКГ вы сообщили, что стороны подтвердили гарантии безопасности для открытия КПВВ "Счастье" и "Золотое". Понятно ли, когда именно произойдёт открытие линии соприкосновения со стороны ОРЛО (отдельных районов Луганской области)?

— Трудно сказать. Дело в том, что эта же история повторяется. Так, 9 ноября 2020 года при помощи международных посредников в ТКГ были получены все гарантии на открытие всех КПВВ с 10 ноября. Но с тех пор с украинской стороны все семь КПВВ на Донбассе открыты. С 8 утра 10 ноября. И до сих пор они открываются ежедневно.

Более того, основным фактором, подтверждающим практическую возможность работы КПВВ "Счастье" и "Золотое", является то, что через них чуть ли не каждую неделю проходят гуманитарные грузы ООН и Международного Комитета Красного Креста. Но мы видим, что российская сторона, не выполнив свои обязательства 10 ноября, до сих пор продуцируют какие-то нелепые отговорки, по причине которых КПВВ нельзя открыть полноценно.

То есть гуманитарный конвой проходит туда и обратно каждую неделю, а вот все остальные граждане Украины, которые находятся по обе стороны линии фронта, почему-то не могут их пересечь.

Чем только они это не объясняли. То они не могли открыть, потому что не согласовано место разворота автобуса, то непонятно, кто щебёнку будет подсыпать на дорогу. По качеству всех этих аргументов понятно, что задача была заморозить это всё. Не дать возможности открыться.

Но с тех пор на КПВВ "Счастье" и "Золотое" побывали послы, лидеры многих стран, представители международных организаций. Они ещё раз подтвердили, что с нашей стороны всё сделано, всё открыто.

И вот наконец-то с апреля в ТКГ снова интенсифицировался этот процесс, и стороны дали согласие. Крайней отговоркой россиян было соблюдение гарантий безопасности. Ну, вот мы дали эти гарантии безопасности на КПВВ. Они бессрочные, и не касаются конкретного времени суток, а действуют всё время по новой договорённости.

То же самое подтвердили на заседании ТКГ 19 мая. И российская сторона подтвердила эти гарантии. Это, в принципе, очень серьёзный шаг в пользу продвижения к открытию. И даже координатор ОБСЕ в ТКГ посол Тони Фриш заявил, что поедет, посмотрит, и вынесет объективную оценку готовности. Хотя что там выносить, если проходят гуманитарные грузы каждую неделю, мне не до конца понятно.

Ну, допустим, ему надо вынести свою оценку. То есть мы делаем шаг, и появилась призрачная надежда, что откроется линия соприкосновения. Но тут же есть и опасение. Мы же имеем дело с россиянами. Мы знаем, кто они такие. Можно обо всём договориться, а потом они сорвут всё за час до открытия. Точно так же, как было 10 ноября, когда всё было абсолютно договорено, подтверждены все гарантии письменно, устно, многократно повторено, засвидетельствовано международными организациями и самой ОБСЕ. Бац — и сорвалось.

Мы испытываем осторожный оптимизм, не хотелось бы излишне обнадёжить людей, чтобы всё потом сорвалось. Но действительно такое произошло.

— А как обстоят дела с согласованием механизма контроля за соблюдением огня? Потому что в адрес нашей программы приходит один и тот же вопрос от зрителей с Донбасса: что должно произойти, чтобы число обстрелов снизилось?

— Здесь нужно решение одного человека в Кремле, чтобы оно снизилось. Но он почему-то не хочет принимать такое решение. Очевидно, думая, что военное давление на фронте позволит нам и западным партнёрам подвинуться в наших принципиальных позициях.

Наша делегация не стоит на месте, понимая всю сложность беседы и попытки примирения с людьми, которые не хотят с тобой примиряться. Тем не менее, мы ищем способы. И вот на заседании 19 мая были достижения и в этом направлении.

Чтобы понять суть нашей инициативы, немножко технически объясню. В декабре 2019 года на саммите лидеров Нормандского формата в Париже договорились о 19 участках разминирования. Большинство из них — рядом с КПВВ. Также они касаются объектов критической инфраструктуры, например, тех же кладбищ, которых 86 на линии разграничения.

Кроме того, есть заминированные участки, которые задействованы в ремонтах объектов газо-, водо- и электроснабжения. И чтобы ремонтные бригады могли выехать на них в случае повреждения, предварительно работают сапёры, разминируют эти территории. Типичный пример — необходимо восстановить газораспределительную станцию в Марьинке, от которой зависит 20 тыс. человек, которые без газа живут с 2015 года. Мы провели анализ, и оказывается, большинство этих объектов инфраструктуры находятся как раз на участках разминирования.

И наша инициатива заключается в том, чтобы не идти параллельными треками, согласовывая две разные дорожные карты, а объединить их в одну — и 19 утверждённых участков и участки объектов инфраструктуры. Мы предложили россиянам соединить это в одну дорожную карту, календарно её закрепить и всерьёз двинуться к тому, чтобы улучшить гуманитарную ситуацию на линии соприкосновения, причём по обе линии фронта.

Они взяли паузу. Сейчас сказали: мы подумаем, надо ли нам это, и в каком виде нам это надо. Но такая инициатива с нашей стороны прозвучала.

У нас выработалась стратегия, что практически на каждом заседании ТКГ мы выдвигаем новые инициативы, на которые они должны реагировать. И это не ради красного словца, инициатива не ради инициативы, а для того, чтобы реально двигать их по пути мирного урегулирования и выполнения тех договорённостей, которые были достигнуты, например, в Париже в 2019 году.

Ведь в Париже были согласованы эти участки разминирования, прекращения огня и так далее. И Россия декларирует приверженность этим соглашениям, а на практике как бы буксует всю эту историю, к сожалению.

— У вас есть информация о согласовании возможной встречи Зеленского и Путина, на каком этапе переговоры Банковой и Кремля?

— На пресс-конференции 20 мая президент Владимир Зеленский сказал, что он работает над встречей с Путиным, ему она нужна для того, чтобы интенсифицировать мирный процесс. И в Кремле подтвердили косвенно, что да, такая встреча готовится. Более подробной информации в настоящий момент, к сожалению, нет, но сам факт подтверждения со стороны Кремля — это уже значительный прогресс.

И не забываем, что будет встреча Байдена и Путина, на которой тоже будет решаться, в том числе, украинская повестка. Эта повестка согласовывается с Офисом президента Украины очень плотно сейчас. То есть нельзя говорить, что американцы там без нас хотят договориться. Нет, мы в очень тесной связи с американской администрацией, обеспечиваем наши национальные интересы. Возможно, продвинется что-то после этого.

— На ваш взгляд, каковы могут быть результаты встречи Путин — Зеленский?

— Всё зависит от суммы многих факторов. Россия идёт на разрядку по отношению к Западу, в треугольнике НАТО — Китай — Россия. За это идёт сейчас борьба, в том числе в новой американской администрации. Также один из ключевых — украинский вопрос.

Результатом, думаю, может быть обмен пленными. В целом процесс мирного урегулирования, открытия КПВВ, прекращения огня и так далее.

Но я не хотел бы обнадёживать. Ведь уже сформировалась иная проблема, которая останется навсегда — россияне потратили на создание так называемых "ЛНР" и "ДНР" 8 лет, миллиарды долларов, потеряли миллиарды из-за санкций, тысячи жизней. И они вряд ли так просто откажутся от этого инструмента.

Главный политический трек россиян: сделать так, чтобы мы вступили в прямые переговоры с так называемыми "республиками". Россия тогда сразу становится посредником, а не участником конфликта, и как бы не нарушала международное право, как бы и ни при чём. Поэтому типа — снимайте санкции и всякое такое.

Но Запад тоже не однороден, на Западе тоже есть силы, которые тоже этого хотят. И нам приходится крепко отстаивать свои национальные интересы, это непросто. Пока видите, даже позициями коллективного Запада не получается сдвинуть Путина с занимаемых позиций. Было бы наивно ожидать, что ТКГ с этим справится, но мы работаем, и какие-то, хоть и малые, успехи в настоящий момент имеем. То есть наша работа не зря проходит.

— Тема последней недели: намерение оккупационных администраций в ОРДЛО захватывать пустующую недвижимость. Она вызвала резонанс по обе стороны линии соприкосновения. Какова позиция Украины по этому вопросу?

— Для нас это неприемлемо. Вопрос поднимался на ТКГ в экономической подгруппе, идёт дискуссия. Мы предупреждаем о международных правовых последствиях, которые могут наступить вследствие этого. МИД очень активно работает. И Офис президента считает это одним из дестабилизирующих серьёзных факторов, который вместе с раздачей паспортов, рублёвой зоной и прочим носят характеристики ползучей аннексии.

Мы собираем эти аргументы, подаём соответствующие ноты. И для нас, как для международного сообщества, это становится дополнительным материалом, который закрепляет санкции, и возможно, приведёт к их усилению. По крайней мере, не даёт их снимать.

Наши партнёры полностью понимают, о чём идёт речь. Термин "ползучая аннексия" звучит всё чаще. Думаю, на это укажут Путину и на встрече с Байденом. И президент Зеленский поднимет эту тему.

А пока готовится ряд заявлений МИДа, которые фиксируют это чётко, как недружественный акт очередного вмешательства во внутренние дела Украины, продолжение оккупации, доказательство эффективного контроля российских оккупационных властей на территории Украины. Всё это станет предметом разбирательств в международных судах, в международных организациях, ООН, ОБСЕ и так далее. Ну и, безусловно, двухсторонних отношений. Это аргумент, который ухудшает позицию России в мирном урегулировании. Это чётко дают понимать те же Франция и Германия.

По поводу встречи Путин — Байден. Думаете, это будет ещё один шаг к санкциям или какие-то другие будут результаты?

— Посмотрим, о чём они договорятся. Декларированное снятие санкций за "Северный поток-2" показывает, что американцы сделали шаг для разрядки. А произошло это заявление после встречи госсекретаря США Энтони Блинкина и главы МИД РФ Сергея Лаврова. То есть никогда не бывает чистого давления, будет на что-то размен. Я не думаю, что пострадают наши национальные интересы. Доказательством этому является, что Республиканская партия в Соединённых Штатах заявила о протестах, а сенаторы хотят всё-таки прекратить деятельность "Северного потока-2". Ну и сама администрация президента США подтвердила, что санкции снимаются с персоналий и с руководства проекта "Северный поток-2" с германской стороны, но всё равно Америка против потока. То есть делаются реверансы под встречу Путин — Байден.

Чем это конкретно закончится — посмотрим, но американцы, когда были в Киеве, дали нам очень чёткие сигналы в пользу защиты наших национальных интересов. Здесь мы не боимся. Те же сигналы идут от Франции и так далее. Поэтому, в принципе, у нас сдержанно оптимистичные сейчас настроения.

Прямой эфир