Украина наш дом

Укрепление границ Украины: интервью с главой комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности Александром Завитневичем

Александр Завитневич и Алена Черновол. Фото: kanaldom.tv

Россия наращивает боевую подготовку на оккупированной части Донбасса. Так, в Луганске и Донецке начались масштабные военные учения с привлечением резервистов. По данным Главного управления разведки Минобороны Украины, мероприятия контролирует комиссия 8-й общевойсковой армии Южного военного округа Вооруженных сил РФ. Также привлечены пропагандистские СМИ для распространения фейковых новостей.

Возможность дальнейшего вторжения России на территорию Украины в программе  "Украина на самом деле" телеканала "Дом" обсуждаем с председателем комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Александром Завитневичем.

Ведущая программы — Алена Черновол.

— Ваша оценка: что сейчас происходит на наших границах относительно скопления российских войск?

— Во-первых, хотел бы отметить, что эти скопления техники, ее перемещение возле нашей границы на расстоянии 100-200 км — это все отслеживается разведкой, отслеживается Вооруженными силами Украины. У нас есть снимки и цифры.

Во-вторых, с 2014 года наши Вооруженные силы уже научились воевать и давать отпор.

При этом речь идет не только о противодействии вооруженной агрессии. Ведь сегодня в оружие наш противник может превратить все что угодно, — и газ, и беженцев. И сегодня мы можем вычленять все эти вещи и предупреждать их.

— При этом спикеры России утверждают, что это Украина "провоцирует" и собирается "силовым методом решить ситуацию на Донбассе". Как нам на это реагировать?

— Такие заявления с их стороны звучат постоянно. Под эту тему из уст того же [пресс-секретаря президента РФ Дмитрия] Пескова звучат заявления по поводу открытых переговоров с псевдореспубликами, прямого диалога с ними.

Вариант давления России на западных партнеров — через газовую трубу. Мол, либо агрессия против Украины, либо труба и газ в Европу. Это в том числе относительно сертификации "Северного потока-2" и запуска этого российского газопровода.

— Помимо всего прочего, Песков уже прямо говорит, что выполнение Минских соглашений — вот гарантия безопасности для Украины. Они таким образом нас к чему склоняют? К какой-то своей трактовке Минских договоренностей?

— Это топтание на месте. Россия постоянно говорит, что не является участницей этой войны. И из-за этого в том числе нет подвижек в переговорах в рамках Трехсторонней контактной группы.

Мы постоянно пытаемся Россию вернуть в международное право, и не оттягивать процессы мирного урегулирования ситуации на Донбассе.

— Тем не менее допускаем ли мы возможную дестабилизацию со стороны Российской Федерации?

— На вопрос "будет или нет, и чего ожидать" — нет конкретного ответа. Потому что никто не знает, что в головах у россиян, и у Путина конкретно. Никто не знает.

Но нам как государству нужно быть готовыми ко всему. И не только Вооруженным силам. С началом войны у нас люди немного изменили мышление. И мы можем говорить, что намного больше людей стали украинцами. Намного больше. И принятый закон о территориальной обороне — это о фидбеке, который идет от людей. Да, пока нельзя говорить, что это огромная победа. Но раньше о такой инициативе даже не говорили. Но это крайне важно и нужно.

— Помимо санкционного давления со стороны наших западных партнеров. Кто и чем нам сможет помочь действительно?

— О чем мы можем уверенно говорить — это экономическая помощь и оружие.

Мы видим реальный результат визита Владимира Зеленского в США. Это дополнительная помощь, реальное вооружение. И наши партнеры готовы и в дальнейшем нам помогать. И в этом году все увидели уже иную реакцию наших западных партнеров. На деле — это экономика, и на деле — это по вооружению.

После каждых совместных военных учений мы слышим одобрительные отзывы о наших военных от не просто штатных подразделений, а от международных коучей, тренеров, от людей, которые имеют подготовку наивысшего уровня.

— Ситуация на границе с Беларусью. Что нам делать там? Это же более тысячи километров. Мы уже слышали просчеты касательно укрепления границы, что это будет стоить около 17 млрд грн.

— Да, нужно и усиливать. Потому что на основном по длительности участке наша граница с Беларусью — это столбики, разделительная полоса, и больше ничего. Есть, конечно, пограничные патрули еще…

Вот когда только летом начали поступать сигналы о возможном кризисе на границе с Беларусью, наш комитет Верховной Рады совместно с пограничной службой разработал законопроект о внесении изменений в закон "О Государственной пограничной службе Украины". Это о применении оружия при задержании, это о применении дополнительных мероприятий к принуждению. Законопроект утвердила Верховная Рада, и мы эту инициативу начали имплементировать. Это реальный инструмент, который позволит пограничникам действовать, применять и защищать, в том числе — себя.

Пограничники — это первая линия обороны. Поэтому сейчас будут дополнительно выделены средства для пограничников, для усиления границы.

Много есть вопросов по границе. Мы постоянно их поднимаем. Это и демаркированные участки, и земельные вопросы по этим территориям. Многие вещи.

Кто-то сейчас вспоминает "стену" господина Яценюка, и о том, сколько средств на это было выделено, а в итоге вышел небольшой "пшик". Если сейчас мы это будем делать, то нужно просто брать, строить и делать, согласно всем стандартам, которые мы уже понимаем. У нас есть опыт войны, и уже есть понимание не просто на уровне "колючая проволока". Нет, граница — это уже намного более сложное инженерное сооружение, оборудованное многими вещами.

— Учитывая дружественный союз Лукашенко и Путина, мы сегодня понимаем, что у нас помимо восточной границы Украины в опасности может оказаться и северная.

— Конечно, угроза всегда есть. И мы это видели в том числе во время белорусско-российских учений "Запад-2021", которые проходили в сентябре. И российские учения весной — на базе оккупированного Крыма.

Проанализировав эти учения, мы это также учли в вопросе усиления наших границ. В координации разных видов вооруженных сил или разных сил безопасности и обороны.

Читайте также: Будут ли применять оружие против мигрантов на границе с Беларусью — ответ Госпогранслужбы

Прямой эфир