Украина наш дом

"Украденные" казармы: новые факты расследования "Право на право" о хищениях в армии

Недостроенные казармы. Иллюстрация: kanaldom.tv

Бизнесмены и чиновники, которых обвиняют в массовом разворовывании на строительстве жилья для солдат — на скамье подсудимых. Ранее мы рассказывали, как строительство 184 казарм улучшенной планировки, предназначенных для солдат-контрактников, превратилось в клубок коррупционных схем. Почти в каждой области страны открыты уголовные производства.

Из выделенных на проект более 2,5 млрд грн уже потрачены практически все деньги. А достроена и введена в эксплуатацию лишь половина казарм. Как установило следствие — остальное разворовали. Какие важные детали были выявлены в ходе следствия, кто из чиновников входил в преступные группировки, и какую роль сыграл технический надзор — об этом в расследовании журналистов "Право на право" телеканала "Дом".

А если бы не воровали

Не казармы, а общежития. Не старые скрипучие кровати вдоль стен, а современные — с ортопедическими матрасами. По 5 человек в комнате. Новое жилье для солдат-контрактников больше похоже на однокомнатные квартиры, с собственной кухней, ванной, душем, а главное — современным ярким ремонтом. Хорошее добротное жилье для армейцев должно было способствовать желанию молодых ребят служить в украинской армии, и быть примером заботы о служащих со стороны государства.

Так должно было быть. Но новоселья дождались не все. Закончены и сданы в эксплуатацию только 93 казармы из 184.

"Для программы строительства казарм была выделена значительная сумма средств, в том числе и из фонда арестованного имущества бывшего президента Украины Виктора Януковича. Планово предусматривалось строительство этих казарм в течение 7 месяцев, срок — 200-210 дней. Эти казармы строились в 21 области", — говорит начальник следственного отдела Государственного бюро расследований (ГБР) Вадим Приймачок.

А сегодня почти в каждом регионе Украины идут судебные процессы по рассмотрению дел о хищении выделенных на строительство казарм денег.

Кто наживается

В Заводском районом суде города Николаева сейчас рассматривается одно из таких дел.

Владимир Смирнов — владелец и директор фирмы "Вестбуд Плюс". Именно его предприятие в 2018 году выиграло тендер на постройку казарм в Очакове Николаевской области. Коммерсанты получили аванс — почти 6,5 млн грн. Из них, как установило следствие, 3,2 млн грн украли, а жилье так и стоит недостроенным.

Сегодня Владимир проходит по делу как обвиняемый. Организацию преступной схемы списывает на других.

"Ко мне подошли знакомые ребята, и сообщили, что есть хороший подряд. Мол, мы бы хотели всё это выполнять, но у нас нет условий — нет фирмы, нет лицензий, нет того, того. Не могли бы вы нам поспособствовать? Я, за соответственный подрядный процент, согласился", — утверждает обвиняемый в уголовном производстве о разворовывании средств при строительстве казарм Владимир Смирнов

Владимир Смирнов. Фото: kanaldom.tv

Вину Смирнов перекладывает на "знакомых ребят" — Екатерину Поварницину и Юрия Смыкова. Екатерина по доверенности представляла фирму "Вестбуд Плюс" в Николаеве, так как локально предприятие находилось в Киеве. Свою вину она также не признает.

"Я не имела права подписывать ни один документ, не имела права нанимать сотрудников, контролировать рабочий процесс", — заверяет обвиняемая Екатерина Поварницина.

По словам Екатерины, ее функция заключалась в обычной пересылке документов. И выглядела так: от прораба ей на электронную почту приходили документы, в которых указывались объемы выполненных работ, она их отправляла фирме "Вестбуд Плюс". Там уже документы оформлялись и в конверте обычной почтой отправлялись Екатерине в Николаев. Она же отдавала их заказчику — территориальному квартирно-эксплуатационному управлению.

"Документы все должны быть приняты и переданы на совещании. Я отдавала документы, которые уже были сделаны, с подписью и печатями, так называемые акты выполненных работ. Я отдавала то, что мне присылали. Я даже не вникала в суть", — рассказывает Екатерина.

Екатерина Поварницина. Фото: kanaldom.tv

Но по версии Владимира и следствия, именно Екатерина завышала объемы строительных работ, из-за чего Министерство обороны переплатило 3,2 млн грн за работу, которую на самом деле никто не делал. А сам Владимир Смирнов якобы об этом не знал.

Юрия Смыкова следствие обвиняет в том, что он присвоил деньги фирмы "Вестбуд Плюс", которые та получала от Минобороны. Но он все отрицает. Говорит, само руководство фирмы, получая авансы от министерства, просто тратило деньги на свое усмотрение.

"На фирму "Вестбуд Плюс" пришли деньги — 5 млн грн с чем-то. Они должны были за эти деньги по безналичному расчету закупить материалы и производить строительство, но они эти строительные материалы использовали по собственному усмотрению. То есть они, наверное, дома, дачи строили, куда-то еще использовали, но они это не использовали для строительства казарм", — поясняет обвиняемый Юрий Смыков.

Юрий Смыков. Фото: kanaldom.tv

Екатерина Поварницина также уверена, что фирма "Вестбуд Плюс" обналичивала и спускала деньги на фиктивные фирмы.

На сегодня все трое проходят по делу как обвиняемые по трем статьям Уголовного Кодекса Украины:

  • ст. 366 — служебный подлог;
  • ст. 367 — служебная халатность;
  • ст. 191 — присвоение, растрата или завладение чужим имуществом путем злоупотребления служебным лицом своим служебным положением.

По всей стране

Существует еще несколько фирм-подрядчиков для строительства казарм. Например, "Первая строительно-монтажная группа". Зарегистрирована она в Киеве, по адресу: Печерский спуск, 5. В этом здании находится Центральная специализированная библиотека для слепых им. Островского. По словам директора библиотеки, эту небольшую комнатушку предприятие делит с еще одним арендатором.

"Строительно-монтажной группы" здесь никогда не было, она здесь как субарендатор", — констатирует директор библиотеки.

В 2018 году эта фирма взялась строить казармы улучшенной планировки в Ужгороде Закарпатской области стоимостью 13 млн грн. Получила предоплату 1,3 млн грн для закупки строительных материалов. Но работы не выполнила. Поэтому Хозяйственный суд Киева вынес решение — взыскать с предприятия почти 1,5 млн грн и вернуть государству.

В поселке Великодолинском Одесской области в обычной жилой квартире можно найти предприятие "Укрпромстрой", которое тоже в 2018 году взялось сооружать жилье для военных. Директора фирмы Романа Чухрия следствие обвиняет в присвоении более 9 млн грн на возведении казарм в Подольске и в Великомихайловке Одесской области. Объяснить свою позицию Роман отказался.

"Я буду озвучивать свою позицию в суде. И отстаивать ее в суде. А озвучивать публично я не буду", — сказал директор фирмы "Укрпромстрой", которого обвиняют в присвоении денег в особо крупных размерах.

В пгт Черноморском Одесской области тоже должны были жить военнослужащие.

Директор Территориального управления ГБР в Николаеве Дмитрий Тытор рассказал о масштабах разворовывания непосредственно на месте строительства казарм.

"По документам казарма должна быть уже полностью законченной. У нее должно быть уже готово всё. Вплоть до переключателей, розеток, все светильники, лампы. А ничего не готово, вместо дверей решетка, и вообще непонятно, что там внутри", — говорит Дмитрий Тытор.

Дмитрий Тытор рядом с недостроенной казармой. Фото: kanaldom.tv

На постройку именно этих казарм было выделено свыше 30 млн грн. Треть из которых просто украли — утверждает гособвинение.

"Было установлено путем проведения экспертиз и других следственных действий, что завышение работ было фактически на более чем 11 млн грн", — продолжает директор теруправления ГБР в Николаеве Дмитрий Тытор.

Какой казарма должна быть. Фото: kanaldom.tv
Как сейчас выглядит объект. Фото: kanaldom.tv
Как сейчас выглядит объект. Фото: kanaldom.tv

Стены казарм в Черноморском возводило предприятие "Проект-Актив". Но кроме этого, предприятие еще взялось за постройку казарм в Донецкой области — Бахмуте и Мариуполе. Тому, с каким успехом фирма заключает договоры, можно только позавидовать. Из информации на сайте ProZorro, только за один день, 7 июня 2018 года, фирма заключила сразу 7 договоров на общую сумму 101 млн грн с Восточным территориальным квартирно-эксплуатационным управлением (ТЕРКЭУ) Минобороны. На следующий день коммерсанты приехали в Южное территориальное КЭУ, и еще там заключили 2 договора на почти 40 млн грн. Все работы должны были быть закончены до конца 2018 года. Результаты этого сотрудничества — сплошной недострой, открытые уголовные производства и миллионы гривен убытков.

"Строились казармы в Бахмуте и Мариуполе. Общая сумма убытков — около 22 млн грн", — сообщил прокурор Спецпрокуратуры в военной и оборонной сфере Объединенных сил Александр Зубко.

Александр Зубко. Фото: kanaldom.tv

Схема разворовывания

Как установлено следствием, в большинстве случаев схема разворовывания бюджетных денег на строительстве казарм была идентична. Как правило, всегда было три стороны. Руководители квартирно-эксплуатационных региональных управлений Минобороны "находили общий язык" с нужными строительными фирмами. Эти фирмы выигрывали соответствующие тендеры. Получали первые авансы, а потом или просто исчезали с деньгами, или же во время строительства завышали объемы выполненных работ. Третья сторона аферы — инженеры технического надзора. Они подписывали поддельные акты. Тем самым подтверждая, что работы якобы завершены качественно и в полном объеме. После чего документы направлялись в казначейство на оплату.

"Отдельный вопрос к работникам технического надзора, потому что за каждым объектом был закреплен человек, осуществляющий технадзор. И без подписи лица, которое осуществляло технадзор, не могло быть выплачено ни копейки из бюджета", — акцентирует начальник следственного отдела ГБР Вадим Приймачок.

Вадим Приймачок. Фото: kanaldom.tv

Инженеры технического надзора обычно есть в штате каждого квартирно-эксплуатационного управления (КЭУ), которое подконтрольно Минобороны. Даже если работает внешний подрядчик, они должны проверять, сколько литров краски потрачено, и действительно ли закуплено такое количество материалов.

"Первое низовое звено — это КЭУ района, которые в своем штате имеют инженеров. Они должны иметь квалифицированное образование, опыт работы. Существуют квалификационные требования по каждой должности, и они, эти инженеры, ответственны за свою подпись", — поясняет эксперт военной юстиции Анатолий Маркевич.

Но в нашем случае штатные инженеры технического надзора не привлекались, а отдельно отбирались на работу в Киеве. Для этой цели Центральным проектным институтом Минобороны специально была создана Группа контроля (ГК) за техническим надзором и мониторингом. Как они сами указывают в показаниях следствию, задача ГК — отбор исполнителей для проведения технического надзора на указанных объектах строительства, то есть непосредственно на местах. Курировал и организовал ГК советник министра обороны на то время Юрий Бирюков. Искали будущих участников группы по знакомым и через социальные сети.

По данным следствия, в данную группу вошли:

  • землеуправитель — Александр Погребиский;
  • дизайнер интерьеров — Дарья Недозим;
  • ранее работавший в проектном офисе реформ Минобороны — Руслан Калайда.

В Группе контроля они занимались курированием нанятого технадзора, формированием отчетов о проделанной работе на строительных площадках, и общим надзором за строительными работами.

"Я был знаком с Юрием Бирюковым, советником министра обороны, советником президента (Петра Порошенко, — ред.). Меня позвали помочь в проекте. Я и еще несколько людей откликнулись", — вспоминает Александр Погребиский.

Он подтвердил, что во время работы в команде действительно были проблемы с завышением объемов работ, но их инженеры технического надзора отказывались подписывать фиктивные бумаги.

"Технический надзор отказывался завышать объемы строительства. Я еще помню, что наша волонтерская группа имела много конфликтных ситуаций с инженером технадзора, дискуссионных вопросов по проекту", — говорит Погребиский.

Александр Погребиский. Фото: kanaldom.tv

Его слова подтверждает директор теруправления ГБР в Николаеве Дмитрий Тытор. После того как действующие инженеры технадзора отказывались участвовать в схеме, руководство КЭУ привлекало дополнительный частный технический надзор. А инженеров из Киева просто не пускали на стройплощадки.

"Инженеры из Киева пытались реагировать, приезжать на объекты, но им всячески препятствовали работники Южного теруправления КЭУ. Они полицию не вызывали, просто фиксировали эти моменты. И внутриведомственными документами докладывали вышестоящему руководству", — рассказывает Дмитрий Тытор.

Все участники группы контроля были допрошены. В уголовных производствах они проходят как свидетели. Роман Калайда в своих показаниях тоже вспоминает ситуацию, когда инженерам всячески препятствовали в проведении технического контроля. Так, в конце 2018 года должностные лица Южного теруправления КЭУ (заказчик работ) не пускали инженера технадзора на объекты строительства.

Бесконтрольность и некомпетентность

Но возникает вопрос, почему преступления не были прекращены, а контроль не был усилен, если специально созданная для контроля и мониторинга организация знала о нарушениях и докладывала об этом своему руководству?

"В том то и дело, что если бы надлежащим образом осуществлялся технический контроль, так как это должно быть по заключенному договору, то это контролировалось бы настолько, что хищение было бы невозможным", — уверен директор теруправления ГБР в Николаеве Дмитрий Тытор.

"Все знают, что Бирюков всем этим руководил. Он был руководителем всей этой структуры смотрящих за строительством казарм. Чем он там занимался, трудно сказать. Почему он на себе замкнул эти полномочия под эгидой, что он волонтер, и волонтеров привлек? На мой взгляд, однозначно,  это была профанация идеи контроля за коррупцией", — считает эксперт военной юстиции Анатолий Маркевич.

Анатолий Маркевич. Фото: kanaldom.tv

Юрист Сергей Горбаченко считает, что одна из причин коррупции — некомпетентность. Он уже обратился в Спецпрокуратуру в военной и оборонной сфере Офиса генпрокурора. В обращении юрист просит прокуроров разобраться в вопросе законности назначения на должность советника министра обороны "лица без высшего образования, а также законности выделения Бирюкову Ю. С. товарно-материальных ценностей Министерства обороны Украины, допуска его к служебной документации МОУ".

В идеале, по мнению юриста, нужно было предоставить оценку действиям Бирюкова, когда он был при власти.

В Минобороны официально ответили, что в соответствии с ч. 3 ст. 12 закона Украины "О центральных органах исполнительной власти", министр самостоятельно назначает персональный состав патронатной службы. Поэтому квалификационные требования к должности советника министра не устанавливаются.

Возможно, и злой умысел

"Бирюков тоже присутствовал на совещаниях и говорил, что он общественник, контролирует с общественной стороны строительство казарм. Все говорили, что он следит за технадзором и нанимает инженеров тоже он", — рассказывает обвиняемая в уголовном производстве о разворовывании средств при строительстве казарм Екатерина Поварницина.

Журналистам программы "Право на право" удалось связаться с Юрием Бирюковым. Он начал утверждать, что никакой Группы контроля за технадзором не было.

Тогда какую роль исполнял Александр Погребиский, Дарья Недозим?

— Они работали в Центральном научном институте проектирования, не в Министерстве обороны. Если они это так называют (Группой контроля, — ред.) — то это они называют. Тогда к ним вопрос, точно не ко мне, как сотруднику Минобороны. Моя работа была — советник министра обороны.

— Вы, как бывший советник министра обороны тех времен, можете сказать, в чем была проблема, почему не было достаточного контроля во время строительства?

— Потому что технический надзор не контролирует расходование средств. Технический надзор поэтому и называется "технический надзор", а не аудит. Технический надзор смотрит исключительно за выполнением технических параметров, и никакого отношения к деньгам не имеет в принципе.

— Волонтеры об этом знали?

— О чем? Что делался служебный подлог? Нет, к сожалению, это никак невозможно было проконтролировать, и слава богу, что полиция их на этом "хапанула". Если бы я знал эту информацию, я бы пошел в полицию и написал бы заявление.

Правоохранительные органы постепенно распутывают этот коррупционный клубок.

Сергей Личик, заместитель руководителя Спецпрокуратуры в оборонной и военной сфере Офиса генпрокурора говорит, что заказчиков уверяли, что работы будут выполнены в дальнейшем.

"Со стороны заказчика — это лица, которые обязаны были проверять объемы и качество выполненных работ. Но, как всегда, казарма находится в одном месте, а субъект контроля — в другом. В основном они даже не выезжали на место проведения работ. Как говорится, на слово верили в то, что им подавал исполнитель работ. Или же поддавались на заверения, что работы будут выполнены в дальнейшем", — считает Сергей Личик.

Сергей Личик. Фото: kanaldom.tv

К ответу в суде привлекают несколько десятков обвиняемых. Это и руководители территориальных квартирно-эксплуатационных управлений, и строители-подрядчики, и инженеры технадзора. Судебные процессы проходят по всей стране. Уже ближайшее судебное заседание запланировано в Приморском районном суде Одессы на 23 сентября 2021 года.

25 уголовных дел

Детальнее о хищениях в оборонной сфере поговорим с исполняющим обязанности директора Государственного бюро расследований (ГБР) Алексеем Сухачевым.

Ведущая программы — Дарья Вершиленко.

Дарья Вершиленко и Алексей Сухачев. Фото: kanaldom.tv

— Есть ли какие-то новые данные по делу строительства казарм для военнослужащих украинской армии?

— Строительство жилья для военнослужащих — это социальный проект, это социальная мера обеспечения нашей армии. На протяжении 7 месяцев 2021 года Государственное бюро расследований проводит следствие по 25 производствам в части, касающейся строительства казарм и жилья для военнослужащих.

25 производств?

—Да, 25 производств. ГБР расследует уголовное производство в трех областных центрах. В Донецкой, Одесской и Запорожской областях. Убытки составляют от 4 до 12 млн грн.

— С чем они связаны?

— Это хищение на этапе завышения стоимости работ, при заключении, при проведении тендерной процедуры и заключении государственного контракта. Это хищение, когда производятся непосредственно строительные ремонтные работы, на моменте подписания актов выполненных работ.

Участники этих противоправных действий — как чиновники Министерства обороны, так и государственные исполнители этой работы, так и коммерческие структуры. 6 обвинительных актов за 7 месяцев 2021 года уже направлены на суд. Суд вынес 1 обвинительный приговор.

Алексей Сухачев. Фото: kanaldom.tv

А как вы думаете, почему такое благое дело, которое находилось под личным патронатом пятого президента Украины, стало в итоге актом просто вопиющей коррупции?

— Следователи и оперативные сотрудники ГБР не только расследуют уголовные производства, но и проводят анализ причин и условий того, из-за чего происходят системные хищения в армии.

— И к чему вы пришли?

— Мы приходим к тому, что есть бесконтрольность со стороны руководящего звена Министерства обороны. Ведь самое главное и важное — не только огласить, что мы будем строить, не только огласить, что мы будем закупать. Самое главное — взять под системный контроль использование бюджетных средств, которые выделяются на целевые программы в армии. Есть руководители Минобороны, есть заместители, которые отвечают за вооружение, за приобретение продуктов питания, за техническое оснащение, за форму и так далее. Есть рядовые исполнители. Вот этим контролем должна была быть пронизана вся вертикаль — до рядового исполнителя в Министерстве обороны и в Вооруженных силах.

— А этого, получается, не было?

Мы видим, что контроль был организован не на достаточном уровне. Налицо человеческая алчность, жадность, сговор с коммерсантами.

Думаю, что чиновники Министерства обороны не совсем до конца понимают, каким образом они должны выполнять свои обязанности, как должны контролировать своих подчиненных, и каким образом они должны организовывать свою работу по сохранности бюджетных средств во избежание тотальных хищений в армии. Недавно президент Владимир Зеленский принял отставку трех заместителей министра. Это решения, которые были приняты по причинам несоответствия данных чиновников занимаемым должностям.

— Еще вопрос по поводу дела о бронежилетах и обысках у Юрия Бирюкова. Что они дали? По мнению следователей ГБР, какая роль Бирюкова во всем этом была?

— Следствие по указанному производству закончено в октябре прошлого года. Сейчас проводится в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом ознакомление с материалами дела всех участников, в том числе и защиты. Мы планируем это производство отправить в суд в октябре.

Что касается Бирюкова. Мы провели все необходимые следственные действия. На сегодняшний день мы не нашли фактических данных об участии в этом преступлении Юрия Бирюкова.

И хочу отметить, что убытки от приобретения этих бронежилетов составили 41 млн грн, что доказано в ходе досудебного расследования.

Читайте также: "Украденные" казармы: кто ворует у военных — расследование "Право на право"

Прямой эфир