Украина наш дом

Там, где нет свободы слова: журналисты Мемедеминов и Асеев вспоминают жизнь в оккупации (ВИДЕО)

Иллюстративное фото: dnepr.info

Попытки публично говорить правду о происходящем в оккупированном Крыму обычно заканчиваются ложными обвинениями в терроризме и тюремном заключением на 20 лет. Среди политических узников Кремля сейчас — 9 гражданских журналистов. В начале марта этот список пополнил корреспондент издания "Крым. Реалии" Владислав Есипенко. Сегодня, 6 июня, в Украине отмечают День журналиста. С телеканалом "Дом" своими историями поделились коллеги, которые, рискуя собственной жизнью, выполняли свою работу там, где нет свободы слова.

До оккупации Крыма Нариман Мемедеминов вёл свой блог в YouTube. А после — снимал и выкладывал в интернет видео обысков в домах крымских татар и "суды" над ними. После марта 2014 года независимых СМИ на полуострове не осталось, именно Нариман стоял у истоков новой профессии — гражданской журналистики.

В октябре 2019 года российский суд приговорил его к 2,5 годам заключения. Обвинив в "публичных призывах к осуществлению террористической деятельности через интернет". 21 сентября 2020 года он вернулся домой. Но заниматься журналистикой ему теперь нельзя.

"Наших ребят — положительных, с активной гражданской позицией, которые несут исключительно благо и добро — арестовывали и обвиняли в каких-то страшных преступлениях, которые они не совершали. И об этом нужно было говорить. Поэтому я брал телефон и шёл на этот "суд", чтобы фотографировать, снимать", — поделился Нариман.

15 лет в тюрьме на неподконтрольной Киеву части Донецкой области за якобы "шпионаж" должен был провести журналист Станислав Асеев. По счастливому стечению обстоятельств ему удалось избежать наказания. Асеев вернулся домой практически сразу после вынесения ему "приговора" — во время взаимного освобождения заключённых 29 декабря 2019 года. До этого были 28 месяцев в застенках тайною тюрьмы "Изоляция". Сам Асеев называет это место современным концлагерем в центре Донецка. Там пытки над людьми стали обыденностью.

"Там целая разветвлённая система пыток. Самый распространённый вариант — пытка электрическим током. Вас могут во время пыток заставить "держать стенку". Это когда человек широко расставляет руки ноги, и так может стоять несколько суток. Фактически, пока ноги не отекут и он не упадёт. Если он падает, его начинают избивать", — рассказывает Асеев.

Владислав Есипенко и ещё сотни  журналистов и активистов оказались за решёткой за смелость и правду. Случаи  задержаний — это демонстрация силы, говорит правозащитница Татьяна Печончик. Оккупационная власть, по её словам, действует дерзко и по классике ФСБ.

"Наша организация только в Крыму зафиксировала около 600 фактов преследования журналистов. Самая большая волна была в 2014-2015 годы. Это было много силовых методов задержания журналистов, когда изымали их имущество, когда пытали", — комментирует Печончик.

За преследование журналистов в оккупированном Крыму украинские правоохранители открыли 22 уголовных производства по 44 фактам. Это и произвольные задержания, нападения, угрозы, ликвидация независимых СМИ, а также блокирование альтернативных источников информации. Такие дела срока давности не имеют, чтобы была возможность в любой момент вернуться к расследованию.

Читайте также: Итоги 6 июня: День журналиста, в ожидании встречи Байдена с Путиным и лечение детских сердец (ВИДЕО)

Прямой эфир