Украина наш дом

Становление Независимости, ядерное разоружение и переговоры по Донбассу: вехи пути Леонида Кравчука обсуждаем с политологом Владимиром Фесенко

Леонид Кравчук. Фото: leonid-kravchuk.com.ua

17 мая в Киеве в последний путь проводили первого президента Украины Леонида Кравчука. Леонид Макарович скончался 10 мая на 89-м году жизни после продолжительной болезни. Об исторической роли первого президента независимой Украины в эфире телемарафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA беседуем с политологом Владимиром Фесенко.

— Леонид Кравчук — многогранная личность. В эти дни идут воспоминания о нем, оценки разные. С одной стороны, он был коммунистом, другие говорят, что благодаря Леониду Макаровичу мы постепенно отходили от Советского Союза, страна стала независимой. Вспоминали и отказ от ядерного оружия и подписание Будапештского меморандума. Ваша оценка масштаба политической фигуры Леонида Кравчука?

— Леонид Макарович был переходной фигурой. В этом его была главная ценность для того исторического момента. Более того, он был оптимальной переходной фигурой для момента перехода от советской Украины к Украине независимой, становлению Украинского независимого государства.

Что касается коммуниста. Понимаете, в 1994 году президентом мог стать только коммунист. Но коммунисты были разные. И очень важно было для того, чтобы Украина с минимальными потерями и быстро стала независимой, то, что во главе государства оказался такой человек, как Леонид Макарович Кравчук. Да, он был коммунистом. Но он был украинцем, в первую очередь. И он еще до 1991 года понял, что есть шанс, чтобы Украина стала независимой. И он в своем стиле постарался сделать так, чтобы это произошло без конфликтов, без внутренних противоречий. Он смог убедить значительную часть коммунистов.

Он умел находить общий язык с представителями других политических сил, в том числе с оппозицией, с национал-демократами, с представителями "Народного руху". И он смог объединить разные части украинского парламента в едином порыве, в едином политическом лагере для провозглашения независимости Украины 24 августа.

Вот способность Леонида Макаровича объединять разных людей, слушать разных людей, находить общие компромиссные решения, это было очень важно для того момента. И компромиссность Леонида Макаровича (что он мог в себе соединять разные политические ипостаси — и коммуниста, и украинца) помогло тому, что Украина получила независимость без больших проблем.

И Леонид Макарович был исторической фигурой не только как первый президент Украины, но и как человек, который заложил основы демократии в Украине. Он был коммунистом, да, но именно при нем после 24 августа была ликвидирована Компартия Украины. Он способствовал формированию многопартийной политической системы в Украине.

Причем, он не стал цепляться за власть, и ушел в 1994 году, после того, как проиграл президентские выборы. В этом плане он сыграл очень важную роль и с точки зрения формирования в Украине демократической конкурентной традиции.

— А насколько был сложен сам тот период, во время которого правил Леонид Макарович, когда только Украина стала независимой?

— Это был период крайне сложный. Конечно, сейчас мы, скорее всего, переживаем наиболее тяжелый, драматичный период нашей истории, когда идет борьба за само будущее Украинского государства. А тогда была неопределенность.

И в таких условиях мог возникнуть риск раскола Украины, как это произошло в соседней Молдове. И мы бы получили образование типа Приднестровья, только в гораздо больших масштабах. Этот риск тогда Леонид Макарович сумел нейтрализовать.

Как, кстати, сумел нейтрализовать и риски, связанные с попытками отделения Крыма. Такие настроения тоже были в начале 90-х годов. Потом при Кучме проявились уже в 94-м году. Но Леонид Макарович смог это нейтрализовать.

Он смог договориться с Ельциным о разделе Черноморского флота. Можно критиковать за то, что он согласился, чтобы в Севастополе осталась военно-морская база Черноморского флота России, но тогда мог быть риск даже военного конфликта. Поэтому компромиссы были необходимы. И на наше счастье, тогда был Ельцин, а не Путин. Но и Кравчук со своими дипломатическими талантами смог преодолеть вот эти проблемы.

Но и, конечно же, уже в период его президентства, после 1 декабря 1994 года, возникли очень острые социально-экономические проблемы. По сути, с 1992 года и до конца 1990-х годов Украина переживала тяжелейший экономический кризис. Особенно тяжелыми были первые годы независимости в 1992-1994 годах. Именно поэтому, кстати, Кравчук и потерял власть. Потому что избиратели были очень разочарованы, недовольны. Понятие "кравчучка" тогда появилось, большая безработица, потеря работы у многих людей, резкое падение доходов. Это было объективно.

Но все-таки тогда за это больше ответственность несло правительство. При Кравчуке, кстати, скорее, была парламентско-президентская система. Президент играл очень важную роль, но все-таки он мало влиял на экономическую политику. Тогда даже были приняты специальные постановления в Верховной Раде о том, что чрезвычайные полномочия в экономике получило правительство. Не президент, а правительство. Поэтому Кравчук, конечно же, пострадал от тяжелой экономической ситуации. Но в политическом плане при некоторых ошибках, которые тогда были, они были неизбежны.

Но его главная историческая роль — что он смог обеспечить процесс плавного мирного перехода к независимой Украине. Эту свою функцию он выполнил эффективно, и вот в этом качестве он и останется в украинской истории.

— Критики Кравчука вспоминают именно ядерное разоружение. И что отказ от ядерной кнопки породил с 2014 года агрессию Российской Федерации, оккупацию территорий. А были ли другие тогда выходы?

— Я советую в этом плане почитать воспоминания (вышло уже несколько книг) Владимира Горбулина — он был автором-основателем Совета национальной безопасности Украины и первым секретарем СНБО. В его воспоминаниях подробно описаны переговоры о безъядерном статусе Украины, о Будапештском меморандуме. И он приводит очень большое количество аргументов. И суть в том, что другого сценария на тот момент не было. Да, можно было поторговаться о более конкретных гарантиях безопасности, о большей цене, чтобы экономически нам больше помогли. Да, здесь, возможно, были недоработки.

Но я напомню, ведь тогда от ядерного оружия отказались под давлением Запада. Это было категорическое условие Запада. Соединенные Штаты, Европа, целые международные сообщества очень боялись, что в процессе распада Советского Союза ядерное оружие в новых независимых государствах может выйти из-под контроля, может попасть к террористам.

Это не было желание России. Россия сама тогда в тяжелом состоянии была. А было очень сильное международное давление. И все постсоветские страны, на территории которых было ядерное оружие, — подчеркиваю, все, кроме России — отдали это ядерное оружие. Не только Украина, но и Беларусь, и Казахстан. Поэтому здесь Украина не была исключением.

Я думаю, на тот момент другого сценария не существовало в природе. И, кстати, да, переговоры в основном шли при Кравчуке, но завершился этот процесс уже при Кучме.

Не было другого сценария развития событий на тот момент. Поэтому не будем фантазировать. Свершилось то, что свершилось.

Другое дело, что это урок на будущее. Нельзя полагаться только лишь на слова о гарантиях безопасности. Нужна конкретика в гарантиях безопасности, и эта гарантия безопасности обеспечивается в первую очередь сильной армией. Это тоже урок. Поэтому уроки, которые мы вынесли, мы уже вынесли после президентства Кравчука. Но эти уроки мы должны четко усвоить, и не повторять тех ошибок, которые были в прошлом.

— Последние годы Леонид Макарович был главой украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по мирному урегулированию конфликта на Донбассе. Когда Леонид Макарович возглавил украинскую делегацию ТКГ, многие вспоминали о нем, как о хитром лисе, который между капельками пройдет. И все рассчитывали, что эти дипломатические способности Кравчука помогут сдвинуть с мертвой точки переговоры по Донбассу. По итогу, это у него получилось?

— Во-первых, отмечу, что он возглавлял украинскую делегацию в уже преклонном возрасте, ведь он был старше Леонида Даниловича Кучмы, который перед ним был главой делегации. И, кстати, Леонид Данилович тоже сыграл очень большую роль в переговорном процессе. Но этот переговорный процесс во многом подорвал его здоровье, и стал причиной отхода от переговоров.

А Леонид Макарович Кравчук мог просто спокойно жить, заниматься своими делами, писать мемуары, выступать. Но когда возникла потребность в том, что надо поставить во главе украинской делегации очень авторитетную фигуру, то обратились к Леониду Макаровичу. Он не думал ни секунды, он согласился. Потому что он всегда был готов помочь своему государству. Тем более, речь шла о важнейшем переговорном процессе, где надо было защищать интересы страны. И он, на мой взгляд, достойно выполнил эту функцию.

Да, не удалось добиться перелома в переговорах. Но это не его вина, ведь и до него тоже перелома не удалось достичь. Попытки пойти на какие-то компромиссные уступки России в процессе подписания Минских соглашений мы знаем, чем закончатся. Россия начала настаивать ультимативно именно на своем сценарии их реализации. Это было неприемлемо для Украины. И Леонид Макарович не пошел на какие-то новые уступки.

Понятно, что не он один принимал решение. Ключевое решение принимает руководство страны, президент Зеленский. Но Леонид Макарович в переговорах сглаживал острые углы, пытался находить компромиссные варианты. Он способствовал как раз принятию перемирия на Донбассе, которое оказалось самым длительным.

Но он был не в силах бороться с агрессивностью Путина. Путин уже тогда хотел войны. Вот особенно уже в прошлом году стало заметно, что он хотел войны.

Поэтому здесь дипломатические таланты Леонида Макаровича не могли противостоять этой российской агрессии, стремлению к войне. Россия уже не хотела компромиссов, она хотела изменить ситуацию в Украине военным путем.

Но Леонид Макарович, на мой взгляд, достойно проявил себя в переговорном процессе. Я просто для сравнения скажу. Помните, буквально в момент назначения Кравчука главой украинской делегации его замом назначили Витольда Фокина, который в свое время был премьер-министром во время президентства Кравчука. И сколько было скандалов и разных конфликтов из-за интервью Фокина. При этом ни одного скандала, ни одного конфликта по поводу выступлений Кравчука за это время не было. Вот это очень показательный контраст.

Кравчук действовал не просто в своем стиле, осторожном, дипломатическом. Он подходил к любому своему слову очень ответственно.

Он не позволял делать таких заявлений, которые бы могли быть использованы против страны в переговорном процессе, или могли спровоцировать какие-то политические конфликты вокруг его заявлений. В этом смысле надо отдать ему должное. Он очень достойно председательствовал в украинской делегации в Трехсторонней контактной группе.

Прямой эфир