Украина наш дом

"Специальный репортаж": ключи от мира — как вернуть оккупированные территории

Вот уже восьмой год подряд Украина пытается дипломатическим путем восстановить территориальную целостность, суверенитет и защитить собственные государственность и независимость. А пока Россия саботирует все существующие форматы по урегулированию ситуации, на оккупированных территориях Донбасса вследствие вооруженного конфликта страдают украинцы.

Как и когда возможно будет приблизить мир, и что думают о ситуации сами уроженцы и жители временно неподконтрольных Украине территорий Донбасса, — об этом в "Специальном репортаже" Николая Резника.

"Падают духом"

Морозным утром Андрей открывает киоск, в котором занимается делом всей своей жизни. Он уже более 20 лет изготавливает ключи любого размера и сложности. Любимое дело начинал в родном Донецке, но вот уж почти 8 лет живет с супругой в столице.

"Мы не планируем возвращаться. Но естественно надеешься постоянно что вот-вот все решится, наступит мир. Потому что все равно там остались близкие люди, это мой родной город, я там прожил всю жизнь до того, как уехал", — рассказывает Андрей.

Летом 2021 года Андрей впервые побывал во временно неподконтрольном Донецке после долгого отсутствия. Хоронил отца. Из-за заблокированных пунктов пропуска со стороны отдельных районов Донецкой области добирался через территорию Российской Федерации.

"Донецк встретил печально. Хуже, чем я ожидал. Причем, даже те районы, где война особо не зацепила. Все хотят, чтобы это закончилось, но, честно говоря, пессимистические настроения у людей там. Потому что 7 лет войны, уже восьмой год... Честно говоря, даже те, кто оптимистически были настроены, упали духом", — продолжает Андрей.

За мирными переговорами по урегулированию ситуации на Донбассе он следит пристально. Боль за Донбасс не уходит с годами. Андрей прекрасно понимает, что ключами открывают не только двери, замки и сейфы. Ключ от мира также существует. Но находится, к сожалению, не в Украине.

"Первое — прекращение огня. Его так и не было, по сути. Сколько уже было попыток — мы знаем. Это сложно, пока не будет доброй воли России, этого не случится", — говорит Андрей.

Убедить агрессивного соседа играть по честным и цивилизованным правилам, по мнению дончанина, — архисложная задача.

Нормандский процесс

Лидеры "нормандской четверки" в декабре 2019 года излучали сдержанный оптимизм. Тогда Украина, Россия, Германия и Франция в очередной раз договорились о содействии полному прекращению огня в зоне боевых действий на Донбассе, разведении военной техники, о взаимном освобождении удерживаемых лиц и дальнейших шагах, направленных на политическое урегулирование ситуации.

Очередную встречу анонсировали уже на 2020 год. Но коррективы сначала внесла пандемия, а затем и привычная уже позиция Москвы: в отсутствии безопасности на линии соприкосновения Кремль традиционно обвинил Украину. Хотя только в промежуток с июля 2020 года по июль 2021-го, по данным Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины и Информационно-аналитического центра нацбезопасности Украины, в зоне боевых действий погибли 53 украинских военных, и еще 147 получили ранения.

"Минские договоренности — они же взаимно обязывающие. Не отводится тяжелое вооружение, не прекращается огонь. То есть Москва понимает Минские соглашения только как обязательства Киева, а не как свои обязательства", — говорит российский общественный деятель Марк Фейгин.

За почти что 3 года периодические объявляемые перемирия на Донбассе неизменно возвращаются к фазе обстрелов войны малой интенсивности. И — очередным человеческим жертвам. Фактически не выполненным всё это время остается самый первый пункт Минских договоренностей — полное и всеобъемлющее прекращение огня. Однако Кремль, полностью контролирующий незаконные вооруженные формирования (НВФ) на Донбассе, упорно не видит в этом своей вины.

"Мы свою роль видим в том, чтобы быть посредниками в создании наилучших условий для определения будущего людей, которые проживают на этой территории. Теперь с ними отказываются просто разговаривать, объявляют их террористами, и говорят: "Разговаривать с ними не будем". Объясните, почему?", — заявляет российский президент Владимир Путин.

Владимир Путин называет свою страну исключительно "посредником в переговорах", и повторяет это как мантру. Но почему-то всегда представляет интересы лишь одной из сторон. Именно это во многом, по мнению экспертов, ставит весь Нормандский процесс в тупик.

"Фактически работа Нормандского формата была заблокирована Россией. Россия, по подозрениям экспертов, об этом говорят и политики, вообще хочет разрушить Нормандский формат. Чтобы попытаться через сохранение только переговоров в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) принудить Украину к прямым контактам с сепаратистами, — вот это цель России", — подчеркивает украинский политолог Владимир Фесенко.

Киев неоднократно заявлял, что на прямые переговоры с представителями оккупационных администраций не пойдет никогда. И дело не в том, что не хочет. А в том, что они ничего не решают самостоятельно.

"Когда мне кто-то начинает говорить: "А вот президент РФ говорит…". Пожалуйста, пусть он скажет мне в вашем присутствии, что мы не готовы что-то выполнять, и что именно мы не готовы. Мы открыто говорим: мы готовы встречаться с РФ, мы этого не боимся, — в любом формате, с любыми нашими партнерами", — акцентирует президент Украины Владимир Зеленский.

Надежды на новую встречу лидеров стран Нормандского формата в течение всего 2021 года только таяли. Дипломатические усилия посредников — Франции и Германии — разбивались о принципиальные позиции основных переговорщиков. Осенью стало понятно, что не состоится даже встреча глав внешнеполитических ведомств.

Россия решила разрушить все каноны дипломатии, выставив на всеобщее обозрение официальную переписку с Берлином и Парижем.

"Хочется как-то саркастически пошутить и потроллить, но на самом деле ничего хорошего в этом нет… Россия своими действиями просто добивает Нормандский формат, демонстрирует, что она не заинтересована в его развитии, ну и, безусловно, подрывает остатки доверия к себе. Мы договорились с немецким и французским коллегами, что не подарим России роскоши уничтожить Нормандский формат чужими руками. Мы будем работать над привлечением России к переговорному процессу, к дипломатическим усилиям по урегулированию ситуации", — говорит министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

Из самой переписки стало понятно одно. Даже в непубличной плоскости Франция и Германия поддерживают именно украинский взгляд на ситуацию на Донбассе. Там также не считают боевые действия исключительно внутренними проблемами Украины и не видят возможности вести прямой диалог с оккупационными администрациями.

"Я разговаривал с политическими советниками Макрона, и они говорят, что никогда президент Франции не сядет за один стол с представителями оккупационных администраций. Это также позиция, которая абсолютно выгодна Украине. Но мы всё равно будем стучать, Украина будет пытаться провести в очном режиме саммит президентов", — подчеркивает чрезвычайный и полномочный посол Украины во Франции Вадим Омельченко.

Хотя дипломаты четырех стран работают над возможной встречей лидеров ежедневно, позиции участников едины в одном: новая встреча ради самой встречи не имеет никакого смысла. Склонить противоборствующие стороны — в особенности Кремль — к конструктиву на финише своих полномочий канцлера Германии попыталась Ангела Меркель. Но и ее попытка не увенчалась успехом.

"Этой встречи пыталась добиться Ангела Меркель перед своим уходом. Она была и в Киеве, и в Москве, вела об этом переговоры, но сейчас очевидно, что Россия не хочет проведения этой встречи, как минимум до весны 2022 года вряд ли ее стоит ожидать", — говорит украинский политолог Владимир Фесенко.

Хотят мира?

То, что Россия не хочет говорить по сути, понятно давно. На предложение Зеленского встретиться в любой точке Донбасса еще весной Путин ответил отказом. В привычном ключе отреагировал и тогда, когда о такой возможности президент Украины заявил в Верховной Раде.

"Мы не сможем остановить войну без прямых переговоров с Россией. Сегодня это уже признали все международные партнеры. Мы должны говорить, зная, что у нас сильная и мощная армия. И не бояться говорить друг другу правду. Если мы хотим вернуть Донбасс — давайте, а если хотим ходить и просто об этом говорить, то давайте ничего не делать", — акцентирует президент Украины Владимир Зеленский.

Путин же придерживается риторики, традиционной для Кремля.

"В чем проблема для нас. Мы-то хотим выстроить добрососедские отношения с Украиной. Причем, что называется, любой ценой, идем на всё практически. Но как можно выстроить отношения с сегодняшним руководством? С учетом того, что они делают, практически невозможно", — заявляет российский глава.

Кремль постоянно обвиняет Киев в затягивании боевых действий. Но лукавство российского президента в том, что Украина давным-давно представила План действий по урегулированию ситуации на Донбассе, который полностью соответствует нормам международного права.

Его основными пунктами должны стать вывод всех иностранных и незаконных вооруженных формирований с территории Украины, отмена российскими властями ряда решений и документов, как например, упрощенного порядка получения российского гражданства для жителей временно неподконтрольных территорий, возобновление контроля над украинско-российской границей. К слову, на промежуточном этапе это должно быть сделано силами мониторинговой миссии ОБСЕ. Компромиссный вариант перед проведением местных выборов.

"Мы хотим урегулировать несколько важных вопросов: режим прекращения огня, обмен пленными — самые важные вопросы на сегодня, мне так кажется — и открытие КПВВ. Именно это должны донести лидеры Нормандского формата РФ. И результатом этого должна быть встреча в Нормандском формате. Если Россия правда заинтересована в урегулировании этого вопроса", — говорит президент Украины Владимир Зеленский.

Несмотря на заявления российской стороны о том, что Кремль якобы хочет решать вопросы дипломатическим путем, кроме обстрелов украинских позиций на Донбассе, в непосредственной близости от украинской границы с севера, востока и юга до сих пор сконцентрированы военные подразделения Российской Федерации общей численностью около 300 тыс. военнослужащих.

Эксперты называют это не иначе как тактикой запугивания, призванной усилить позиции Кремля в вопросе недопущения Украины в НАТО, а также в идеале — ослабить санкционную хватку со стороны США и Евросоюза.

"Иной трактовки тут нет. Путин пытается созданием вот этого невероятного напряжения добиться политического результата", — полагает российский общественный деятель Марк Фейгин.

В Москве открыто дают понять то же самое, и, естественно, это тормозит развитие любых сценариев по мирному урегулированию ситуации на Донбассе.

"Вы видите, что делает Россия сейчас: она шантажирует Запад, шантажирует НАТО. Это безрассудная тактика, она только усложняет ситуацию для самой себя. В мире уже формируется очень мощное мнение и не в пользу России. Я считаю, она будет вынуждена пойти на уступки", — убежден чрезвычайный и полномочный посол Украины во Франции Вадим Омельченко.

Учитывая ситуацию, Киев формирует вокруг себя беспрецедентную коалицию союзников. На саммите Восточного партнерства в Брюсселе Украина в который раз заручилась поддержкой европейских партнеров, в особенности — президента Франции Эммануэля Макрона, а также новоизбранного канцлера Германии Олафа Шольца.

К переговорному процессу по недопущению дальнейшей российской агрессии с новой силой включились и США. В телефонном разговоре с Путиным глава Белого Дома Джо Байден недвусмысленно намекнул оппоненту о недопустимости очередного военного вторжения. 

"Они точно знают, что, если будет нарушен суверенитет нашего государства, если, не дай бог, рушится наша армия, слава богу, что она сильна, что благодаря ей в принципе у нас сохранилось государство, я так считаю. Но они знают, что, если рушится наша армия, то будут разрушены их границы. По крайней мере, такая вероятность существует", — подчеркивает украинский лидер Владимир Зеленский.

Актуализация дипломатических союзов

Сейчас, несмотря на все усилия дипломатов, Москва продолжает агрессивную риторику. Накала ситуация достигла перед самым Новым годом, из-за чего экстренно было решено провести встречу Россия — США в Женеве. Переговоры, впрочем, не дали ощутимых результатов.

"США хотят, чтобы Россия вела себя, как нормальный сосед, и вывела войска от границы с Украиной. Чтобы была стабильность в Европе, нужно решить ситуацию в Украине. Украина — центральная в этом диалоге сегодня", — говорит официальный представитель Госдепартамента США Андреа Калан.

Уже сейчас ясно, что Вашингтон станет еще одной стороной переговоров по восстановлению мира на Донбассе. США не планируют вливаться в Нормандский формат, но твердо намерены поддерживать его. Это дала понять помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Карен Донфрид, посетив Киев, Москву и Брюссель.

"Речь идет о поддержке США текущего дипломатического процесса, который уже ведется. Вашингтон будет всячески содействовать реализации Минских договоренностей", — подчеркивает она.

Такой шаг приветствует Владимир Зеленский.

"Мы работаем над параллельными вещами, над параллельными шагами. Я еще раз хочу подтвердить, что я рад, что США сегодня хотят играть ту или иную роль. Я бы хотел, чтобы они играли одну из главных ролей в этом мирном урегулировании. Если сложно присоединиться к Нормандскому формату, и, может, это и неправильно, — мы можем идти параллельным треком. Мы готовы к трехсторонним саммитам, но нельзя без Украины решать что-то об Украине", — говорит украинский лидер.

Позиция Украины ясна: Киев выступает за любой эффективный формат. К тому же, в прошлом году стало окончательно понятно, что на берегах Днепра не намерены покорно ждать, пока что-то решат за них. Украина сама создает дипломатические площадки и максимально окружает себя союзниками, перемещая центр политического притяжения в Киев. Чего только стоит учредительный саммит Крымской платформы — форума о деоккупации украинского полуострова, который собрал в столице Украины более 40--ка стран-участниц.  

Кроме того, активно развивается сотрудничество Украины и стран-партнеров в региональных союзах. В рамках "Люблинского треугольника" с Литвой и Польшей, а также в формате "Ассоциированного трио" с Грузией и Молдовой.

"Украина, несмотря на все вызовы и угрозы, встречает 2022 год с самыми сильными международными позициями за годы независимости. Мы знаем, на что мы способны, мы знаем, куда и как идти", — подчеркивает министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

Чтобы вернулся Донецк

В работе Андрея тоже важна точность и четкий алгоритм. Однако он осознает, что в вопросе мира на Донбассе не все зависит от дипломатических усилий Украины. Он уверен, что в ситуации постоянной конфронтации с Россией без помощи союзников не обойтись.

"Я считаю, что самые серьезные партнеры, кто мог бы повлиять, — это США и Великобритания. У них всегда есть четкая, жесткая позиция, которой они придерживаются. Их можно назвать серьезным противниками России. Понятно, что за нас никто не решит все проблемы, в первую очередь нужно укреплять наши позиции, в том числе экономику, военные моменты. Но без помощи нам будет сложно", — говорит уроженец Донецка.

Россия, по мнению Андрея, вряд ли в ближайшее время пойдет на уступки.

"Для них это способ давления на Украину. И они понимают, что в такой ситуации, мы не можем развиваться полноценно. А для России развитие Украины — это смерть в какой-то мере", — продолжает он.

Он считает, что в переговорах по Донбассу Украине нужно твердо стоять на своих принципах. Андрей очень хотел бы, как прежде, спокойно прогуляться по мирному родному городу, где не надо будет бояться за жизнь, где не будут преследовать за взгляды, и за то, что ты гражданин Украины.

"Да, Украина может пойти на какие-то уступки. Да, я хочу, чтобы вернулись наши территории, чтобы вернулся мой родной Донецк, но не любой ценой. Потому что, уступив в чём-то важном, придется уступать дальше, больше", — полагает Андрей.

А пока ключи от мира скрыты от Украины, мирным жителям остается ждать и верить в скорое воссоединение всех территорий страны. А дипломатам и руководству Украины — работать над реализацией этих стремлений.

Прямой эфир