Украина наш дом

Современное исполнение с историческим звучанием: "Утро Дома" с вокалистами проекта "Вертеп. Необарокковая мистерия"

Алексей Фищук, Руслан Кирш и Надежда Купчинская. Фото: kanaldom.tv

Сегодня, 15 октября, в Большой лаврской колокольне состоится показ проекта "Вертеп. Необарокковая мистерия". Также показ пройдет 16 октября. Это представление — объединение мира современного театра и мира исторического информированного исполнения. 

Как зарождался этот проект и можно ли будет его увидеть еще — рассказали вокалисты и перформеры музыкально-театрального проекта "Вертеп. Необарокковая мистерия" Алексей Фищук, Руслан Кирш и Надежда Купчинская в эфире программы "Утро Дома". 

Ведущие — Анастасия Касилова и Анна Кузина.

— Расскажите о своем проекте. Название красивое, но непонятное. 

Руслан Кирш: Давайте я начну. Я автор идеи. Кроме того, мы с командой очень давно знакомы и почти с детства все вместе поем. Мы давно искали такой проект, который дал бы нам максимальную возможность открыться и сделать то, что мы делаем всю жизнь, но с новым каким-то красивым толчком, креативным. 

Мы вместе нашли такую идею — это Галагановский вертеп называется. Его история такова, что в 1770 году бурсаки наши из Киево-Могилянки ходили по всем городам и селам, пели и играли вертеп. Таким образом они зарабатывали. Именно тогда они дошли до села Сокиринцы, где был дворец Галаганов. И там они спели, играли. Это же игралось как кукольное представление. И это так понравилась тогда всей семье Галаганов, что они купили у них вместе с нотами. Эти ноты сохранились. 

Мы смогли вместе с Музеем кино-театрального искусства Украины в кооперации сделать этот проект. Это был сделан проект как грант Украинского культурного фонда, за что мы все очень благодарны. Мы эту кооперацию совершили таким образом, что мы сейчас оцифровали — буквально на днях — эти ноты. Эти ноты будут выложены, доступны абсолютно всем. Все, кто захотят, смогут ознакомиться. 

А сейчас мы на финишной прямой и мы готовим спектакль на 15-16 октября. И мы, когда креативили и пытались сделать что-то такое, мы понимали, что нужно это делать современным образом, чтобы это было интересно абсолютно всем. Для этого мы пригласили в команду режиссера Богдана Полищука, который делает очень интересные, неформальные, нетрадиционные спектакли. Мы соединили современный театр, современное перформативное искусство с исторически информированным исполнением. 

Мы пытаемся соединить очень разные, но очень интересные миры — мир современного театра и мир исторически информированного исполнения. С нами работает очень большая команда. У нас есть много историков, экспертов из музея, которые нам помогают. 

Наш проект немного шире, чем просто спектакль. Когда вы к нам приедете, вы услышите очень близко к тому, как это было тогда. Во-вторых, вы будете видеть довольно современную постановку. Это не будет историческая реконструкция, это будет современный театр. Где мы будем общаться с вами не как какие-то персонажи из традиционного театра, а как перформеры. 

— В чем сложность для вас как для вокалистов, исполнителей стать исторически информированными исполнителями? 

Руслан Кирш: Для нас это новый опыт. У нас есть Любовь Титаренко, она наша клавесинистка, она изучает древнюю музыку. Плюс мы брали прекрасного эксперта Романа Меляша, который окончил Швейцарскую консерваторию в Базеле по давней музыке. И он контратенор, он передавал нам этот опыт, как петь давнюю музыку.

Надежда Купчинская: Специально для этого мы и приглашали наших экспертов Романа и Евгению Игнатенко. Они нам комментировали, подсказывали, как правильнее было бы петь именно барокковую музыку, чтобы это не было похоже на какую-то народную или романтичную песню, или на классическую.

Алексей Фищук: Ноты — они же только передают высоту звука.

Надежда Купчинская: Ноты мы вообще не меняли. То есть это будет звучание именно то, которое было в 18 веке или еще раньше. Потому что ноты дошли к нам из 18 века, были переданы тогда господину Галагану, но они уже были использованы еще раньше. В нотах мы видим только  значки, ноты. А как именно их исполняли? Вот поэтому мы обращались к экспертам. 

— Это сложно? Сложнее для вокалиста?

Алексей Фищук: Более того, там есть текст. Много есть драматических частей в этой рукописи. Мы начинаем с этим работать и для себя раскрываем какие-то новые, интересные вещи.

Этот текст написан на староукраинском языке. Мы приглашали эксперта, который нам помогал правильно прочитать. И этот язык отличается от современного украинского или от современного русского языка.

— Что там за герои, что за история? 

Алексей Фищук: Традиционное вертепное действо. Вертеп — это спектакль к рождественским праздникам. Традиционный спектакль, который состоит из двух частей. Первая — духовная, сакральная. Вторая — более светская. 

С самого начала вертеп показывался как кукольный театр. Это был такой большой сундук, как сцена, которая состояла из двух частей, двух этажей. На первом этаже были какие-то светские герои: солдат, казак, поляк, цыганка, черт, смерть, ирод. А то, что наверху — это ангелы, Христос, Дева Мария. То есть первая часть происходила на второй половине этого сундука, этой сцены. А вторая — на первом этаже.

— В вашем проекте кто из вас какие роли исполняет?

Руслан Кирш: Дело в том, что мы делаем это современным театром, поэтому мы вообще решили не идти традиционным путем, когда мы фиксируем персонажа. Нет, у нас постоянный процесс, когда в какой-то определенный момент Алексей говорит текст, он говорит от персонажа Ирода. В другой момент мы делаем, что я становлюсь уже солдатом, который идет к Рахиль. Рахиль у нас Надежда. 

Надежда Купчинская: Или мы — три пастушка, или три царя. То есть мы будем превращаться, перевоплощаться именно во время представления.

Руслан Кирш: В следующий момент мы меняемся.

— Какие костюмы у вас? Я так понимаю, что для вертепа еще и костюмы очень важны, яркие образы. Как вы над ними работали?

Руслан Кирш: У нас трансформированные костюмы, современные. В них есть элементы исторические, в них есть элементы современные. В бытовой части, социальной, во второй части вертепа, мы будем в образе современного человека. 

— Показ состоится в Большой лаврской колокольне. А будете ли показывать его еще где-то? 

Алексей Фищук: Мы планируем продолжение этому, да. Те ресурсы, которые использованы при подготовке этого вертепа, они большие. И мы хотим потом дальше это продолжать. Я думаю, что этот вертеп может жить дальше на рождественские праздники каждый год. Каждый год на рождественские праздники он будет актуален.

Руслан Кирш: Да, и даже больше, потому что мы знаем, что бурсаки делали вторую часть весь год. Поэтому мы надеемся, мы сейчас ведем много переговоров по этому поводу.

Алексей Фищук: И Лавра заинтересована.

Руслан Кирш: Да, чтобы мы могли показывать это больше и больше. Я думаю, что у нас всё получится.

Прямой эфир