Украина наш дом

Смена спикера Рады и санкции против РФ: "Взгляд с Банковой" с Алексеем Арестовичем

Как смена председателя Верховной Рады отразится на ситуации на Донбассе. С чем связан рост цен на продукты в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Как работают санкции против России и будет ли их расширение. Об этом и не только в программе "Взгляд с Банковой" телеканала "Дом" говорим со спикером украинской делегации в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), представителем Офиса президента Украины Алексеем Арестовичем.

Ведущая программы — Дарья Вершиленко.

— На уходящей неделе в центре внимания была так называемая спикериада. На ваш взгляд, отразится ли замена председателя Верховной Рады на процессе рассмотрения законопроектов, связанных с урегулированием конфликта на Донбассе?

— Связать два таких разных события в одно не так просто причинно-следственными связями.

Но что бы я хотел сказать. [Новый спикер Рады Руслан] Стефанчук — это юрист с известным именем. Он ученый академического склада и практик, который хорошо разбирается в вопросах. Думаю, что его нахождение на должности спикера Верховной Рады, в принципе, должно хорошо отразиться на ее деятельности и на качестве законов, которые принимаются. Возможно, это будут законы в том числе связанные с урегулированием конфликта.

— Объясню логику, по которой мы связали это воедино. Предыдущий спикер парламента Дмитрий Разумков говорил, что законопроект о переходном периоде в ОРДЛО и Крыму требует дополнительных обсуждений. Теперь можем ли мы ожидать, что этот законопроект будет принят быстрее?

— Сложно сказать. Я же все-таки не за парламент отвечаю. Этот вопрос надо задавать Стефанчуку, представителям большинства или профильному комитету и так далее.

Мы в Трехсторонней контактной группе чем занимаемся? Тем, что вырабатываем рекомендации по реализации Нормандских соглашений. Конечно, есть взаимодействие с парламентом. Три подкомитета ТКГ возглавляют три главы комитетов Верховной Рады и таким образом осуществляется смычка ТКГ с парламентом, в том числе по разработке и принятию необходимых законопроектов по политике нормализации, реинтеграции, деоккупации Донбасса.

Тут еще значительная роль принадлежит Министерству по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. Потому что законопроект о переходном периоде — это их инициатива, которая прошла через Кабмин. Глава Минреинтеграции Алексей Резников курирует этот законопроект, а он человек, который всегда выполняет то, за что берется.

— Также обращает на себя внимание состоявшийся разговор главы Офиса президента Андрея Ермака с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд относительно участия Штатов в процессе мирного урегулирования на Донбассе. Информации об итогах переговоров откровенно немного. Возможно, у вас есть какая-то конкретика?

— Нет, порадовать, к сожалению, ничем не могу по одной простой причине, потому что Копенгагенская и Венская дипломатические конвенции запрещают прямо говорить о содержании переговоров до того, как будет принято решение, которое будут готовы озвучить обе стороны. Это раз.

Во-вторых, я не особенно в курсе. Это переговоры тет-а-тет, и судя по тому, что нет результатов, значит только одно — они еще продолжаются. То есть будут еще раунды.

— Давайте еще одну тему поднимем. Тему цен на продукты в ОРДЛО. Например, резко возросла стоимость картофеля. С чем это связано?

— Точной информации о причинах у меня нет, но есть общее соображение. Вот что такое эти непризнанные, самопровозглашенные "республики"? Это очень много контрабанды, очень много черных схем, на которых пытаются зарабатывать.

И учитывая, что недавно произошло объединение "таможенных" пространств ["ДНР" и "ЛНР"], то неудивительно, что начались экономические эффекты от этого объединения. Возможно, подорожание продуктов питания первой необходимости связано с этим.

Также живущие там люди или те, кто бывает на тех территориях, отмечают, что российские продукты хуже по качеству, чем украинские. Во-вторых, они неизмеримо дороже. В-третьих, я так понимаю, кто не может зарабатывать на боеприпасах, наркотиках и гуманитарной помощи, решили придумать схему с картошкой и попытаться заработать на картошке.

И так будет продолжаться, пока эта территория не будет возвращена под юрисдикцию Украины и не воцарится закон и порядок.

— Также на этой неделе президент Зеленский ввел в действие санкции СНБО за проведение российских "выборов" в Крыму и за привлечение к "голосованию" жителей ОРДЛО. Стоит ли ожидать расширение санкционного списка? И как вообще вы оцениваете реакцию мирового сообщества на "выборы" в Госдуму РФ?

— По первому вопросу. Санкции же не вводятся просто так. Это совместное решение глав спецслужб и других ведомств на основе аналитики и доказательной базы. В данном случае они введены относительно лиц, участие которых было установлено в организации и проведении "выборов". Такие санкции введены. Вполне может быть, что список будет расширен.

Что касается реакции мирового сообщества на "выборы" в Госдуму Российской Федерации. Та часть "выборов", которая была проведена в Крыму, ведущими странами мира, международными объединениями не была признана.

Не была ли, по вашему мнению, эта реакция чересчур мягкой?

— Ну, как чересчур мягкой? Не признать в целом выборы в российскую Госдуму — это означает резкое обострение отношений с Российской Федерацией. А когда политики хотят реализовать свои принципы, они всегда вынуждены просчитывать последствия того, что может случиться.

Российская Федерация — член Совета безопасности ООН, одна из серьезных мировых сил, на которую идет очень большой расчет и на Западе. Россия со многими государствами находится в торгово-экономических, военных отношениях и так далее. И если посмотреть на беспрецедентное давление, которое оказывала Российская Федерация на участников Крымской платформы, можно понять, насколько нелегко было государствам и конкретным людям участвовать в саммите Крымской платформы.

Нечто подобное сохраняется и в отношении выборов в российскую Госдуму. Если ее полностью не признать, то все решения, которые она наплодит за это время, будут незаконны. А ведь среди этих решений будут и те, которые задевают конкретные политические, экономические интересы разных государств.

Это так называемая реальная политика, которая, к сожалению, в какой-то мере противостоит политике принципов. И здесь всегда есть компромисс и он всегда конкретен. В данном случае не признали "выборы" в Крыму и осудили голосование граждан Украины, которые находятся на временно оккупированных территориях на востоке Украины. И на этом спасибо.

— Это непризнание со стороны разных стран мира было на уровне заявлений или как-то документально подтверждено?

— Здесь нужно спрашивать МИД, как это процедурно оформляется. Я это видел на уровне заявлений. Такие политические заявления, политические позиции имеют огромное значение. А как конкретно это оформляется в документах, нужно уточнить у специалистов МИДа Украины.

— Относительно работы Трехсторонней контактной группы, какие у нее планы? Чем вы сейчас занимаетесь? Что на повестке дня?

— Планы у нас те же самые. Повестка не меняется. В первую очередь, это открытие КПВВ и взаимное освобождение удерживаемых лиц, потом — вопрос о безопасности.

Сдвигов здесь пока нет?

— Пока нет. Социально-экономический и вопрос продолжения работы по плану совместных шагов по реализации Минских соглашений в политической подгруппе. Они продвигаются крайне медленно, поэтому сенсаций ожидать там тоже не приходится.

Крайне медленно из-за российской стороны?

— Российская сторона, однозначно, конечно. Мы всегда готовы и постоянно призываем к реализации решений Парижского саммита и всего комплекса Нормандских соглашений. Здесь позиция хорошо известна, мы не раз ее доносили. Заключается она в том, что Российская Федерация делает вид, что она не сторона конфликта, что у нас "внутриукраинский конфликт" и что Киев должен договариваться с Луганском и Донецком, что, мягко говоря, смешно.

У вас нет ощущения, что сегодня все зашло в глухой угол? Можно ли из него выйти?

Выйти из него очень просто. Когда Российская Федерация признает себя стороной конфликта и начнет содержательные переговоры, которые действительно приведут к миру и будут являться реальным политико-дипломатическим урегулированием, а не декларациями об этом.

Их декларация — такой праздник лицемерия, который длится восьмой год, а в Грузии и Молдове — уже 30-й год. Поэтому мы все хорошо знаем, что такое Российская Федерация, какую политику она проводит.

Знаем, где ключ. Ключ — в Кремле. Война на Донбассе может быть остановлена одним звонком. Крым может быть деоккупирован за 5 минут решением главы Российской Федерации и только его персональным решением. И соответственно, вся персональная ответственность лежит на нем.

А мы делаем свое. Наша политика заключается в том, что мы идем политико-дипломатическим путем, одновременно прокачиваем возможности Вооруженных сил и спецслужб, увеличиваем военный бюджет, совершенствуем силовую машину государства — оборонную. Потому что дипломатия хороша тогда, когда она опирается на военную силу, на способность государства себя защитить. И мы предпринимаем все новые и новые инициативы для того, чтобы держать в тонусе наших политических визави из Российской Федерации. И они вынуждены были перед лицом нас, и перед лицом мирового сообщества, и перед лицом истории отвечать, почему они не реализуют соглашения, которые сами же подписали.

— Насколько тут важна поддержка мирового сообщества? Каким образом они могут сподвигнуть Россию, чтобы она начала все-таки договариваться?

— Эта поддержка крайне важна. Здесь все упирается в те рычаги, которые реально может использовать мировое сообщество против Российской Федерации. Такие рычаги есть, конечно.

Что это за рычаги?

— Влияние конкретного государства — начиная от экономических санкций, заканчивая политической изоляцией и отказом Российской Федерации от продвижения ее интересов, блокирование этих интересов и так далее.

Тут же момент какой? Между странами и государствами существует цивилизационная гонка, и многие на Западе сильно заинтересованы эту гонку обеспечить в свою пользу. Российская Федерация своей политикой изоляции и агрессии дает им для этого дополнительные поводы.

Санкции работают очень специфическим образом. Они, возможно, не калечат государство прямо сейчас. Но они отсекают возможные ветки технологического развития. Технологии — это ДНК XXI века, ДНК техногенной цивилизации. И при отсечении технологических ветвей невозможно развитие более технологичного будущего, при котором Российская Федерация становится более сильным и серьезным государством.

Второе — они подтачивают ее объем мирового влияния. То есть это медленное удушение такое.

По оценкам российских специалистов, потери России от санкций, начиная с захвата Крыма, — более 500 млрд долл. Это только в денежном эквиваленте, а если посчитать, сколько отсечено возможных веток развития, которые могли бы привести Россию и к улучшению жизни рядовых россиян, и продвижению ее интересов как государства, то наверное этот ущерб даже не удастся измерить.

И это продолжается. Мы видим, что санкции продлевают регулярно. А если Российская Федерация так дальше будет продолжать, то, скорее всего, их еще добавят.

Поэтому наш призыв всегда только один — выйти из международной изоляции, прекратить делать шаги, которые заводят в международную изоляцию, реально пойти по пути политико-дипломатического урегулирования конфликта, который вы же и развязали, за который вы несете ответственность и который вам международное сообщество, включая с Украиной, дало возможность урегулировать.

Российская Федерация не понимает, что мы даем ей в каком-то смысле "золотой исторический мост". Мы даем ей возможность урегулировать конфликт, решить проблему, сохранить в каком-то смысле лицо и уйти отсюда. Понести, конечно, полный объем ответственности за это, но тем не менее, разрешить конфликт, который никуда не ведет и высасывает из Российской Федерации все соки.

Прямой эфир