Украина наш дом

Скрытое дезертирство и другие минусы "второй армии мира": интервью с военным экспертом Игалем Левиным

Иллюстративный скриншот видео: kanaldom.tv

Чем особо выделяется Харьковское направления фронта, насколько россиянам важна Одесса и чем оккупантам может помочь российский контингент из Сирии. Что происходит с российской авиацией и в чем особенности скрытого дезертирства. И может ли Россия запускать ракеты со Средиземного моря. Об этом и не только в интервью в рамках телемарафона "FreeДОМ" рассказал военный эксперт, офицер армии обороны Израиля Игаль Левин.

Форпост битвы за Донбасс

— Какие сейчас самые горячие точки на фронте и почему?

— Самая горячая точка — это контрнаступление на Харьковском направлении. Оно может казаться не настолько очевидным, ведь тяжелая ситуация на Донбассе, где российские войска продвигаются — медленно, но продвигаются. И бомбардировки Одессы происходят, поэтому напряженная ситуация в акватории моря. Довольно активный фронт на Гуляйпольском южном направлении.

Но почему Харьковское контрнаступление важно. Естественно, контрнаступление по освобождению территории — это мотивирует бойцов и в целом граждан Украины. Но если убрать эту мотивационную часть, а посмотреть с практической точки зрения, то мы видим, что это контрнаступление двигает фронт и приближается к Волчанску (Харьковская область).

Почему это важно? Волчанск — это один из пунктов, через который проходят логистические артерии, группировки, которые наступают на Донбассе, как раз в районе Изюма.

У россиян там всего две логистических артерии, две линии. Если вы их контролируете, то фактически вы дальше предрешаете судьбу так называемой битвы за Донбасс. Потому что не позволяете врагу осуществлять доставку техники, снабжения, человеческих ресурсов и т.д.

Но даже если Волчанск не взять, то нужно контролировать эти две линии огнем с уже освобожденных территорий. Одну из них точно с помощью артиллерии, которую Запад передает — с дальностью огня от 40 км и более, плюс средства разведки — как тактические беспилотники, так и спутниковые и иные разведданные.

Карта боевых действий на Харьковщине на 17 мая. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

— То есть можно будет уничтожать колонны снабжения, техники, правильно?

— Да, уничтожать колонны снабжения. И тогда они могут сколько угодно под Изюм согнать группировок. Это все превращается просто в огромную массу разбитого железа и мертвых людей. И мы уже видим, что под Изюмом линия фронта фактически не двигается — россияне неделями не могут взять село и не могут продвинуться дальше. И их основные усилия сосредоточены там.

Да, много говорят о районе города Попасная (Луганская область). Попасную украинские бойцы оставили, Генштаб вывел их на более укрепленные позиции. Это ситуация восточнее Изюма, и здесь [на Луганщине] у россиян есть небольшой успех, они продвигаются.

Но Изюмское направление для них — основное. Это тот кулак, который должен был пройти вниз — на Славянск и захлопнуть котел — путем смыкания группировок, которые движутся с юга и с севера.

Поэтому контрнаступление под Харьковом очень важно — оно стратегически бьет во фланг всей этой группировки. Весь фланг у них не просто не защищен, а идут активные боевые действия с отступлениями их войск.

Карта боевых действий на Донбассе на 17 мая. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

— По данным украинского Генштаба, россияне перебрасывают под Харьков силы, чтобы сдержать наступление украинских войск. Как это отразится на других направлениях атаки россиян?

— Харьковское направление для вооруженных сил РФ было второстепенным, основная его цель — сковывать украинские силы, то есть создавать иллюзию, что они хотят Харьков окружить, блокировать или даже захватить. То есть пугать. Плюс, естественно, обстрелы самого Харькова, чтобы держать в нервозном и паническом настроениях жителей города. Они рассчитывали, что Украина стянет силы для обороны под Харьков, оголяя Донбасс.

Но произошла интересная вещь. Украина вместо того, чтобы строить оборону под Харьковом, перешла в контрнаступление и откидывает врага от Харькова. Тем самым рушится план россиян.

Ведь те российские силы, которые должны были сковывать украинскую армию, они сейчас отступают и оголяют фланг группировки на Изюмском направлении. И вместо того, чтобы заблокировать украинские вооруженные силы, россияне сняли свои силы с Изюмского направления и перебросили под Харьков.

Изначальная стратегия должна была быть построена так: основные и авангардные силы движутся на Донбасс, их ресурсы не используют для прикрытия флангов (для этого должны были быть иные группировки). То есть авангардные и основные силы наступают и не отвлекаются, не прекращают огонь, не отходят назад, их не снимают и не перебрасывают на другие участки. Но мы видим, что стратегия не сработала. Мы видим, что у них не хватает сил для взятия Донбасса. Хотя об этом изначально говорили все аналитики и эксперты — сконцентрированных сил для взятия Донбасса недостаточно.

— А могут ли они усилить эти силы в ближайшие недели, месяцы?

— Ну, вот уже говорят, что в России идет скрытая мобилизация. Чтобы усилиться, им надо десятки тысяч человек — минимум 50 тысяч, на самом деле им еще больше нужно.

Но даже если путем скрытой мобилизации они набрали 50 тысяч человек — но это же не профессиональные военные, это же не контрактники. Их же подготовить надо. Это же не просто вас, меня взяли, дали винтовку, посадили в машину и повезли. Толку же от этого не будет.

Плюс у российских мобилизованных нет мотивации. Для России же войны то нет. Одно дело, когда мобилизация, когда враг под Москвой, и это отечественная война. Другое дело - мобилизация, когда по телевизору рассказывают, что все хорошо, все нормально, нигде никакие крейсеры не тонут, никакие самолеты не падают, никто нигде не умирает, и тут бац — тебя мобилизуют.

Поэтому России негде взять минимальные 50 тысяч хорошо подготовленных и мотивированных бойцов. Если бы было, где взять, они бы давно уже свои цели выполнили.

А так — они ни одной цели еще не выполнили: Киев не взяли, руководство в стране не поменяли, до админграницы Донецкой и Луганской областей не дошли, даже Мариуполь не взят полностью, сухопутного коридора к Крыму нет, демилитаризация Украины не произошла — а наоборот вооружение лишь усилилось.

— Несколько дней назад появилась информация, что якобы Россия выводит свои войска из Сирии, и возможно перебрасывает в Украину. Насколько это реально и может им помочь?

— Не имеет значения, насколько это реально или нет. Потому что российский контингет в Сирии очень маленький. Основные силы, которые сражаются в Сирии, — это силы режима Асада. Россия же обеспечивала воздушную поддержку, логистическую поддержку, информационная разведка. А силы специальных операций были немногочисленны — это же не полки, это десятки, сотни человек, причем они уже и так воюют в Украине.

Кого они из опытных могут задействовать в войне против Украины — конкретных летчиков, конкретных командиров, конкретных генштабистов, которые могут заниматься планированием боевых действий. Но вот их, скорее всего, задействовали с самого начала, с 24 февраля.

Плюс война в Сирии — это не та война, которая происходит между Россией и Украиной. Это совсем другой опыт, который мне сложно представить, как и где он может быть применим. Удары авиацией по Сирии, ну, удары авиацией они используют и в Украине. Но мне сложно представить, что по авиабомбардировкам они получили в Сирии какой-то уникальный опыт. Они и там, и здесь продолжают использовать неточные фугасные авиационные бомбы (ФАБы). Ну да, их пилоты набрались в Сирии опыта по сбрасыванию этих ФАБов, но это сложно опытом назвать. Это все-таки не опыт использования высокоточных противобункерных бомб, какие-то там уникальные летчики с этими уникальными бомбами. Такое оружие они не используют. Видимо, у них его нет, или там буквально его совсем чуть-чуть, и они его хранят.

У России есть КАБы (корректируемые авиационные бомбы) — противобункерные бомбы, их использовали в Сирии очень ограниченно. А вот в Украине мы их особо не наблюдаем. Ну, их использовать здесь нет против чего.

Например, КАБами бессмысленно бомбить "Азовсталь" в Мариуполе, потому что там иной уровень глубины и брони. То есть российские КАБы не могут нанести существенного вреда подземным бункерам "Азовстали", которые вообще рассчитаны на ядерный взрыв. Таков был стандарт строительства промышленных объектов в советский период.

— Постоянно грозят, что на помощь российским силам могут прийти военные Беларуси. Стоит ли их опасаться?

— У Беларуси нет резервов, у нее сил хватает ровно на закрытие границы — с Польшей, Литвой, с Украиной. У них регулярная армия — это 10 тысяч человек. Ну, можно предположить еще мобилизацию. Хотя к мобилизованным белорусам будет еще больше вопросов, чем к россиянам. А 10 тысяч — это немного. Это не 100 тысяч, это не 50 тысяч.

Но Лукашенко — да, он тиран, но он неглупый человек. Был бы глупым, не просидел бы столько лет у власти. Он хитрый, цепкий. Он видит, что происходит в Украине с армией России, он хорошо понимает, что Путина бьют, Россию бьют. Да, с большими потерями, с большим героизмом, но бьют.

И Лукашенко понимает, что у России есть запас прочности — ядерное оружие, большие территории, в которых Путину легко скрыться в бункере, как бы там ни было, плюс Путин — официально признанный лидер в мире. А у Лукашенко — нет ни ядерного оружия, ни глубины территорий, ни огромного населения, ни неисчерпаемых ресурсов. Он не просто изгой, а он непризнанный, нелегитимный президент и так далее. Поэтому для него прямое участие в войне против Украины — это не просто самоубийство. Мне сложно представить, что может быть, чтобы он все-таки в это включился.

Цели на юге

— Вы вспомнили об Одессе. Какая их цель по Одессе?

— Любые боевые действия на протяжении всего театра военных действий связаны с тем, как упоминал до этого о Харькове, — сковывать силы Украины. Украина держит под Одессой немаленькие силы. Потому что по-прежнему, хоть и очень маленькая вероятность, но вероятность высадки российского десанта есть. Это будет самоубийство для России, но все-таки такая вероятность есть.

Военная логика ведь как построена? Что даже если есть 1%, что на конкретном участке может произойти что-то опасное, то нужно подстраховаться, обезопасить. Если вероятность прорыва врага до 2% — в этой части вы должны держать силы. Так построена военная логика.

И Приднестровье, конечно же. Там тоже есть российские силы, инфраструктура.

Обстрел Одессы ведется с целью держать в напряжении ВСУ, перекидывать и держать там силы ВСУ. Например, создать иллюзию, что они хотят высадиться в Бессарабии с последующим соединением с Приднестровьем и создать огромный такой анклав — Бессарабия + Приднестровье + Молдова. И ракетные удары как раз могут быть с той целью, чтобы показать, что мы готовимся. Тот же остров Змеиный, постоянное перекидывание туда техники.

— Мы знаем, что они наносят удары даже из акватории Каспийского моря. Могут ли российские корабли стрелять из Средиземного?

— Когда они наносят удары из Каспийского моря, ракеты идут над территорией России, потом Черного моря. А со Средиземного моря над кем они будут лететь? Над Турцией, над Болгарией — которые являются членами НАТО? Ну, пусть попробуют. Ракета там сойдет с курса и упадет — им это надо?

— А сам пролет ракеты над территорией суверенного государства, он имеет какие-то последствия?

— Конечно. Ракета — это вооружение. Вы не можете стрелять ракетами над территорией суверенного государства, с которым вы не ведете боевые действия. Дальше идут все последствия.

То есть выпустить ракеты "Калибр", чтобы они прошли над территорией НАТО, — они на такое не пойдут. Хотя это на этом этапе. В России вообще же говорят. что по Польше нужно бить и так далее. Но именно на данной фазе войны, чтобы ракеты шли над странами НАТО, нет, это нереально.

Небесная битва

— На первом этапе вторжения было довольно много сбитых российских самолетов, вертолетов. В последнее время, по данным Генштаба ВСУ, такие случаи единичны. О чем это свидетельствует?

— С начала полномасштабной войны уже было заметно, что их авиация действует очень неуверенно. На это обратили внимание и западные военные аналитики. Все они сходятся во мнении, что авиация России действует очень-очень скованно, неуверенно, очень агрессивно. Связано это с тем, что у Украины оказалось эффективные ПЗРК (переносные зенитные ракетные комплексы) и собственная авиация.

Авиация Украины работает на сверхмалых высотах. Для того, чтобы противодействовать украинской авиации, России приходится опускаться к земле. Опускаясь к земле, их самолеты оказываются уязвимыми для ПЗРК. Например, британские ПЗРК Starstreak ("Старстрик") могут сбивать самолеты-истребители.

Единственный способ не попасть под удар тех же "Старстриков" — это большие высоты. Но тогда военные цели не выполнить, ведь на больших высотах ты ни врага не собьешь, ни авиаудар не нанесешь. Ведь у них же не умное оружие, а ФАБы. Чтобы сбросить фугасные бомбы хоть с какой-то долей вероятности на успех, нужно спуститься ближе к земле.

Плюс Украина — это большая по территории страна, в этом тоже ее сила. А контролировать такую территорию вражеским войскам, в том числе и воздушным не под силу. Но это дает военные привилегия украинскому командованию.

Вот много говорят о чудо-армии Израиля, и любят ее расхваливать. Но забывают, что Израиль — крохотный, и многие военные вопросы обусловлены его территорией. Это же размер с Киевскую область.

Огромные территории Украины — это огромное преимущество, потому что можно разворачивать все эти ПЗРК, и авиация будет бояться заходить вглубь страны. Поэтому вглубь страны они, в основном, бьют ракетами. Они боятся самолетами заходить на территорию запада Украины, например.

Все понимали, что если вы ведете боевые действия такого уровня и такой интенсивности, то должны задействовать авиацию максимально. Да, будут потери, будут сбивать летчиков. Но они все проинструктированы о своих дальнейших действиях, они же якобы боевые летчики. Поэтому все ожидали, что Россия будет использовать свою авиацию по-максимуму. Но максимума мы не наблюдаем, а видим вялую и безынициативную их авиации. Почему? Можно предположить, что мы имеем дело со скрытым дезертирством. Как это работает?

У военных есть возможности саботировать приказы командования. Пехотинцу это сделать практически невозможно — он на виду, ему сказали наступать, он должен наступать. Для него дезертирство — это просто убежать, но это очевидное дезертирство, его поймают и привлекут к ответственности.

А вот у артиллериста, танкиста, летчика масса возможностей саботировать, не выполнять приказ — то есть применить скрытое дезертирство. Танкист может сказать, что у него что-то в танке сломалось и все, танк не едет.

У летчика еще больше вариантов. Летчик может получить приказ, поднять машину в небо, полететь и сказать, что я сбросил бомбы в ином месте, потому что в направлении итоговой цели оказалось мощное противовоздушное вооружение. И как ты докажешь, что там не стояли ПЗРК? Никак.

Допустим, летчику поставили цель — долететь до Киева. А он струсил и долетел только до Чернигова, быстренько сбросил бомбы куда-нибудь, лишь бы на какие-то объекты, и назад. Поэтому у нас так много ударов по жилым зданиям. Его спрашивают: долетел до Киева? Нет, не долетел, потому что мощное ПЗРК, поэтому итоговую цель я не выполнил.

Это говорит о том, что от летчиков в такой войне требуется храбрость, инициативность, мотивация. Видимо, у россиян нет ни храбрости, ни мотивации. Они не хотят рисковать своими жизнями, залетать вглубь, выполнять задания, понимают, что их могут сбить. А если они работают на низких высотах, то это снижает их шансы на благополучное катапультирование и спасение, несмотря на все эти кресла-катапульты и так далее. Низкие высоты часто оставляют меньше шансов.

Да, у нас нет достаточно информации, чтобы говорить о больших масштабах скрытого дезертирства в российской армии. Но я допускаю это вполне. И это одна их причин низкой эффективности российской армии в этой войне.

Ну, и ко всему этому надо добавить разведку, которая у них никакая. Их разведмощности далеки от разведмощностей Запада, который помогает Украине. Это начиная от спутниковых данных с высокими возможностями, высокоточными картинками, и средства наблюдения, самолеты и беспилотники и так далее.

Вот под Одессой был случай, когда они наносили ракетные удары, а удары приходились по жилым домам. Был большой вопрос: зачем? Военные аналитики Запада пытались понять логику. И оказывалось, что россияне наносили удары по старым советским базам, которые были обозначены на старых советских картах. А этих баз там уже нет, там дома. Но они программируют ракеты по координатам и запускают их якобы по военным базам. Это указывает на то, что у них ужасная разведка.

Еще пример — они постоянно грозятся, что будут наносить удары по поставках вооружений Запада. Но поставки вооружений идут по Украине, доходят до военных позиций. А россияне не наносят удары. Почему? Потому что они не знают, куда бить, у них разведка на территории Украины не работает должным образом. Это единственная причина.

Прямой эфир