Украина наш дом

Сколько бойцов не хватает оккупантам для штурма Донбасса — расчеты эксперта

Ситуация на Донбассе на 17 мая. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

Для эффективного штурма на Донбассе оккупантам не хватает 50 тысяч подготовленных и мотивированных бойцов. И взять их негде. Об этом в рамках телемарафона "FreeДОМ" заявил военный эксперт, офицер армии обороны Израиля Игаль Левин, передает "Дом".

"Чтобы усилиться, им надо десятки тысяч человек — минимум 50 тысяч, на самом деле им еще больше нужно", — сказал он.

Один из путей пополнения военных сил — скрытая мобилизация, многие эксперты подтверждают ее проведение в России. Но также все акцентируют, что это будет "пушечное мясо", так как это не профессиональные бойцы.

"Даже если бы путем скрытой мобилизации они набрали 50 тысяч человек — но это же не профессиональные военные, это же не контрактники. Их же подготовить надо. Это же не просто вас, меня взяли, дали винтовку, посадили в машину и повезли. Толку же от этого не будет", — подтвердил Левин.

Плюс у российских мобилизованных отсутствует мотивация.

"Для России же войны то нет. Одно дело — мобилизация, когда враг под Москвой, и это отечественная война. Другое дело — мобилизация, когда по телевизору рассказывают, что все хорошо, все нормально, нигде никакие крейсеры не тонут, никакие самолеты не падают, никто нигде не умирает, и тут бац — тебя мобилизуют", — продолжил эксперт.

Он уверен, что России негде взять минимальные 50 тысяч хорошо подготовленных и мотивированных бойцов, "если бы было где взять, они бы давно уже свои цели выполнили".

Не поможет и российский контингент, который планируют перебрасывать в Украину из Сирии. Во-первых, по мнению Левина, всех, кто мог быть полезен в войне против Украины — задействовали на начальном этапе. Во-вторых, опыт войн в Сирии не поможет российским военным в войне в Украине.

"Российский контингент в Сирии очень маленький. Основные силы, которые сражаются в Сирии, — это силы режима Асада. Россия же обеспечивала воздушную поддержку, логистическую поддержку, информационная разведка. А силы специальных операций были немногочисленны — это же не полки, это десятки, сотни человек, причем они уже и так воюют в Украине. Кого они из опытных могут задействовать в войне против Украины — конкретных летчиков, конкретных командиров, конкретных генштабистов, которые могут заниматься планированием боевых действий. Но вот их, скорее всего, задействовали с самого начала, с 24 февраля", — считает израильский офицер.

Плюс война в Украине существенно отличается от происходящего в Сирии. Максимальный опыт, который могли получить там российские военные — нанесение авиаударов фугасными авиационными бомбами (ФАБами), которые не отличаются точностью.

"Ну да, их пилоты набрались в Сирии опыта по сбрасыванию этих ФАБов, но это сложно опытом назвать. Это все-таки не опыт использования высокоточных противобункерных бомб, какие-то там уникальные летчики с этими уникальными бомбами", — отметил Левин.

Он добавил, что высокоточное оружие россияне особо в Украине не используют, "у них его или нет, или там буквально его совсем чуть-чуть, и они его хранят".

"У России есть КАБы (корректируемые авиационные бомбы) — противобункерные бомбы, их использовали в Сирии очень ограниченно. А вот в Украине мы их особо не наблюдаем. Ну, их использовать здесь нет против чего. Например, КАБами бессмысленно бомбить "Азовсталь" в Мариуполе, потому что там иной уровень глубины и брони. То есть российские КАБы не могут нанести существенного вреда подземным бункерам "Азовстали", которые вообще рассчитаны на ядерный взрыв. Таков был стандарт строительства промышленных объектов в советский период", — рассказал Левин.

Еще один резервный вариант привлечения военной силы — Беларусь.

"Но у Беларуси нет резервов, у нее сил хватает ровно на закрытие границы — с Польшей, Литвой, с Украиной. У них регулярная армия — это 10 тысяч человек. Ну, можно предположить еще мобилизацию. Хотя к мобилизованным белорусам будет еще больше вопросов, чем к россиянам. А 10 тысяч — это немного. Это не 100 тысяч, это не 50 тысяч", — пояснил эксперт, добавив, что Лукашенко тоже понимает потери росармии в Украине и поэтому не рискнет на данном этапе прямо входить в войну.

Полная версия интервью: Скрытое дезертирство и другие минусы "второй армии мира": интервью с военным экспертом Игалем Левиным

Напомним, сейчас самый важный участок фронта — контрнаступление на Харьковском направлении, которое приближается к  городу Волчанску, расположенному у границы с Россией. Освобождение и контроль над Волчанском определит судьбу битвы за Донбасс.

Прямой эфир