Украина наш дом

Шанс на жизнь: всё о трансплантации органов в Украине

Иллюстративное фото: kanaldom.tv

Когда дышится полной грудью, а чистая вода легко утоляет жажду, человек склонен думать, что так было и будет всегда. Но что делать, когда собственное тело уже не слушается тебя? Когда твой организм больше не может полноценно работать?

Очередной выпуск "Специального репортажа" телеканала "Дом" посвящен тому, как в Украине обстоят дела с трансплантологией. Почему украинцы вынуждены ехать в другие страны для пересадки органов, сколько нужно ждать операции, действительно ли можно забрать органы у любого человека и продать их на черном рынке? Об этом вы узнаете далее.

Презумпция несогласия

За 30 лет независимости в Украине проведено 2,5 тыс. операций по пересадке органов при потребности 5 тыс. в год. Для сравнения: по данным Глобальной обсерватории донорства и трансплантации, только за 2020 год во Франции выполнили 4429 трансплантаций, в Испании — 4427. Основная часть этих пересадок была выполнена не с помощью живых доноров, а за счет так называемых трупных трансплантаций, когда используют органы умершего человека.

"За предыдущий год было сделано 128 операций по трансплантации всех органов. За 6 месяцев этого года было проведено 132 операции по трансплантации. По факту, мы сейчас имеем 20 учреждений, которые уже фактически выполняют или выполняли такие операции", — рассказывает генеральный директор Директората высокотехнологичной медицинской помощи и инноваций Василий Стрилка.

Василий Стрилка. Фото: kanaldom.tv

В Испании и Франции действует презумпция согласия. Это означает, что все умирающие люди автоматически согласны стать донором, если только не написали отказ. В Украине же действует презумпция несогласия.

"Если есть потенциальный донор — человек, у которого диагностирована смерть мозга, — нужно спрашивать согласие у родных или, может, он при жизни уже дал согласие. И только после этого можно изымать органы для трансплантации. Если нет согласия человека при жизни или нет согласия родных — ничего не происходит", — поясняет украинскую реальность Василий Стрилка.

Впрочем, есть немало стран, где также действует презумпция несогласия, но граждане при жизни могут указать, что готовы отдать свои органы на пересадку. В США, например, потенциальный донор регистрируется в специальном реестре своего штата, сообщает о своем решении родственникам, а отметка о согласии вносится в его водительские права. Вместе с тем Штаты много лет лидируют в рейтинге стран, где делают наибольшее количество пересадок: в 2020 году там провели 39 916 трансплантаций.

В Украине такая процедура заработала недавно, но желающих не много. Стать донором, согласно опросу, соглашается лишь каждый пятый. У нас в стране, где действует презумпция несогласия, очень важно, чтобы это стало обычной практикой.

"За последние 2,5 года благодаря очень качественным изменениям политики государства, политики Минздрава у нас действительно появились первые признаки трансплантации как системы. Потому что каждый день поступают всё новые и новые сообщения о мультиорганных заборах, о появлении органов в той или иной больнице, новых пересадках. Поэтому, конечно, нам до системы еще далеко, но мы очень на правильном пути", — отмечает врач-хирург, кандидат медицинских наук Михаил Загрийчук.

Михаил Загрийчук. Фото: kanaldom.tv

Вскоре начнется разработка сайта Украинского центра трансплант-координации, на котором будет указана вся необходимая информация для оформления согласия. Саму процедуру упростят — в приложении "Дія" должна появиться соответствующая опция посмертного донорства. То же самое будут спрашивать у водителей перед выдачей прав, ведь чаще всего в реанимацию попадают именно в результате ДТП.

"У нас был случай, когда умер мужчина и его жена дала согласие на трансплантацию. И этот мужчина спас четыре жизни. Мы пересадили от него две почки, сердце и печень. И потом эти люди, которым благодаря ему спасли жизнь, приезжали к нам. И жена с ними познакомилась, она слушала сердце своего мужа, которого уже нет. То есть это частичка человека, продолжение жизни на земле. Это крайне гуманно, крайне благородно", — поделился Михаил Загрийчук.

Это пример удачный. Но в основном получить согласие родных, которые находятся в трауре после смерти близкого, нелегко.

"Очень сложно... Дорогого стоит найти этот контакт с родственниками умершего. Они сейчас в горе, например. Они понимают, что сейчас произошло что-то непоправимое. А тут им еще предлагают взять какой-то орган... Более того, нужно понимать, что тут считанные минуты идут. Ведь каждый орган отдельно от организма живет какое-то определенное количество времени", — поясняет медицинский адвокат, собственник юридической компании Grishakov Law Company Александр Гришаков.

Трансплант-координатор

Согласно новому законодательству, решающий разговор с родными об изъятии органов берут на себя трансплант-координаторы. Но это не единственная их задача.

Трансплант-координатор — ключевая фигура в обеспечении процесса пересадки органов. В его обязанностях — также ведение листа ожидания пациентов, которые требуют трансплантации органов.

"Эти пациенты пребывают в листе ожидания, они каждые три месяца обновляют анализы крови, поступают новые пациенты. Это всё надо вести: их надо сопровождать, консультировать, проводить по этому листу. Ну и плюс сопровождение самих операций трансплантации. Всё, что касается документации, трупного донорства, родственного донорства, — это всё проводится через систему, с которой у нас сейчас работают", — рассказывает Владимир, трансплант-координатор Национального института хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова.

Владимир. Фото: kanaldom.tv

Нужный орган может появиться в любое время, поэтому ожидающие пересадок пациенты находятся буквально на чемоданах.

"Я как раз собрался на гемодиализ, и мне жена звонит и говорит: всё, время, быстро собирайся. Сначала шок, потому что было неожиданно, действительно неожиданно. Мы приехали, мне сделали гемодиализ, и после этого меня сразу повезли на операционный стол и пересадили. Утром проснулся с новой почкой", — делится Олег, которому недавно пересадили почку от неживого донора.

Олег. Фото: kanaldom.tv

Сейчас в Единой государственной информационной системе трансплантаций (ЕГИСТ) зарегистрированы менее 100 трансплант-координаторов, в то время как их должно быть не менее 500. Однако даже при совершенной системе трансплантации увеличить число операций нельзя, если не будет достаточного количества согласных стать донорами или разрешений от родственников.

Смерть мозга

Главная проблема для трупной трансплантации — не отсутствие квалифицированных кадров и даже не уговаривание родственников умершего — это констатация смерти мозга.

"Ухудшается состояние, наступает смерть мозга, а сердце продолжает биться. И главный вызов, главное задание — зафиксировать, провести специальные обследования. Собирается консилиум докторов, которые проводят ряд специальных обследований, чтобы подтвердить смерть мозга", — уточняет гендиректор Директората высокотехнологичной медицинской помощи и инноваций Василий Стрилка.

Законодательно диагностика смерти мозга прописана, и это обязательная процедура в Украине, однако ее выполняют не всегда и не везде.

"Трансплантация начинается с отделения реанимации, где умирает человек, которому должны диагностировать смерть мозга. Это специальная процедура, которая длится более 6 часов. Куча оборудования подключается, устанавливается, что человек уже умер, что его невозможно вернуть в жизнь. Эта процедура должна происходить независимо от того, говорим о донорской трансплантации или нет. Это обязательная процедура, которая должна проводиться, но которая в большинстве случаев в Украине на сегодняшний день не проводится", — подчеркивает глава организации "Национальное движение за трансплантацию" Юрий Андреев.

Юрий Андреев. Фото: kanaldom.tv

По его словам, около 80% реанимаций не имеют должного оборудования для качественной диагностики смерти мозга.

Беларусь

Система ЕГИСТ работает в Украине с января 2021 года. Она позволяет в автоматическом режиме формировать подходящие по параметрам пары "донор — реципиент". До этого пациенты вынуждены были стоять в очереди на пересадку органов за границей, чаще всего — в Беларуси.

"Если брать мировую статистику, то Украина в Европе практически на самых последних местах по трансплантации. В Европе лидируют Испания и Беларусь", — уточняет медицинский адвокат Александр Гришаков.

Александр Гришаков. Фото: kanaldom.tv

Украина отправляет пациентов на зарубежное лечение, но оно не покрывает потребностей всех желающих. Одна пересадка органа в Беларуси стоит минимум 60 тыс. долл.

"Мы на протяжении многих лет отправляли на трансплантацию органов за границу — это Беларусь, Индия. На сегодняшний день, например, в листе ожидания в Беларуси находятся более 300 граждан Украины, за которых мы заплатили из государственного бюджета за их трансплантацию. И некоторые из этих людей ждут с 2016 года, и они до сих пор не получили трансплантацию", — сообщает Василий Стрилка.

Основная стратегическая цель — это предоставлять украинцам квалифицированную медицинскую помощь, чтобы не было потребности ехать за границу. Во всех странах есть дефицит донорских органов, а первые в очереди, конечно, собственные граждане, поэтому Украине стоит рассчитывать только на собственные силы.

Родственная и трупная трансплантация

В Украине разрешены всего два вида трансплантации — трупная (от уже умершего человека) и от близкого родственника. Для пересадки, кроме согласия, необходимо, чтобы донор с реципиентом подходили по ряду показателей, главный из которых — группа крови. Разумеется, от живого донора-родственника можно получить только парный орган (почку, легкое) или регенерирующийся — печень.

"Нуждается ребенок в операции, а у него группа крови не совпадает ни с папой, ни с мамой. И тогда встает выбор — либо пациент лечится диализом, сколько ему отведено судьбой, либо ждет трупную почку тоже неизвестно сколько, потому что у нас длительное время в Украине вообще не было трупного донорства и пациентам ждать было практически бесполезно. Оно появилось только буквально в последние 1,5-2 года", — отмечает Рубен Загробьян, заведующий отделением трансплантации почек в НИХТ имени А. А. Шалимова.

Рубен Загробьян. Фото: kanaldom.tv

Татьяна ожидала пересадку более полугода — всё это время она была на диализе. Это процедура, которую получают больные с почечной недостаточностью от аппарата "искусственной почки". Их кровь прокачивается через фильтр, и организм очищается от скопившихся продуктов распада, которые у здоровых людей выводятся с мочой. Пациентам с тяжелой почечной недостаточностью гемодиализ нужен через день. Пациентов подключают к аппарату "искусственной почки" на 4-5 часов.

"Поначалу, когда мне сказали, что я буду ходить на диализ, я очень сильно испугалась, потому что я знаю, что это такое. У меня отец 19 лет уже на диализе. Я понимала, что это за жизнь. Да, это был сильный стресс, были слезы. Мама хотела меня поддержать и сразу сказала: "Не переживай, мы сделаем тебе пересадку, и ты будешь жить нормально. Я стану донором", — вспоминает Татьяна, которая получила почку от матери.

Татьяна. Фото: kanaldom.tv

Это нелегкое решение, но другого выхода не было, состояние ухудшалось. Мать Татьяны начала проходить обследование и лечение, чтобы плавно и безболезненно подойти к пересадке и восстановлению после операции.

"Это было решение не за один день, конечно. Все переживали, сможет ли мама потом уже жить нормальной жизнью. Потому что из одного инвалида может стать два. Когда я ложилась на операционный стол, во-первых, страх был. Переживала за маму, будет ли ее вторая почка справляться с ее организмом. После операции чувствовала себя совсем по-другому. Я даже не знаю, как правильно объяснить. Я ожила после операции. Всё изменилось в лучшую сторону", — рассказывает Татьяна.

Операции по трансплантации проводят и детям.

"Мы сейчас проводим эти операции маленьким детям, но пересадка идет от родителей и от взрослых людей. Маленьким детям в возрасте от 1 года — главное, чтобы вес был порядка 10 кг. Хотя были случаи и 8 кг. У нас есть хирурги, которые выполняют эту операцию", — рассказывает Рубен Загробьян.

Такая история произошла в семье Кучеренко — заболел сын Дима. После долгого лечения врачи отправили его на гемодиализ.

"Диагноз у нас был быстро прогрессирующий гломерулонефрит. Мы лечились больше месяца в нашей Одесской областной детской больнице, но, к сожалению, наш Дима оказался гормонорезистентный, и мы переехали лечиться в Киев. Ребенок был в тяжелом состоянии. Мы больше месяца были в реанимации", — говорит Оксана Кучеренко, мама Димы.

Диме подходила почка и матери, и отца. После итоговых обследований врачи в качестве донора выбрали Оксану. Операция прошла успешно.

Оксана и Дима Кучеренко. Фото: kanaldom.tv

Но есть также случаи, когда отдать, подарить, пожертвовать необходимый орган некому.

"Если подходящих родственников нет, то мы ставим пациента в лист ожидания на орган от умершего человека. За последние полгода у нас в реанимации было 6 таких случаев, тогда почки умершего человека после согласия родственников пересаживаем нашим пациентам. Результаты просто потрясающие. Например, у нас пациент 10 лет на диализе — это трижды в неделю по 4 часа ты лежишь, и твоя кровь пропускается через аппарат. Плюс ты один час едешь на диализ сейчас. Плюс резкие перепады давления и так далее", — привел пример Михаил Загрийчук.

На операции борьба не заканчивается. Пересаженный орган воспринимается организмом как чужеродное образование и включает против него иммунитет, вытравливая из тела. Именно поэтому всю жизнь реципиент принимает иммуноподавляющие препараты.

Донбасс и Крым

Граждане Украины из временно неподконтрольных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), а также оккупированного Крыма, которые нуждаются в пересадке органа, также могут попасть в лист ожидания.

"Для нас все граждане Украины одинаковы. И граждане с неподконтрольных территорий могут спокойно приехать, например, во Львов и стать там в лист ожидания центра трансплантации", — заверяет Василий Стрилка.

Но для того, чтобы зарегистрироваться в системе ЕГИСТ, необходимо будет приехать на подконтрольную территорию. Дистанционной процедуры нет.

На временно неподконтрольных территориях электронного реестра наподобие ЕГИСТ нет. В Луганске и Крыму операции по трансплантации вообще не делают — нет необходимой базы. Российское издание "Комсомольская правда" в июне этого года писало, что в Донецке сейчас можно пересадить только почку. В трансплантации органа нуждаются более 200 человек, в то же время операций проводят единицы. Кроме того, 600 людям не хватает аппаратов для гемодиализа.

"Черная трансплантология"

Врачи считают, что вокруг трансплантологии много мифов. Например, что богатые люди могут позволить себе пересадку вне очереди. По словам врачей, это не так.

"Приоритетность и распределение донорских органов абсолютно не зависит от вашего богатства или вашего статуса. Потому что сопоставление пары "донор — реципиент" происходит по специальной электронной системе, в которой нет графы, где можно вписать богатства, например. Отборы идут по четко определенным критериям: статут экстренности, насколько срочно необходим орган этому человеку, насколько этот орган подходит человеку, и это невозможно", — поясняет гендиректор Директората высокотехнологичной медицинской помощи и инноваций Василий Стрилка.

Да, пересадка органов — дорогая процедура, но ее полностью финансирует государство.

"На сегодня у нас нет проблемы с финансированием, во всех учреждениях, которые являются участниками пилотного проекта по трансплантации, мы гарантируем оплату, у них есть на счетах деньги. Минздрав перевел предварительную оплату, чтобы у учреждений было за что закупить необходимые медикаменты, оборудование, чтобы они были готовы проводить трансплантацию", — подчеркивает Василий Стрилка.

Он утверждает, что в Украине приобрести орган на "черном рынке" и пересадить его невозможно.

"Вопрос "черной трансплантологии", "черного рынка" органов — миф и фантазия. Это только в фильмах показывают, как в подвале пробуют что-то делать. Трансплантация — это очень высокотехнологическая вещь, к процессу привлечены десятки людей. И мы всех медиков, которые могут выполнить операции по трансплантации в Украине, знаем по именам", — заверяет Стрилка.

Одних законов недостаточно

За последние 2 года Украина совершила законодательный прорыв в сфере пересадки органов и ситуация наконец-то сдвинулась с мертвой точки. Число пересадок растет, что дает возможность спасать больше людей, ведь пересадка органа — это не вопрос лечения, это вопрос жизни и смерти.

Но самое сложное — борьба с предрассудками и популяризация посмертного донорства. Одних законодательных изменений недостаточно. Граждане Украины должны понять, что в беде может оказаться любой из них, и, соглашаясь быть донорами, они помогают в первую очередь себе и своим близким.

Прямой эфир