Украина наш дом

Северодонецк спустя 7 лет после освобождения: интервью с главой Луганской ОГА Сергеем Гайдаем

Сергей Гайдай. Фото: kanaldom.tv

Семь лет Северодонецк снова живет под украинском флагом. Незаконные вооруженные формирования захватили город в мае 2014 года, а уже 22 июля он был освобожден.

Сегодня Северодонецк — это административная столица подконтрольной Украине части Луганской области. В связи с военными действиями здесь введена областная военно-гражданская администрация (ВГА). С октября 2019 года ее возглавляет Сергей Гайдай.

О главных проблемах столицы и региона, о новых проектах и планах на будущее председатель Луганской облгосадминистрации — руководитель Луганской областной ВГА Сергей Гайдай рассказал в интервью телеканалу "Дом".

Проблемы, накопленные годами

— Что лично для вас значит освобождение Северодонецка?

— Ну, конечно, важное событие. Я не застал те года, когда здесь происходили эти страшные вещи, когда здесь была война, непосредственно в Северодонецке. Я не застал и тот день, когда освобождали город — я тогда работал совершенно в другом конце страны. Но учитывая, что это мой родной город, я здесь родился, — конечно, это важно. Важно и очень, как бы это пафосно не звучало, очень волнительно. Потому что мы сейчас имеем возможность здесь спокойно работать, мирно жить.

— Как изменился город за эти семь лет?

— Меня назначили руководить областью чуть больше полутора лет назад. Приехав в Северодонецк, за эти полтора года я понимаю, что, к сожалению, особо развитием города ранее не занимались.

Здесь нужен такой монументальный подход. Давайте возьмем глобальные вещи. Система канализации вся устаревшая, всё нужно менять. Если мы будем заниматься только фасадами и высаживать цветы, то каждый дождь показывает, что город просто тонет.

Когда мы подняли вопрос по модернизации банально ливневок, то выяснилось, что тут до сих пор работает система не ливневок, а сбора воды в емкости, и потом оттуда откачивают. Ну, это какой-то прошлый век, в принципе. Поэтому сейчас делаем на этом акцент.

Возьмем систему теплоснабжения. Тоже все системы старые, все прогнившие. Очень часто происходят аварии, которые пытаются просто латать. Это всё нужно менять, просто менять комплексно.

Возьмем систему общественного транспорта. Вот троллейбусы. В принципе, отличный вид транспорта для жителей. Но КПД уменьшается с каждым не то что годом, а с каждым месяцем. Потому что вся система, все сети устаревшие. Везде идут потери электроэнергии, техника постоянно ломается.

Где-то нет мест для отдыха людей как таковых. Хорошие, яркие, современные места отдыха отсутствуют.

Возьмем спортивное направление. Ледовый дворец — проблема, ДЮСШ — проблема, стадионы — проблема, парки, где можно отдыхать и заниматься физкультурой, — проблема, бассейны — проблема.

То есть за что ни возьмись — везде нужно комплексно, стратегически менять всё.

Поэтому мы таким способом и пошли. Это долго. Потому что проекты, тендеры, выделение финансов — это всё длительные процессы.

Но определенный результат мы уже будем видеть, начиная с этого года. И дальше с каждым новым годом мы увидим просто уже большие системные изменения.

Давайте так: в этом году буквально через неделю-две мы увидим начало строительства модернизации троллейбусного сообщения. Мы уже начинаем вести новую ветку Северодонецк — Лисичанск — Рубежное — Северодонецк. В этом году мы должны закончить кусочек от Северодонецка до железнодорожного вокзала в Лисичанске.

Что касается спорта. С помощью финансов, которые привлекает в город народный депутат Алексей Кузнецов, мы в прошлом году сделали в школах стадионы, в этом году еще пару стадионов сделаем. Мы сделаем бассейн в школе-коллегиуме.

За деньги ГФРР (Государственный фонд регионального развития, — ред.) мы начали уже ремонт бассейна "Садко". Меня с "Садко" связывает вообще большая история, потому что моя мама там тренировала деток, я сам там научился плавать. Это единственный большой хороший бассейн.

Мы улучшаем сейчас спортивную инфраструктуру в принципе по всей области. Мы — одна из шести пилотных областей, где будет проводиться модернизация по проекту президента "Здоровая Украина". В рамках этой программы по всей области в этом году мы сделаем 52 спортивные площадки. Совершенно новые, типовые, площадью 140 кв. м. В 2022 году мы закончим и всего будет 215 таких спортивных площадок. Бассейн в коллегиуме мы закончим, "Садко" мы закончим. Еще два дополнительных стадиона мы построим.

В этом году мы презентуем проект нового парка в центре города. В этом году мы его начнем, возможно, даже успеем закончить — но это зависит от привлечения средств.

Нам помогает Юрий Голик, Кирилл Тимошенко, предприниматели из Днипра. И мы построим в Северодонецке Аллею славы, о чем долго говорили в Офисе президента. И вот нам ребята помогли, и мы реализуем этот проект. Старт проекта начнется где-то в августе. Я думаю, что за 3 месяца мы его сделаем. Он будет такого же плана, как и в Днипре. Я был там, посмотрел — мне очень понравилось.

То есть, в принципе, город увидит за два года уже такие глобальные положительные изменения.

К тому же мы обязательно закончим в 2022 году реконструкцию дамбы в пгт. Боровское, которую начали в этом году. Мы модернизируем систему наполнения озера Чистое. Также сейчас разрабатывают проект по облагораживанию территории, строительству объектов для отдыха вокруг озера Чистое. Это и само озеро прочистить, сделать дорожки — как пешеходные, так и беговые, велосипедные. Плюс это видеонаблюдение, лавочки, места, где будут расположены нормальные кафе, а не просто хаотично стоять какие-то киоски. Также проговариваем, чтобы учесть все моменты касательно инклюзии.

Мы в области вообще делаем акцент на инклюзии. Например, проект первой леди Елены Зеленской по модернизации школьных столовых здесь мы тоже обязательно делаем акценты на инклюзии. За пару лет мы закончим обустройство всей системы инклюзии, это не только пандусы или подъемники, это и туалеты, умывальники. И это не только школы, а все учреждения. Например, в спортивных объектах это будет учтено в том числе и для душевых.

— Вы ранее говорили, что планируете размещение в Северодонецке полка Нацгвардии. Зачем и на каком этапе реализация этой идеи?

— Мы обязательно планируем это закончить. Может, не получится в этом году, но в следующем точно разместим полк Нацгвардии в Северодонецке.

Это позволит в город привлекать ежемесячно порядка 9 млн грн дополнительно. Это в виде НДФЛ (налог на доходы физических лиц, — ред.). Суммарно планируем разместить 1400 человек. И вот за эти деньги НДФЛ мы сможем намного больше инфраструктурных проектов реализовать в городе и в целом в объединенной территориальной громаде. То есть это город и ближайшие села.

Безопасность и прифронтовая зона

— Какова сейчас ситуация с безопасностью в прифронтовых зонах?

— Ситуация сложная. Идет обострение на линии соприкосновения. К сожалению, снова возобновились сводки по поводу ежедневных обстрелов, у нас практически каждый день или через день раненые, опять есть погибшие. Именно на нашей части Луганской области, подконтрольной.

Подтягивается всё больше тяжелого вооружения со стороны российских оккупационных войск. Это системы артиллерийского ведения огня, минометы, танки это всё фиксируется ОБСЕ.

У нас даже над Северодонецком пролетали российские беспилотники, было и такое.

А у нас в Северодонецке возобновило работу предприятие "Азот", хоть и не в тех объемах, как 10 лет назад, но тем не менее они уже производят селитру в больших объемах. А мы помним ту трагедию, которая произошла в Бейруте непосредственно с селитрой (4 августа 2020 года на складе в Бейруте взорвались 2750 тонн аммиачной селитры, 100 человек погибли, около 4 тыс. получили ранения, — ред.). У нас ее намного больше.

— Удается ли облегчить жизнь людей в прифронтовых населенных пунктах?

— На линии соприкосновения у нас практически везде действуют военно-гражданские администрации (ВГА). Что это дает нам? Это дает скорость принятия решений. Хотелось бы, чтобы у этих громад, которые расположены на линии соприкосновения, было больше своих возможностей, собственных денег.

Везде огромное количество проблем. Вот, например, на линии соприкосновения прорыв трубы или порыв электросетей. Здесь это не история о том, что быстренько связались с соответственными службами, они приехали и отремонтировали. У нас были прецеденты, когда выезжали ремонтники и попадали под обстрел. Хотя предупреждали ту сторону о том, что будет работать исключительно ремонтная бригада по ликвидации проблемы. Вот в этом проблема.

Нам очень помогают международные наши партнеры. Разные совершенно организации. Это и USAID, и UNICEF, это и ПРООН и другие. Помогают восстанавливать интернет, восстанавливать амбулатории, фельдшерские пункты, дают нам оборудование.

Вот Канада нам дала мобильные Центры предоставления админуслуг (ЦПАУ). И на сегодняшний день даже самые отдаленные сёла имеют возможность получить определенный сервис на месте. Порядка 180 услуг ЦПАУ может предоставлять вплоть до оформления паспортов. Людям не нужно уже ехать в районный центр, а к ним уже приезжает на место машина, полностью укомплектованная всей техникой, и оказывает услуги.

Мы запустили программу и по области, и в самые отдаленные села ездят два медицинских микроавтобуса. В одном люди имеют возможность сделать какую-то флюорографию, рентген. Второй автомобиль — это мобильная лаборатория, где могут сделать анализы. Всё это делается для жителей бесплатно. Мы договариваемся с областной больницей, с местной властью, они небольшие финансы переводят (там буквально до 50 тыс. грн). Это позволяет нормально и своевременно выезжать как по линии соприкосновения, так и вглубь области — в самые отдаленные населенные пункты, и там оказывать и медицинские услуги.

— Как вы считаете, работа военно-гражданской администрации в Северодонецке еще актуальна?

— Пока военные не дадут нам заключение о том, что составляющая безопасности позволяет провести выборы, то да, актуальна. Более того, несмотря на то количество проблем, которые в городе существуют, с ВГА удалось, в принципе, сделать большой прорыв.

Но всё требует огромных инвестиций. Поменять канализацию в городе Северодонецке — это не десятки, а сотни миллионов гривен. Я пока даже боюсь назвать точную цифру. Сейчас проводится мониторинг, мы на части, участки разбиваем эти сети и потихоньку это всё восстанавливаем. Но это та работа, которую люди не увидят. Знаете, если побелить фасад какой-то девятиэтажки в центре города или утеплить ее, конечно, люди будут проходить мимо и говорить: "Ой, класс, вот пошла работа".

Но на самом деле проводится и та работа, которая важна для людей, но которую они просто не увидят. Идут эти работы, вкладываются огромные средства для того, чтобы зимой было как можно меньше порывов на теплосетях. Каждый большой ливень мы видим просто реки, которые текут по дорогам. Кто-то говорит: "Давайте, сделаем дорогу". Ну, подождите, давайте мы сначала сделаем канализацию, а потом уже будем сверху накрывать это всё асфальтом. Потому что нецелесообразно закапывать деньги в землю в виде дороги, а потом на следующий год из-за порывов ломать этот новый асфальт и восстанавливать канализацию, а потом снова вкладывать деньги в ремонт дороги. Это неправильно. Расточительство, как говорится.

Поэтому стратегически изменения в городе проходят и проходят из месяца в месяц. Люди увидят это в виде просто стабильной работы каких-то коммунальных сетей.

— Как вы оцениваете процесс реинтеграции временно неподконтрольных территорий? Что сделано, а что еще не удалось?

— Очень много говорится о реинтеграции, это очень тяжелый и длинный путь. Но все-таки самое плодотворное на пути к реинтеграции, возвращению наших территорий — это улучшение ситуации на подконтрольной территории. Каждое новое строительство, каждый капитальный ремонт, строительство дорог, обустройство амбулаторий, школы, садики, детские и юношеские спортивные школы, бассейны, стадион... Всё, что мы строим, ремонтируем здесь, дает колоссальный взнос с нашей стороны именно в систему реинтеграции.

Потому что на неподконтрольной территории более семи лет ведется российская пропаганда. Круглосуточно. Украинские сигналы там глушатся. А бороться с этой пропагандой мы можем в первую очередь вот таким образом. Когда люди переходят к нам с неподконтрольной территории, видят как мы развиваем область, то, возвращаясь обратно и слушая и видя какую-то пропаганду, они уже понимают, что информация не соответствует действительности. Мы не говорим, что у нас все замечательно, проблем очень много. Но когда они видят изменения в лучшую сторону, то потихоньку у людей откладывается эта мысль, а дальше это "сарафанным радио" переносится от человека к человеку, что все-таки на неподконтрольной территории людям говорится неправда, а в Украине, непосредственно в Луганской области, идут изменения к лучшему.

Но до сих пор еще не решен вопрос с информационной безопасностью, с усилением в медийном плане. Нам бы хотелось, чтобы выделяли больше денег для того, чтобы мы развивали радио, телевидение, чтобы мы открывали больше корпунктов, чтобы мы больше развивали наши местные телеканалы и представительства центральных телеканалов здесь. Чтобы было лучше оборудование, чтобы они могли быстрее реагировать.

И нет у нас еще возможности полноценно глушить на линии соприкосновения ту пропаганду, которая доходит пока с той стороны. Я над этим бьюсь уже полгода, надеюсь, что мы этот вопрос все-таки уже решим, как, в принципе, и все вопросы, которые мы начинаем.

Модернизация Попаснянского райводоканала

— Также важный вопрос для Луганской области — модернизация Попаснянского райводоканала. Каковы перспективы?

— Уже подписаны документы по кредиту в 70 млн евро, который нам дала Франция. Мы наконец-то прошли все инстанции и провели все переговоры, и во Франции провели все переговоры, в Кабмине все согласовали. Верховная Рада Украины ратифицировала и на днях президент Украины подписал уже окончательный документ, который позволяет нам использовать эти средства.

Франция проводит работы по изготовлению проектной документации, Франция проводит тендер, и французская компания будет проводить эти работы. Также они будут привлекать в субподряд и наши луганские компании. Я уверен, что в течение осени завершатся все работы по поводу проектной документации, экспертизы и тендера. И с весны начнутся уже работы.

За сколько времени вы планируете модернизировать водоканал, насколько объемные это работы?

— Работа колоссальная, она объемная. Скорее всего, эти работы будут проводиться в течение двух лет. Просто не успеют такой объем работ провести быстрее. Это физически очень сложно, даже несмотря на то, что это французская компания, известная мощная компания, у которой достаточное количество и людей, и техники.

Кроме того, 10% от всего объема работ нужно будет проводить непосредственно на линии соприкосновения. А это будет зависеть от составляющих безопасности. Потому что мы прекрасно понимаем, что если во время проведения работ будут какие-то обстрелы, то работы будут остановлены, пока мы не получим гарантии, что в течение месяца-двух-трех компания сможет безопасно работать.

И что даст модернизация?

— Две вещи. Во-первых, стабильная подача воды жителям области, во-вторых, это нам позволит существенно экономить деньги. Потому что очень много незаконных врезок в сети водоснабжения, сети старые, поэтому очень часто проходят порывы — соответственно, мы теряем воду, мы останавливаем подачу воды, пока ребята-техники не устранят эту поломку, плюс водоканал тратит деньги на эти ремонты.

Будет заменена практически полностью вся система. И люди получат стабильную подачу воды, а водоканал получит экономию в связи с отсутствием затрат на ремонты.

— После модернизации Попаснянский райводоканал так же и продолжит 90% воды поставлять на оккупированную часть Луганской области и лишь 10% на подконтрольную Украине?

Мы готовы, но "власти" на временно оккупированной территории периодически все-таки создают проблемы, даже жителям неподконтрольной Украине территории. Из-за очень засушливой, сухой погоды, жары на неподконтрольной территории воды всё меньше и меньше. И есть подтверждения, что оккупационные власти жестко ограничили подачу воды людям. Воду дают на пару часов в день. С водой там колоссальная проблема.

И тем не менее они пытаются оспаривать наши тарифы, оспаривать суммы. Потому что их задолженность большая, порядка 170 млн грн. И они пытаются оспаривать и эту сумму долга.

Мы готовы стабильно наших людей, которые живут на временно оккупированной территории, все-таки снабжать водой.

Прямой эфир