Украина наш дом

"Я злюсь на мужчин, которые скрывались и уехали из страны": интервью с Дашей Астафьевой

Даша Астафьева. Фото: kanaldom.tv

Даша Астафьева с первого дня полномасштабной войны начала заниматься волонтерством, готовила обеды для всех, кто в этом нуждался. Сейчас телезвезда создает новые украиноязычные проекты. В частности, "Такі страви", где Даша готовит вместе с известными людьми. Об этом певица, актриса, телеведущая и волонтер Даша Астафьева рассказала в эфире шоу "Ранок Вдома".

Ведущие — Ирина Хоменко и Костя Октябрьский.

— Хотим услышать, как ты живешь, что ты делаешь сейчас?

— Я, как и многие украинцы, которые оставались с первого дня войны здесь, сначала, конечно, находилась в состоянии шока. Пыталась делать что-нибудь полезное, помогать, старалась держаться сама и поддерживать своих близких. И сейчас очень радуюсь, что понемногу отхожу от такого тяжелого состояния, что достаточно уже начистила картошки и плавно переключаюсь на свои проекты.

Эта боль, которая окутала нашу страну, пришедшая в каждый дом, в каждую семью, — несовместима с тем, чем я занималась раньше. Конечно, я не сидела, не ощущала себя, что я там какое-то интернет-войско, как очень многие себя ощущали. Мне досадно за этих людей, что очень многие растерялись и не делали чего-то, физически не помогали, что действительно было очень нужно именно в эти первые месяцы войны.

— Мы видели твои обращения к гражданам России. Мы видели, как ты пошла помогать, как могла. Включилась эта полноценная женщина. По-видимому, каждого шокировали кадры, когда секс-символ Украины Даша Астафьева сидела на кухне и чистила картошку. Эти здоровенные лоханки...

— Вагоны.

— Сколько ты вообще начистила? Ты считала килограммы?

— За день у нас один человек чистил где-то мешок картошки, это около 50 килограммов. Но, честно говоря, это в первые дни было каким-то странным, шоковым состоянием, но ты потом привыкаешь.

Я постоянно включала и слушала аудиокниги. Я постоянно кому-то звонила, успокаивала родных. И это уже стало такой хорошей привычкой. Сейчас, правда, руки немного болят, но я не жалуюсь. Я очень рада, что смогла стать полезной.

И хотя некоторые мои коллеги смеются, говорят, что Астафьева, это не твое место — чистить картошку. Так почувствовало мое сердце, а я всегда следую за сердцем.

И знаете, это невероятные ощущения, когда на улице тебе жмут руку не за то, что ты была обнаженной на обложке журнала (хотя и это было когда-то уместно), а сейчас — во время войны.

Я даже первые дни стеснялась. Потому что я не могу пойти стрелять, не могу быть в теробороне. Я не могу еще что-нибудь делать. Но я включилась и делала то, что требовалось.

Я чувствовала, что это не просто еда. Это не просто теплые блюда, которые мы готовим для наших защитников и защитниц. Я поняла, что это очень большая поддержка и очень многие это восприняли как пример и тоже начали помогать, перестали бояться, начали выходить из подвалов.

Все мы поддерживали друг друга, кто как может. Мы и животных кормили, оказавшихся на улице. Люди стали воспринимать информацию в другом векторе.

Не надо молчать, стесняться. Нужно рассказывать, что ты можешь быть нужным.

Я почувствовала, что всегда стеснялась, молча помогала, что-то делала. Но война — это не то время, когда нужно замалчивать свои поступки.

— А в повседневной жизни, до войны ты любила готовить?

— Я готовила. Но в войну это было, знаете, как лечение каких-то внутренних травм, когда ты лечишь свою душу чем-то таким теплым, домашним. Здесь все человечное из тебя начинает вылезать через эти как трещины какие-то. И этой весной и летом я открыла в себе просто такую домохозяйку. У меня уже и варенье, и джемы, и лимонады. Мне это очень помогало отвлечься. Потому что каждый, кто здесь оставался, чувствовал это напряжение, эти страхи.

И когда я пришла с фартуком и с ножом, и очутилась перед закрытой дверью, и мне говорят: волонтерский центр закрыт… Я не думала, что это будет такой маленькой, но большой для моей души трагедией.

Но тут я задумалась о своем проекте. В себе я очень долго это вынашивала. Мне всегда нравились женщины, внешне не ассоциирующиеся с бытом, с приготовлением пищи, и ты смотришь, никогда не поверишь, что эта женщина готовит. Они всегда интересны были для меня. Я очень много фильмов просмотрела, где актрисы, от которых ты не можешь отвести взгляд, и ты так удивляешься, что она готовит. Мне показалось, что это будет хорошая идея для формата, во-первых, помощи нашим ВСУ.

Во-вторых, это контент, который будет поддерживать украинцев, помогать отвлекаться от тяжелых мыслей. Например, я поначалу очень злилась на уехавших. Это не касается тех, кто берег своих детей. Это не касается женщин, которые не могут себя защитить. Но я до сих пор очень злюсь на мужчин, которые прятались, платили деньги и уехали. Это, конечно, стыд, который будет идти с ними нога в ногу до конца жизни. Я не знаю, как эти мужчины будут возвращаться.

И у меня было очень большое желание что-то создать свое. Но я до конца не верила в свои силы.

— Это определенный проект, которым ты сейчас занимаешься?

— Да, это проект, где я готовлю вместе с известными людьми для наших ВСУ. Он называется "Такі страви". Он транслируется на моем YouTube-канале. Я думаю, что это не только меня поддерживает. Это поддерживает всех украинцев, которые сейчас скучают по стране, находятся сейчас в очень тяжелом состоянии.

Я вспомнила, что в детстве были традиции собираться с родителями, садиться у телевизоров и смотреть что-то такое теплое, согревающее, объединяющее всю семью. Может, вместе готовить тоже. И первыми я позвала в эфир людей, с которыми дружу, которые тоже оставались в Украине, помогали.

— Кто это?

— Алексей Дурнев и Евгений Клопотенко.

Евгений Клопотенко был моим первым гостем. И это, знаете, тот случай, когда... Вот я всегда смотрела, думаю, ну какой-то странный парень. Ну, действительно странноватый. Ну, кому он нравится? Когда он пришел, он настолько покорил меня своим профессионализмом.

Честно скажу, что Клопотенко научил, как все правильно делать, как все правильно снимать. Потому что сначала ты не понимаешь — так ли ты делаешь, не так ли. У меня опыта — ноль. Ни как телеведущей, ни как профессиональной домохозяйки, готовящей на камеру. Я сразу, когда увидела картошку, — бегом чистить. Хоть что-то, что я могу сделать. А потом уже как-то само пошло.

Второй пул съемок — я позвала всех артистов, которые оставались в Украине и волонтерили. Это мои друзья Курган и Агрегат (лидеры хип-хоп группы Курган & Agregat, — ред.), они необыкновенные. Агрегат и Курган, имея 14-16 тысяч подписчиков, собирали миллионы гривен для защитников, для помощи, для обмундирования, лекарства собирали. И у нас такая связь неразрывная. Я надеюсь, что это навсегда.

— Что ты сделаешь после нашей победы?

— Вот все сейчас за границей и мечтают вернуться. Я очень люблю свою страну, но, пожалуй, я поеду на запад страны и немного отдохну. Я не хочу оставлять Украину, но мне будет очень тяжело видеть людей, которые приедут и будут здесь вешать себе медали. Так что, чтобы не бить никому морду, мне кажется, я поеду, чтобы этого не видеть.

Я очень жду победы, как и каждый из нас. Я надеюсь, что скоро мы все будем поздравлять друг друга. Мы постараемся забыть этот страшный сон.

В свою очередь, я хочу пожелать нашим защитникам сил. Потому что все, что сейчас мы видим каждый день в новостной ленте — это действительно героические поступки.

Я хочу пожелать семьям погибших и тем, кто потерял свой дом, свою семью, себя потерял, я хочу вам пожелать сил и веры, что впереди нас ждет только самая лучшая жизнь.

Сейчас мы для всего мира — пример несокрушимости и силы духа. Пусть будет так всегда.

Читайте также: "Для меня петь сейчас — значит, что я живу здесь и сейчас": лидер "Другої ріки" Валерий Харчишин в программе #Муз_Оборона

Прямой эфир