Украина наш дом

"В украинском кино такого точно не было": о фильме "Я работаю на кладбище" говорим с Павлом Белянским и Иваном Тищенко

Павел Белянский и Иван Тищенко. Фото: kanaldom.tv

"Я работаю на кладбище" —  украинский художественный фильм 2021 года режиссера Алексея Тараненко. Сценарий фильма базируется на одноименной книге блогера и писателя Павла Белянского.

Фильм создан в копродукции с Польшей. Общий бюджет на производство ленты от создания сценария составил почти 22 млн долл., из них Украинский культурный фонд оплатил более 70%.

По жанру "Я работаю на кладбище" относят к драме, комедии с элементами черного юмора. Главный герой — Александр, в прошлом архитектор — работает на кладбище и имеет свою контору по изготовлению памятников. Каждый день к нему приходят новые люди для заказа памятников близким. Показанные жизненные ситуации иногда — грустные, иногда — комические. Но и в жизни главного героя есть тайна, которая не дает ему стать счастливым человеком.

"Я работаю на кладбище" уже представлен на нескольких конкурсах и получил награды. Показ фильма в украинском широком прокате стартует 15 сентября.

Автор сценария и книги Павел Белянский и художник-постановщик Иван Тищенко пришли в гости к шоу "Ранок Вдома". Они утверждают, что такого фильма в украинском кинематографе еще точно не было.

Ведущие программы — Лилия Ребрик и Костя Октябрьский.

— Название фильма чрезвычайно интригующее…

Белянский: Я вам сразу скажу, в украинском кинематографе такого фильма точно не было. Я вам гарантирую.

Что бы вам ни говорили, когда вы его увидите, вы скажете себе: ничего подобного мы никогда еще не видели в украинском кино.

— Это же был сборник сюжетов. Сколько времени ушло на создание сценария целостного фильма?

Белянский: Год.

— Год?

Белянский: Это была самая сложная задача — сделать целостную картину из отдельных историй, из отдельных рассказов. И сложность была в том, что большинство этих историй не выдуманы, они реальны. За ними стоят настоящие люди.

Это я работал на кладбище.

Я 5 лет работал на кладбище, и ко мне приходили заказчики, заказывавшие надгробные памятники и другие ритуальные изделия. И в сценарии нужно было как-то отойти от реальных людей. Это, во-первых.

А во-вторых, надо было придумать какую-то центральную историю, на которую все бы нанизалось как бусинки.

— То есть прототип главного героя — это вы?

Белянский: Да. Но это его история — не моя. У героя — своя отдельная. Не хочется спойлерить, что у него, потому что только посмотрев фильм до конца, можно будет понять, что именно и почему он делает на кладбище.

— Павел, вы даже появляетесь в кадре. В образе кого? И как получили роль?

Белянский: По блату (смеется). Я знаком с продюсером. Вообще, на этом настояли продюсеры. Если бы у меня была возможность не сниматься, я бы не снимался, потому что быть актером сложно. И этому нужно учиться.

Мне было не трудно, потому что я играл сам себя. То есть я занимался именно этим 5 лет, я принимал заказы, сдавал работы заказчикам, которые приходили и говорили: все не так, надо переделывать. А я говорил: нет, все хорошо.

— Все равно, такая тематика… кладбище. Как происходило погружение в нее?

Тищенко: У каждого есть своя история. И чтобы сделать свою сценографию, нужно придумать свою историю, свое отношение к этому.

Для меня это была картина Хуго Силберга "Сад смерти". На ней изображен выходной день Смерти. И вот когда у нее выходной, она выращивает цветочки, поливает их.

Картина "Сад смерти". Хуго Симберг, 1896 год

Этот образ и был заложен, что у нас определенная оранжерея, в которой главный герой прячет свою боль. Только у него здесь растут не цветочки, у него растут памятники.

И он среди многих бед скрывает свою боль, свое горе. Отсюда и павильон как оранжерея.

— Что вам как художнику-постановщику пришлось в декорациях переделывать, чтобы сама атмосфера не удручала? Я так понимаю, что кино позиционируется как комедия, верно?

Тищенко: Да, очень трудная тема. Герой свою боль спрятал среди разных... Но все равно она его преследует.

И вот этот павильон как бы кладбище. Памятники. Надписи белого цвета. Игрушки. Ему приносят макеты [памятников, фотографии], и через эту работу он убегает от своей боли. А игрушки все равно рядом с ним. Это его детская тема.

И эта атмосфера еще перекликается с офисом главной героини. Здесь очень удачную ребята нашли локацию — там окна словно кресты получились. И замысел режиссера, что она создала себе готический храм. Ее стол — могильная плита, и она себя зарыла в работу.

Наш герой в памятники погрузился, а она себя зарыла в работу.

У этих людей произошла трагедия, и они себя зарыли. Каждый выходит из ситуации так, как ему удобно.

Вот у нее огромный бетонный стол, у нее все вещи мертвые — мертвые яблоки, мертвые цветы. Я специально цветы с кладбища выкрасил в серебро, и они вокруг нее. И там у нее Том Уэйтс поет о Рождестве.

— Раз это комедия, то какая? Комедия характеров, комедия ситуации?

Белянский: Там достаточно комического. И когда были показы на каких-нибудь конкурсах, люди много смеялись.

Лента прошла несколько конкурсов. И Варшавский, Берлинский, наверное. Я не помню все. Есть награды. И нас поощряли, нас всегда звали и принимали. Потому что это кино очень не похоже на выходящее на экран. Нетипичное кино.

— А почему премьера 15 сентября?

Белянский: Потому что год кино ездило по миру на разные конкурсы. А премьера, первый показ был в Киеве [в 2021 году] на фестивале "Молодость". А с 15 сентября стартует именно широкий прокат. То есть она выходит к зрителю, наконец. Так что приходите в кинотеатры — не пожалеете.

Читайте также: Мы хотим по-новому открывать Украину для мира: о новом сезоне канала "Дом" говорим с гендиректором ГП "МПИУ" Юлией Островской

Прямой эфир