Украина наш дом

"Боевые" и "небоевые" буряты в войне против Украины — детальный разбор от фонда "Свободная Бурятия"

Бурятия. Иллюстрация: Google maps

Информация о том, что жители российской Республики Бурятия воюют против Украины, появилась еще в 2015 году. Тогда это был Донбасс. Так, в марте 2015-го замкомандующего АТО Валентин Федичев сообщал, что "600 российских наемников бурятской внешности 26 марта прибыли в железнодорожном эшелоне на станцию Иловайск".

После этого в самой Бурятии вышло видеообращение активистов прокремлевского молодежного проекта "Сеть" от имени "Боевых бурятов Путина". Несколько парней и девушек пытались опровергнуть сообщения СМИ о том, что солдаты из Бурятии участвуют в военных действиях на Донбассе.

"Мы, "Боевые буряты Путина", обращаемся к перепуганным жителям Украины. Вам всюду мерещатся то буряты, то русские, то чеченцы из ГРУ. Будто на вас ополчились все многочисленные народы великой России", — заявляли молодые люди.

Из всего пропагандистского обращения всем запомнилось сочетание "боевые буряты Путина", которое быстро переросло в мем.

После полномасштабного вторжения РФ в Украину наличие бурятов в российских войсках уже никто не отрицал. Жители депрессивной российской республики, а также представители бурятского народа из иных регионов РФ были в составе первых оккупационных подразделений. А когда после освобождения Бучи вскрылись факты зверств российской армии, стало известно, что в них принимали участие и военные буряты.

После более пяти месяцев войны теперь Бурятия занимает второе после Дагестана место по числу погибших — почти 300 жителей республики.

В результате именно Республика Бурятия и Забайкальский край стали первыми по числу отказников. Еще в конце марта сотни военнослужащих дальневосточных регионов отказались воевать на территории Украины и нашли способ вернуться домой.

Сейчас же ранее мобилизованным в Украину вернуться практически невозможно — тех, кто воевать не хочет, просто не отпускают. Вместо возвращения домой их вывозят в специальные лагеря и так называемые "ямы" в "ЛНР" и "ДНР", где их охраняют боевики российской частной военной компании "Вагнер". Многих вынуждают или вернуться на фронт, или нести службу в тылу.

В самой Бурятии с каждым месяцем усиливаются антивоенные настроения.

Что собой представляют "боевые буряты Путина" в нынешней войне и как жители Бурятии пытаются сопротивляться мобилизации — в эфире марафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA обсуждаем с:

  • главой фонда "Свободная Бурятия" Александрой Гармажаповой;
  • вице-президентом фонда “Свободная Бурятия” Викторией Маладаевой.

Донецкие шахтеры с бурятской внешностью

— Почему буряты — не все, но многие — воюют против Украины? Почему мы вынуждены продолжать говорить наряду с чеченцами "как боевой пехотой Путина" о "боевых бурятах Путина"?

Маладаева: "Боевые буряты Путина" появились с подачи Кремля. Вышел ролик прокремлевской организации "Сеть". Они сняли молодых бурятов — студентов, школьников и сделали такое послание якобы "перепуганным жителям Украины" от "боевых бурятов Путина".

И действительно, тогда же бурятов отправляли на Донбасс под видом донецких шахтеров. Ну, если псковские десантники сойдут за донецких шахтеров, то буряты, естественно, нет. И они ничего не нашли лучшего как сказать, что это вот наши "бурятские индейцы".

И вот с этой подачи Кремля на нас весит ярлык "боевые буряты Путина", от которого мы все хотим отмежеваться.

Буряты — первые из народов России, кто сделал заявление против войны в Украине. Мы сняли очень много антивоенных роликов, приглашали также украинских бурятов, чтобы устами наших земляков в Украине (там довольно-таки большая диаспора тоже) доносить, что в Украине нет фашистов и бандеровцев.

Гармажапова: Действительно, с 2014 года Владимир Путин всему миру врал, что российских военнослужащих на Донбассе нет, и там воюют сугубо донецкие "ополченцы", шахтеры, возмущенные нацистским режимом в Киеве.

И я не знаю, кому в голову пришла мысль отправлять под видом "донецких ополченцев" бурятских танкистов. Ну, этнические буряты, извините, очень отличимы от "донецких ополченцев". И в те годы в газете "Коммерсант" вышел текст Ильи Барабанова, где он расспрашивает у местных жителей на Донбассе: "А там кто стоит?". Они ему говорят: "А там донбасские индейцы". И он говорит: "А кто такие донбасские индейцы?". И они ему отвечают: "Ну, это буряты".

Очевидно стало, что раз там есть буряты, то значит российские военнослужащие там есть, несмотря на вранье Путина.

Далее в "Новой газете" вышло интервью с Доржи Батомункуевым — бурятским танкистом, который горел в танке. И он сказал о том, что Путин — хитрый человек, говорит всему миру "их там нет ", а сам нам по-тихому "давай, давай".

И тут Кремль понял, что надо что-то делать, и они сняли видео с обращением "боевых бурятов Путина".

Мы нашли всех участников видеообращения "боевых бурятов Путина". И одна из героинь — девушка по имени Алтана, которая в ролике произносит фразу: "Мы любим нашего президента Владимира Путина". Ей тогда было 16 лет.

Примечательно, что сейчас она живет в Германии, прекрасно себя чувствует. И после полномасштабного вторжения РФ в Украину я ее нашла и спросила: не стыдно ли ей. К ее чести она ответила: "Стыдно". И далее я попросила ее рассказать, как появился этот ролик, после которого к нам прикрепился тот отвратительный ярлык "боевых бурятов Путина".

И она объяснила, что ее попросил друг, и она хотела подзаработать. И фразу "Мы любим нашего президента Владимира Путина" она произнесла за деньги.

Для уточнения относительно бурятов на войне в Украине. В России много азиатов и не все на фронте в Украине — это буряты. Это могут быть и калмыки, и хакасы, и тувинцы, и якуты. Кстати, бывший премьер Украины Юрий Ехануров — этнический бурят. Он также выяснил, что часто бурятами называют, например, людей с минимально азиатскими чертами. То есть это могут быть даже татары и башкиры.

Но, к сожалению, с подачи Кремля сложился такой отвратительный собирательный образ "боевых бурятов", с которым мы активно боремся.

Российская армия включает в себя разные народы. К сожалению, там есть буряты, калмыки и так далее. К сожалению, там есть и этнические украинцы, вы об этом тоже прекрасно знаете. Но русских там большинство. Все-таки это нужно учитывать.

Но благодаря этому идет акцент, что "нерусские" — это плохие дикари, а "русский солдат ребенка не обидит", ничего подобного сделать не может. Ну, мы же понимаем, что это абсолютно не так. Это попытка снять ответственность.

Тем не менее представители российской армии в Украине — это оккупанты, они все пришли на чужую землю. Это факт. И я не снимаю ответственности с бурятов, я никогда не скажу о том, что буряты — какой-то особый народ, неспособный ни к каким преступлениям. Но я также никогда не скажу о том, что буряты — это дикий народ. Это неправда. Потому что, согласно многочисленной переписи населения, буряты входили всегда в тройку самых образованных народов России.

И нельзя делать так, чтобы национальность военного преступника была отягчающим обстоятельством. Военный преступник — он преступник вне национальности и обязан понести ответственность.

Вернуться живым

— Ранее была информация, о том, что в Бурятии 170 военных отказались участвовать в войне против Украины. Каковы свежие данные?

Маладаева: Через нас прошли уже больше 500 контрактников, отказавшихся воевать в Украине. Большинство из них уже вернулись домой.

Сообщения о помощи отказаться воевать у нас были с начала войны. Например, к нам обратился контрактник, который в апреле уже вернулся домой. Они были под Киевом. Он говорил, что не хочет воевать и в принципе не понимал, что они там делают. И вот когда погиб 5-летний мальчик от водянки, потому что не смогли вызвать скорую, он тогда принял окончательное решение. Он говорил: если бы мы не пришли, мать смогла бы спокойно вызвать скорую и мальчик бы выжил. Это на него очень подействовало, и он сразу написал рапорт об увольнении и уехал. Правда, его и других его сослуживцев показательно увели в наручниках, чтобы запугать иных сослуживцев. И он сам реально испугался. Но эти наручники потом сняли тут же в машине, и он спросил: зачем тогда эта вся показуха? Ему ответили: чтобы остальным неповадно было. Но этот парень вернулся домой.

Мы через наш фонд рассказывали на примерах, что вот майские "добровольцы" из Бурятии погибли уже в июне. Июньские погибли уже в июле. То есть они там не проживут даже месяца. И это тоже срабатывало.

Изначально наш главный посыл — "Нет войне!" И мы понимали, что мы не можем повлиять на решение Владимира Путина остановить войну. Но мы можем отобрать у него живую силу и помочь военным расторгнуть контракты. Это реально. И к нам поступают многочисленные сообщения от контрактников, их родственников: "Спасибо, вернулись домой, дома". И поток этот продолжается.

Сейчас у нас по военным и жителям Бурятии три основных направления работы:

  • как расторгнуть контракт тем, кто сейчас находится в Украине;
  • как [бурятам] помочь выйти из российского плена, из этой "серой" оккупированной территории;
  • как сделать так, чтобы их обратно не отправили воевать.

Даже те, кто вернулся в Бурятию, тоже обращаются к нам: что делать, чтобы обратно не отправили в Украину.

Гармажапова: Если бы Бурятия настолько активно поддерживала эту "спецоперацию", то им не приходилось бы буквально выкорчевывать добровольцев откуда возможно.

Как это у нас происходит. Они ставят во время бурятских национальных праздников палатки с призывом идти на контрактную службу. Размещают плакаты в общественном транспорте — "Стране нужны герои". Причем наличие судимости не является отказом взять на войну.

Если бы у нас стояли очереди в военкоматы, то им бы не приходилось сражаться с контрактниками, которые хотят расторгнуть свои контракты.

— К примеру, выходец из региона — контрактник, но не хочет воевать против украинцев. А ему отдают приказ — ехать. Что ему делать?

Маладаева: Прежде всего нужно обратиться в нашу организацию. К нам уже обращаются не только из Бурятии, другие регионы тоже подключились: башкиры, тувинцы.

Чтобы контрактника не отправили на войну в Украине, нужно написать рапорт об увольнении. Написать просто на бумаге, от руки. Мы высылаем инструкции, образцы рапортов, заявлений, они у нас доступны во всех социальных сетях.

У нас есть два адвоката, которые постоянно тоже на связи. Они помогают составлять рапорты, работают с родственниками.

Если вы уже находитесь на территории Украины и у вас рапорт не принимают (что случается в большинстве случаев), то нужно своим ходом добраться до расположения своей воинской части [в РФ], до региона в течение 10 дней и повторно подать рапорт об увольнении. А еще лучше — продублировать сразу заказным письмом и отправить. Потому что при личном вручении ваш рапорт могут порвать. Даже если вы второй раз придете — порвут. А направление заказным письмом — это будет неоспоримым доказательством.

— Это все хорошо. Но мы же понимаем, что сейчас военнослужащему, который уже оказался в Украине, невозможно вернуться домой по собственному желанию. Те, кто возвращаются, — это просто вопреки, просто удача. И никакое заказное письмо с фронта ты в РФ не отправишь. И все такие отказники сейчас оказываются в лагеря уже российских пленных в тех же "ЛНР" или "ДНР". Патовая ситуация, из которой очень сложно найти выход. Наверное, единственный выход — сдаться в плен украинским защитникам.

Маладаева: Да, мы тоже настаиваем, что лучше уж в плену сидеть, чем идти убивать и быть убитым.

Да, в начале весны контрактники, находящиеся в Украине, подавали рапорт об увольнении и их отпускали, они спокойно возвращались домой. Но когда пошло много отказников, а добровольцев воевать не набиралось, то возвращение домой стало практически невозможным.

Поскольку у Путина заканчивается живая сила, они решили удерживать этих контрактников. Даже написавших рапорты на увольнения заставляют вернуться на фронт и опять подписывать согласие на участие в боевых действиях. Удерживают их "на подвалах", в "комендатурах" и так далее.

Но большинство непреклонно, потому что какой бурят будет воевать за "русский мир"? Мы прекрасно знаем, что несет в себе "русский мир". Часто бурят не знает даже своего родного языка, а едет защищать почему-то русский язык на территории суверенного государства.

А что касается лагерей, то да — их там подержат несколько дней. Но самые непреклонные возвращаются обратно домой в Бурятию.

— А что происходит в самой Бурятии?

Маладаева: То, что буряты поддерживают войну, — это миф. У нас в соцсетях, в принципе, тишина. Не говорит никто. Говорить о войне или еще что-то вообще считается сейчас дурным тоном (не говоря уже об определенных запретах на уровне законодательства РФ). Но на ситуацию в Бурятии очень повлияли вернувшиеся контрактники, которые рассказывают, что они видели. И поэтому сейчас мало кто поддерживает эту войну, учитывая, сколько приехало "грузов 200".

На сегодняшний день, по официальным данным, у нас в республике 294 погибших. Погибших этнических бурятов — 207, это из трех регионов, потому что мы компактно проживаем на территории трех регионов — Иркутская область, Байкальский край и Республика Бурятия. А непосредственно в нашей республике 124 бурята, по официальным данным, погибло.

— По состоянию на 2021 год средняя зарплата в Республике Бурятии, согласно "Росстату", — 44 531 руб. (27 тыс. грн). Буряты, которые хотят поехать на войну, делают это из-за денег? За предлагаемые 200-300 тыс. руб. (122-183 тыс. грн) в месяц? За погибшего жителя региона Бурятия Россия дает 1 млн руб., а в Москве, в Санкт-Петербурге — 3 млн руб. (1,8 млн грн) — почему?

Маладаева: Говоря о добровольцах из Бурятии, надо понимать, что этнические буряты составляют в самой Бурятии всего 30%, то есть меньшинство. А 70% у нас — русские.

Мы делали статистику в целом по национальному составу погибших в Украине российских военных. И получается: 70% — это русские, а буряты составляют 2,5%.

Набор добровольцев идет по всей России. Конечно, финансовый вопрос — основной. Но условия иногда разные. Например, в Санкт-Петербурге дополнительно обещают 100 тыс. руб. (61 тыс. грн., — ред.) единовременной выплаты. Люди попадаются на это и некоторые уезжают.

Но, как правило, им вообще ничего не выплачивают.

И они на подготовительных базах проводят максимум 2-3 недели, а потом этих добровольцев отправляют сразу на передовую. Их пускают вперед как пушечное мясо, а контрактники, опытные военные идут сзади.

Гармажапова: Финансовая составляющая — точно ключевая причина. Но это не является оправданием, безусловно. Убивать людей за деньги — это, извините, не очень хорошая работа.

По поводу 1 и 3 млн руб. за погибшего. Это показатель, как власть относится к людям разной национальности, разных регионов.

Вот почему так много военнослужащих из Бурятии и так мало из Москвы? А зачем, если один житель Москвы обходится, как три бурята. Дешевле же взять трех бурятов.

Вот такая циничная позиция.

Бурятия VS Кремль

— Как жители региона относятся к Москве? Задумываются ли в Бурятии в будущем при определенном раскладе о каком-то виде независимости от Российской Федерации?

Маладаева: Мы постоянно говорим: ну как национальные меньшинства могут ехать воевать за "русский мир", когда у них стерли их историю.

Россия — это одна большая колония.

Стирают нашу историю, языки у нас переведены в факультатив. Почему буряты, когда едут в Москву или в Санкт-Петербург, постоянно должны доказывать, что они — граждане Российской Федерации? Мы обязаны носить с собой паспорт, потому что там на улицах идут постоянные проверки документов "нерусских".  

Моя мама [в Москве] провела 5 часов в отделении полиции, когда бежала в метро встречать подругу и впопыхах забыла паспорт. Ее остановили полицейские и не поверили ей, что она гражданка Российской Федерации. По лицу, в принципе, мы же не выглядим как "государствообразующий народ". И она провела там 5 часов. Ее выпустили только тогда, когда пришел полицейский калмык. Он тоже, грубо говоря, "нерусский". Но он ей поверил и отпустил.

Конечно, эта война пробудила национальную самоидентичность не только у бурятов, но и почти у всех народов России, мне кажется. Потому что мы видим, как украинцы борются за свой дом, как они борются за свой язык, за свою культуру, историю. И невольно уже начинаешь обращать внимание на себя.

Нам много людей начали писать, что раньше не знали своей истории, а теперь начинают читать больше о том, как Россия колонизировала Бурятию. Углубляться в исторические моменты, проводят параллели.

Мы говорим, что Бурятию уже давно денацифицировали, русифицировали, и мы сейчас живем как колония, из которой Москва выкачивает все ресурсы, как и из других регионов.

И у ребят из сельской местности было всего три варианта. Первый — едешь на вахту в Карелию, на Камчатку, работаешь вахтовиком. Второй — идешь в армию, потому что в мирное время армия давала стабильный заработок с высоким доходом. И каждый четвертый погибший у нас имел высшее образование. То есть они уходили на срочную службу и потом подписывали контракт.

Третий вариант — идти работать по месту. Но зачем работать учителем, когда у военного зарплата в 2-3 раза выше и при этом еще и квартиру можно получить.

Это такая колониальная политика Кремля — выкачивать все ресурсы с регионов и при этом еще и унижать другие народы, культуру.

Владимир Путин считает абсолютно нормальным перевирать имена, даже того же президента Казахстана, допустим. Это такой шовинистский подход. И мне кажется, он вообще вшит в мозг основного народа РФ. В России процветает ксенофобия, расизм. Вот недавно известный российский шоумен Гарик Харламов выпустил ролик со своими коллегами. Они сделали себе азиатские лица и ржут над этим. Абсолютно ксенофобский ролик. И я как азиатка возмутилась, написала ему: что вы себе позволяете? И это позволяет себе человек довольно медийный, известный в России. Это абсолютно нормально.

Видите, когда в РФ такой уровень ксенофобии, то сама идея "денацифицировать" Украину и обзывать украинцев или евреев — это считается нормально.

Гармажапова: Обычные россияне не совсем даже в курсе, что Бурятия входит в состав Российской Федерации. То стоит ли говорить о том, что Кремль слышит Бурятию? Конечно, нет. Кремль сосредоточен сугубо на своих интересах, на своих финансовых интересах. Бурятия в этом плане интересна для Кремля только как источник ресурсов, но не более.

Показательный даже языковой вопрос. Потому что буряты очень плохо владеют своим родным языком. И произошло это, в том числе, из-за решения Кремля в 2018 году перевести языки коренных народов России в разряд факультативов.

Поэтому мы активно поддерживаем Украину в ее стремлении поддерживать свой язык, свою идентичность, отстаивать свою государственность.

— Какой выход видят для себя жители региона? Вы какой выход видите конкретно из этой ситуации?

Маладаева: Во-первых, нужно с этим бороться. Это большая информационная работа, это перевоспитание, потому что это ненормально.

Нужно, чтобы Россия была прекрасной Россией будущего. Москва, государство и "образующий народ" должны понять, что мы все равны. Нет "большого брата" и "малого брата", нет "малых народов". Мы все равны, мы все одинаковы. У нас у всех равные права.

У каждого из нас есть своя история, культура, язык, который тоже нужно уважать. На территории Бурятии, мы считаем, что должны быть таблички на двух языках. Это абсолютно нормально, если это историческая родина бурятов. Мы должны изучать историю своих народов. Почему у нас в истории России только история завоевания русских? Литература — то же самое. Мы изучаем только русскую литературу. А у бурятов тоже богатая культура.

И мы хотели бы, чтобы весь мир узнал о бурятах не как о каких-то дикарях, варварах, убийцах и военных преступниках.  Но благодаря Кремлю и Путину, к сожалению, весь мир узнал о нас таких.

Прямой эфир