Украина наш дом

"Россия должна быть полностью изолирована": интервью с главой МИД Литвы

Габриэлюс Ландсбергис. Фото: radiosvoboda.org

Министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис в эксклюзивном интервью для телеканалов UA и "Дом" заявил, что Россия должна быть полностью изолирована, и достижение этой цели — беспрерывный процесс. Также Ландсбергис акцентировал, что война РФ против Украины возродила НАТО.

— Несколько месяцев назад вы произнесли сильную речь в штаб-квартире НАТО, в которой требовали ввести жесткие санкции против России и полностью отказаться от российской нефти. Спустя несколько месяцев вы чувствуете, что ситуация изменилась, и довольны ли вы ею?

— Нам удалось достичь определенных договоренностей в рамках Европейского Союза. Но, как вы понимаете, договариваться между 27 странами — не очень простая задача. Таким образом, говоря об этом, мы добились определенных вещей, и Россия страдает от тех санкций, которые в настоящее время введены против нее. Мы судим об этом по реакции, которую все слышим из Москвы. 

Но вопрос в том, должны ли мы остановиться. Я думаю, что нет. Мы должны идти дальше. И Россия должна быть полностью изолирована. 

— Как считаете, когда произойдет вот эта полнейшая изоляция?

— Это непрерывный процесс. Все мы, знаете ли, украинцы, литовцы, поляки, кто бы ни давил сильнее остальных, мы должны стремиться к этому. 

— На саммите в Мадриде мы увидели новую концепцию, стратегию НАТО. Вы довольны этим документом? Лично вы чувствуете, что теперь Альянс точно будет защищать вашу страну в случае беспрецедентной агрессии РФ?

— Что ж, в документе очень четко сказано, что каждый дюйм территории НАТО будет защищен. Это обещал американский президент, когда был в Варшаве. И есть определенные элементы того, как это будет осуществляться. Так что должен сказать, что да, я доволен на данный момент. Мы очень много работали, чтобы добиться этого результата. Чего мы хотим видеть сейчас, так это практических результатов. Политическая воля есть. И теперь мы хотим увидеть ее практические результаты.

— Украинская делегация заявила, что она работает над этим документом с партнерами. Будут ли проводиться консультации с украинской стороной, прежде чем начнется реализация этого документа?

— Мы всегда работаем с нашими украинскими друзьями и партнерами по этому поводу и по европейским вопросам. И я имею в виду, что это непрерывный процесс.

 — Возможно, вы почувствовали бы себя более уверенным, если бы в вашей стране базировалось большее количество войск НАТО?

— Безусловно, мы рассчитываем на бригадное развертывание, которое планируем осуществить, поскольку у нас есть обещание от наших немецких партнеров, они планируют это со своей стороны. Так что теперь мы должны убедиться, что готовы их принять. Потому что это требует также большого финансирования и подготовки.

— О каком конкретно размере контингента идет речь?

— Сейчас у нас есть батальон. Его можно увеличить до бригады, что приблизительно в три раза больше.

— Этого будет достаточно?

— Это, в первую очередь, средство устрашения, серьезное средство устрашения, но и средство защиты. Это значит, что он сможет защищать ту территорию, на которой находится.

— Как вы относитесь к заявлению президента Зеленского на саммите? Украинская делегация упомянула, что он был в первой панели дискуссии. Означает ли это что-то на языке дипломатических кругов?

— Абсолютно. Война России против Украины не только показала истинное лицо России, но и возродила НАТО. Уже четыре года идет дискуссия, какова цель Альянса, нужен ли он нам вообще, каково его будущее. Знаете, президент Макрон назвал НАТО "Альянсом с мертвым мозгом". Но война возродила НАТО.

Думаю, обращение Зеленского было очень сильным.  Его основной посыл был в том, что это война не только Украины. Это уже война НАТО, она против НАТО. Если бы не Украина, целью была бы страна НАТО. Так что это возлагает на нас большую ответственность, на плечах Альянса — важная задача: помогать Украине. Потому что вы ведете нашу войну. 

— А как видите сейчас ситуацию с беженцами из Украины в Литве? Они продолжают переезжать в вашу страну?

— К нам приезжает не так много людей. Поток, в основном, остановлен. Мы видим, что довольно много людей возвращается, а некоторые люди предпочитают остаться. Пока сложно сказать, есть ли сейчас тенденция конкретная, все ли вернутся или кто-то останется. Но мы стараемся как можно больше заботиться о всех, в том числе о тех, кто намерен остаться. 

— Неоднократно мы слышим, что люди в Европе говорят, дескать, что из-за санкций у них большие счета. Ваша страна тоже пострадала от этого? Вы считаете, что этой цены достаточно, чтобы наказать Россию?

— Во-первых, это не из-за санкций, а из-за войны. Вы знаете, мы должны быть очень конкретными и четкими в отношении нарративов. Итак, кто виноват. Виноваты не санкции. Россия начала войну. На нее были наложены санкции, значит виновата Россия. Прекратят войну — санкции снимут.

Хочу сказать, что нам не нужно так сильно фокусироваться только на Украине и ее проблемах, когда мы говорим об экономике. Мы умеем решать вопросы без давления на Украину. Умеем решать энергетические вопросы, продовольственные. Мы сможем сделать это. Это возможно. Важно не давить на Украину, мол если война закончится, тогда у нас были бы более низкие цены и у нас было больше газа и больше топлива, что угодно. Мы можем сделать это и без России.

Если мы хотим изолировать РФ, нужно найти новых партнеров, вот и все. Очевидно, это сложно. Все должны это признать. В Литве очень высокая инфляция, и мы находим способы, как с ней бороться. Правительство создает новые программы, чтобы помочь людям, которые страдают от высоких цен. Опять же, главное решение — не работать с Москвой, а с другими партнерами. 

Прямой эфир