Украина наш дом

Радиационная опасность в ОРДЛО и будущее Чернобыля: "Официальный разговор" с министром Романом Абрамовским

Роман Абрамовский. Фото: Facebook

В середине февраля глава украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук заявил, что оккупационная администрация ОРДЛО не откачивает воду из радиационной пустоты, которая возникла после ядерного взрыва на территории шахты "Юный коммунар". Как следствие, радиация попала в водные горизонты региона.

Грозит ли региону экологическая катастрофа, и когда Чернобыльская зона станет полностью безопасной — рассказал министр защиты окружающей среды и природных ресурсов Украины Роман Абрамовский в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом".

Ведущая — Ирина Твердовская.

— Существует ли радиационная угроза на востоке Украины?

— В 1979 году на шахте "Юный коммунар" было произведено технологическое использование ядерного заряда — примерно 0,3 килотонны. Была создана пустота, чтобы предупредить масштабные выбросы металла. После этого предполагалось постоянное наблюдение за этими пустотами и сухая консервация — постоянная откачка воды. Всё это проводилось, мониторилось до оккупации части Донецкой и Луганской областей. 

После этих событий информацию о том, что происходит на шахте "Юный коммунар" Украина не получала, а специалисты туда не допускались. Украинским специалистам, а также представителям ОБСЕ и МАГАТЭ (Международного агентства по ядерной энергетике, — ред.) было отказано в доступе на территорию шахты для исследования и мониторинга того, какой режим водоотведения применяется. По нашей информации, из сухой консервации шахта перешла в мокрую консервацию, то есть — затопление. Насколько объективна эта информация, сейчас сказать сложно, потому что доступа к шахте нет.

Если это так, то за счёт гидравлической связи между шахтами воды могут попадать из пустот в пустоты, то есть переходить в другие стволы шахт. Чем это закончится — можно только предполагать. Если это так, то это глобальная проблема, которая требует внимания мировой общественности. Но фейковые администрации, которые существуют на неподконтрольных территориях, не пропускают никого из мировых экспертных организаций на территорию шахты. Всё, что мы можем делать — мы контролируем радиационный фон, радиационное загрязнение грунтов и воды. 

— Какие результаты наблюдений?

— Пока что всё в норме.

Радиационный фон в Донецкой и Луганской области мы проконтролировали в последний раз в начале марта. Всего контролировали его дважды: 17 февраля и 5 марта. Проконтролировали, сделали заборы грунтов и воды — поверхностных и подземных вод. Пока что всё в норме. Насколько долго продлится это состояние нормы, предположить сложно.

Для того, чтобы понять, какое там состояние и какие проблемы нас могут ожидать, нужно получить доступ к шахте. Желательно, чтобы его получили Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ или специалисты МАГАТЭ.

— Можно ли повлиять на оккупационную администрацию, чтобы получить доступ к шахте? 

— Такая работа ведётся. Этот вопрос поднимается на заседаниях Трёхсторонней контактной группы. Также информацию об угрозе экологической катастрофы на Донбассе мы озвучиваем на международных встречах. 

— Насколько глобальной будет экологическая катастрофа, если учесть худший сценарий? Можно ли её сравнить с Чернобылем?

— Я бы так не глобализировал — разные мощности. В любом случае, всё, что касается радиации, радиационной опасности для жителей, должно подлежать максимальному вниманию со стороны и официальных органов, и общественных организаций. По крайней мере, контроль и доступ к этой информации должен быть обеспечен. Украина, например, ратифицировала Орхусскую конвенцию о доступе к экологической информации. Мы чётко выполняем все её аспекты. Естественно, сложно ожидать того же от "Л/ДНР". 

— Какой ответ дала МАГАТЭ после обращения Украины? 

— МАГАТЭ готова подключиться к этой работе, и в апреле предполагается визит президента МАГАТЭ в Украину. Конечно же, эти вопросы тоже будут обсуждаться. 

— Что касается Чернобыля, какие процессы будут происходить там?

— Сейчас происходит процесс снятия с эксплуатации ЧАЭС. Кроме того, продолжается строительство центрального хранилища отработанного ядерного топлива. Производится перевозка отработанного ядерного топлива из хранилища влажного типа в новое сухое хранилище. Этот процесс займёт 11 лет. 

Сейчас мы выбираем подрядчика для строительства хранилища остеклованных ядерных отходов. Будет построено самое современное хранилище, потому что сейчас эти отходы мы вынуждены отправлять в Россию. 

Происходит ревитализация зоны, природа буйствует, несмотря на масштабные пожары, которые были в прошлом году. На территории зоны отчуждения действует Чернобыльский радиационно-биосферный заповедник, который демонстрирует, как природа возобновляется без участия человека. Природа там буйствует. 

— Какой там радиационный фон?

— Абсолютно нормальный. Несколько выше, чем в Киеве, например. Есть, конечно, места чуть более грязные — где выпадала пятнами радиация — там ведётся постоянный контроль. 

— То есть Чернобыль безопасен?

— Нельзя сказать, что он безопасен, пока там есть потенциально опасные объекты. Над четвертым энергоблоком ЧАЭС возведён объект "Укрытие", и в этом энергоблоке есть высокоактивные элементы. Наша задача — полностью снять с эксплуатации станцию, и сделать Чернобыль экологически безопасной системой.

Прямой эфир