Украина наш дом

Первые пять месяцев Байдена: изменения в политике США обсуждаем с Владимиром Дубовиком

Джо Байден. Фото: ap.org

Пандемия, сильнейший экономический кризис со времён Великой депрессии, изоляция на международной арене. С первых дней своей работы администрация Белого Дома взялась энергично воплощать план спасения США и мира. Чего достиг Джо Байден за первые пять месяцев президентства — анализируют журналисты программы "На самом деле: мир" телеканала "Дом" и директор Центра международных исследований Владимир Дубовик.

Планы выполнены и перевыполнены

С первых дней администрация Белого Дома энергично берётся за спасение США. Ключ к преодолению кризиса — интенсивная вакцинация и вливание денег в экономику.

"Я буду действовать, и действовать быстро. Дела не наладятся мгновенно. В следующие несколько месяцев всё, возможно, будет ещё хуже, прежде чем всё наладится", — говорил 23 января, на третий день после инаугурации, Джо Байден.

Но дела наладились уже через несколько месяцев. За первые 100 дней своего пребывания в должности Байден подписал более 60 указов. Почти половина из них — отмена действий своего предшественника, например, прекращение строительства "стены Трампа" на границе с Мексикой. Но большая их часть нацелена на преодоление пандемии. И на 25 февраля в стране было уже 15 млн вакцинированных от COVID-19 — 4,5% населения страны.

Байден обещает вакцинировать 100 млн жителей всего за 100 дней. К концу этого срока план перевыполнили в два раза. Сейчас США — одни из лидеров по количеству использованных флаконов с прививкой. Из 331 млн жителей больше половины получили хотя бы одну дозу вакцины, а полностью иммунизировали 43% населения. К 4 июля — Дню независимости, перед американцами стоит новая цель — вакцинировать 70% взрослого населения. Одна из пивоваренных компаний даже пообещала бесплатный бокал алкоголя тем, кто получил хотя бы одну дозу вакцины.

"Отличная идея: сделал прививку — выпей пиво. Все, кто достиг совершеннолетия к 4 июля", — поддержал инициативу Байден.

В марте президент подписывает "Американский план спасения" — субсидии для бизнеса и трудящихся, которые потеряли работу во время пандемии. Благодаря плану в почти 2 трлн долл. на работу вернулись 1,5 млн американцев. Рост занятости последовал за безработицей, которая в апреле прошлого года достигла наивысшего уровня со времён Великой депрессии 1930-х годов — за два месяца было потеряно более 22 млн рабочих мест.

Бюджет США на будущий год включает в себя два важнейших предложения: создание рабочих мест на 2 трн долл. и пакет на почти такую же сумму — на бесплатное высшее образование, здравоохранение и налоговые льготы для малообеспеченных семей. Покрыть возросшие траты Байден планирует за счёт повышения налогового бремени на крупные предприятия и американцев с высоким заработком. Между партиями в Конгрессе пока нет единства по поводу проекта. Пока демократы видят в нём залог стабильного будущего, республиканское меньшинство считает, что он может "перегреть" экономику.

"Федеральный бюджет должен отражать наши национальные ценности. Бюджет Байдена является недвусмысленным заявлением о том, какое значение демократы придают американским рабочим и семьям среднего класса, которые являются основой силы нашей нации", — поддерживает президента Нэнси Пелоси, председатель палаты представителей Конгресса США.

"Президент Байден хочет довести нашу экономику до критического уровня, взяв в долг триллионы, потратить больше денег, чем Америка потратила в разгар Второй мировой войны. Это означает увеличение налогов, рост инфляции и рост непосильного долга", — критикует Кевин Маккарти, лидер республиканского меньшинства в Палате представителей Конгресса США.

Спасти планету от экологической катастрофы — ещё одна из амбиций нового президента. В первый день Байден вернул США в состав организации Парижского соглашения по климату. Достичь углеродной нейтральности и полностью прекратить выработку углерода в одиночку не выйдет — это хорошо понимают в Белом Доме. На страну приходится всего 15% всех выбросов. По инициативе Байдена 40 стран приняли участие в климатическом саммите. Самые крупные потребители угля и нефти выступили с новыми заявлениями. Даже Китай, где в последние годы уголь сжигают даже интенсивнее прежнего, темпы пообещали снизить. Начнут с 2026 года.

"Мы будем строго контролировать проекты угольной энергетики и ограничивать рост потребления угля в течение ближайших пяти лет. И постепенно снижать его в течение следующих пяти лет — 2026-2030. Китай будет стремиться достичь пика выбросов углекислого газа до 2030 года и достичь углеродной нейтральности до 2060 года", — заявил на климатическом саммите лидер Китайской Народной Республики Си Цзиньпин.

Читайте также: Байден и Путин на климатическом саммите: о влиянии двух лидеров на мир говорим с Владимиром Дубовиком

Американский президент декларирует жёсткую позицию в отношении России и Китая. Долгострой российского "Газпрома" — "Северный поток-2" — почти год был заблокирован благодаря американским санкциям. Проект обсуждали на саммите "Большой семёрки".

"Мы вкратце обсудили тему "Северного потока-2". Вы знаете, что немецкие эксперты ведут переговоры с правительством США по этому вопросу. Мы находимся на верном пути. Важно, чтобы Украина оставалась страной-транзитёром газа", — акцентировала на встрече канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Ранее президент Украины Владимир Зеленский подчеркнул, что завершение трубопровода может нести угрозу безопасности Украины и Европы. Проект не остановить, однажды он заработает, считают многие эксперты. Не скрывают очевидного и в Белом Доме. Однако, что важно для США и будущего демократии в регионе — на каких условиях.

Больше внимания — внешней политике

Итоги первых пяти месяцев администрации Байдена в программе "На самом деле: мир" подводит директор Центра международных исследований Владимир Дубовик.

Ведущая программы — Анна Нитченко.

— Какие базовые направления новой международной политики Байдена вы выделили бы?

— В принципе, он старается действовать по всем тем пунктам, которые он анонсировал, не отступать от программы. Собственно говоря, программа очень простая была у него — что Америка возвращается в качестве лидера на мировую арену, прекращается период непредсказуемости и такой импульсивности Трампа.

Администрация начинает действовать как слаженный механизм, как часы, и, соответственно, президент во главе этой пирамиды. И все говорят одним голосом: в общем-то, возвращаются к традиционным американским ценностям, приоритетам и, в частности, к уважению к разным блокам, альянсам, в которых Америка принимает участие — таким как НАТО, например.

Достаточным уважением к Европейскому Союзу, в котором Трамп видел только соперника, экономического оппонента. Теперь Байден говорит, что всё-таки там наши друзья, там наши традиционные союзники, которые живут по тем же принципам и нормам, что и мы. Скорее, нам нужно видеть в них союзников, хотя, конечно, какие-то торговые противоречия могут возникать.

Владимир Дубовик

Возвращение к активной роли США в области борьбы за сохранение окружающей среды, то есть против климатических изменений.

Плюс попытка возвращения к определённой роли в отношении стран, одна из которых — Северная Корея — уже имеет ядерную программу, а другая только думает о создании ядерного оружия — Иран.

С Китаем — одно из самых сложных и важных направлений для Байдена, в котором он обещал, что будет некая смесь диалога, сотрудничества в ряде сфер, но и с противостоянием Китаю тоже.

И уже сегодня ясно, что Китай действительно выходит на первый план американской глобальной политики, в том числе, как соперник, хотя есть и много сотрудничества по экономической линии.

— А если говорить о России и Украине?

— Байден не скрывал, что он будет поддерживать Украину. Также не скрывал, что недоволен поведением России — её агрессивным поведением по отношению к Украине и в других точках Земного шара, а также вмешательством в американский политический процесс.

В рамках своих этих обещаний он и действует на этих двух важных для нас направлениях: собственно, одно — украинское, а другое — российское. Он старается не отходить от той программы, тех обещаний, которые звучали в прошлом году в ходе избирательной кампании. Прошло всего несколько месяцев его президентства, и мы уже видим, что, в общем-то, есть уже определённая линия и позиция.

— Кто и что сегодня может составлять угрозу США?

— Что касается угроз, то их несколько. Две ключевые — это Китай и Россия.

Предыдущие две администрации в своих стратегиях национальной безопасности тоже обрисовали ситуацию таким образом, что Россия и Китай — это две основные угрозы. Вопрос, наверное, в том, какая из них первая, и какая — вторая. Для нас это вопрос не праздный, поскольку нам интересно знать, на кого будут больше обращать внимание в США — на Китай или Россию.

Пока что вырисовывается так, что Китай более важный всё-таки соперник, чем Россия. Потому что Россия при всех её противоречиях всё-таки не несёт такой потенциальной угрозы, и Россия — это, конечно, великая держава (если посмотреть на территорию, на ресурсы, на ядерное оружие), но не сверхдержава, как Америка. А Китай всё-таки сегодня уже, или через пять минут, условно говоря, будет сверхдержавой.

Поэтому большинству американских политиков, экспертов видится, что предстоящие десятилетия однозначно будут периодом соперничества Китая и Америки. Соперничества мирного или нет — это уже отдельный вопрос.

Потому что вот недавно Байден сказал, например, что "Китай хочет нас перегнать и сделать нас слабее, и стать номер один в мире, но мы стараемся этого не допустить".

Байден много говорит о том, что он перемещает разговор в проекцию борьбы демократии с автократиями, авторитарными режимами — типа китайского, российского. Поэтому усилия направлены на сближение со странами, которые верят в демократию и базируются на демократии. Поэтому в этом европейском турне для Байдена первым делом были "Большая семёрка", НАТО, ЕС.

Здесь есть определённая смесь двух важных традиционных вещей, на которых Америка основывала свою глобальную внешнюю политику: с одной стороны — ценности, с другой — интересы.

Байден старается отталкиваться от ценностей, идеологии, принципов, на которых Америка основывает свою политику. Но при этом, конечно, не забывает и о своих интересах, потому что иногда нужно выбирать: либо то, либо другое, хотя оптимально, конечно, и то, и другое. Но иногда, конечно, получается так, что нужно где-то жертвовать какими-то ценностями ради каких-то интересов. Тут вступает в дело так называемый реализм.

— Чем отличается Байден от Трампа?

— Они разные — по сути, по характеру политики, по поведению. Байден — человек очень опытный в политике, это колоссальное имеет значение — многие десятилетия работы, сначала в Сенате, потом в администрации Обамы, на посту вице-президента. Трамп ничего подобного не имел, был совершенно некомпетентен и окружил себя многими тоже довольно некомпетентными людьми. А сейчас наоборот: в администрации сам президент компетентен и люди его окружают достаточно опытные и компетентные. Это первый момент.

Политика довольно предсказуема. Она достаточно отвечает тем ожиданиям, с которых мы начали наш разговор. То, что говорится, — то и делается. И самое главное, что все говорят одно и то же. Потому что при Трампе, например, один человек в администрации мог сказать что-то одно, а другой человек — другое. Президент Трамп озвучивал какую-то точку зрения, а потом остальная часть администрации пыталась как-то объяснить, что он имел в виду на самом деле, и что не совсем нужно слепо верить каждому слову Трампа, потому что решения принимаются всё-таки коллективно. Сейчас стало больше прозрачности, транспарентности в действии.

Но при этом Байдена немного критикуют за то, что он за первые пять месяцев провёл всего лишь одну серьёзную пресс-конференцию. Возможно, это надо списать на ситуацию, связанную с коронавирусом. Но зато в соответствующих ведомствах брифинги проходят буквально ежедневно, постоянно публикуются пресс-релизы — Госдепартамент, Пентагон и так далее. В этом смысле идёт нормальный и достаточный отчёт, обратная связь с американской общественностью, с мировой общественностью.

Приоритет у Байдена по-прежнему внутри страны. То, что обещал выполнить в первые пять месяцев, он выполнил. Действительно, идёт массовая вакцинация, и прогресс в этом смысле очень большой. Создано много рабочих мест, экономика выходит из тяжёлого положения, Америка потихоньку открывается — да, очень осторожно, но открывается, после года с лишним такой тяжёлой эпидемии, пандемии. Поэтому потихоньку, я думаю, Байден и его окружение начнут переносить акцент уже больше на внешнюю политику, потому что очевидно, что в первые несколько месяцев нужно было разобраться с некоторыми ургентными, важными, срочными делами внутри страны.

Прямой эфир