Украина наш дом

Произведение "Бабий Яр" как исторический снимок эпохи: интервью с книжным обозревателем Дмитрием Сливным

Дмитрий Сливный. Фото: kanaldom.tv

Чтение сейчас, во время войны, для многих — один из способов успокоиться и отвлечься от постоянных негативных и трагических новостей. Сегодня говорим о романе-документе украинского писателя Анатолия Кузнецова "Бабий Яр". Эта книга была цензурирована в СССР, ведь в ней раскрывались факты, которые умалчивала советская власть. Больше о книге рассказал журналист, книжный обозреватель Дмитрий Сливный в эфире программы "Утро ДОМа". 

Ведущие — Анастасия Касилова и Константин Октябрьский.

— Читать сейчас невероятно сложно, поэтому вопрос: что порекомендуешь?

— С одной стороны, конечно же, сложно, а с другой — многих чтение успокаивает, и как раз из книг мы можем для себя это успокоение почерпнуть, как и нужную нам информацию. Такой книгой является роман-документ Анатолия Кузнецова под названием "Бабий Яр". Книга известная, впервые опубликована еще в Советском Союзе в очень укороченном, зацензурированном варианте в 1966 году.

Сам Анатолий родился в Киеве и во время немецкой оккупации, это 1941-1943 год, он жил на Куреневке (исторический район Киева, — ред.) вместе со своей бабушкой, дедушкой и мамой. Папа от них уехал.

Издана книга в своем окончательном виде в 2008-м году. Были еще издания ранее. Книга разделена на три части. Первая часть — это как немцы пришли в Киев, потом жизнь под оккупацией, непосредственно, и как захватчики уходили.

Книга во многом антисоветская, потому что там раскрывались факты, которые советское руководство умалчивало. Например, о подрыве Крещатика, уничтожении соборов, вообще, центра Киева, и поэтому, естественно, все эти главы и были вырезаны в первом издании.

Там рассказывалось только о бесчинствах гитлеровцев, хотя взгляд писателя совершенно нейтральный, ему чужд тоталитаризм, как таковой, будь то Германия или Советский Союз. Там было много негативных высказываний в сторону Сталина, описывается в некоторых главах Голодомор, и отец писателя также участвовал в этом.

Мне, например, было интересно посмотреть и узнать, как жил Киев того времени, потому что я тоже какое-то время жил на Куреневке, и те места, которые описывает писатель, я знаю.

Автор описывает, как пришли нацисты, как их встречали, как они прятались от бомбежек, как выглядели, какие они были все аккуратные, нарядные, как относились к местному населению. Обыкновенная жизнь, бытовая, просто в военное время и под оккупацией.

Эту книгу было тяжело читать даже просто в обычное мирное время, когда о войне никто даже и не думал. А сейчас, мне кажется, я бы не стала ее перечитывать. Ты как думаешь?

— Понимаете, мы с вами столкнулись с новым периодом оккупации. Именно поэтому я считаю книгу достаточно актуальной. Нужно понимать, какие реалии ждут человека в военное время, и плюс умноженные на наш ХХІ век. И если мы прочтем об условных, допустим, зверствах нацистов, ну, как бы не условных, они были, но вначале, когда зашла немецкая армия, многие встречали их, действительно, как освободителей от советского строя.

Потом, конечно, люди изменили свое мнение. Потом уже, во второй главе книги, начинаются события Бабьего Яра, массовые расстрелы. У нас есть личные воспоминания семьи, как она переживала этот страшный период, как прятали их соседи.

Может, только из-за этого для меня это стало очень близким. Но я считаю, что книга будет полезной, и она не очень темная и мрачная, она написана ребенком, ну, по воспоминаниям ребенка, по его дневникам. И даже страшные вещи я не боялся там читать. Вы знаете, например, дневник Полины Жеребцовой — чеченской девочки, это 1 и 2 Чеченская война, он значительно жестче и страшнее, и кровавее.

Мне было очень сложно, я плакала все время.

— Это может быть просто личное. Стоить попробовать, я вам так скажу. Не зайдет — пожалуйста, не надо читать.

— Интересно просто, почему ты сделал это выбор?

— Это наш город, и это, к сожалению, опять война. И цель этой войны — оккупация, по сути. Ну, и как себя ведет обыкновенный человек во время войны, во время оккупации. То есть это проверка человеческих ценностей, это спекуляция, преступления, коллаборация с врагом, кто как себя проявляет — многие психологические аспекты затронуты.

И плюс, книга не зря называется документом. Это, действительно, документ, потому что в нем отражены многие преступления эпохи. Это как фотоснимок эпохи, если можно так сказать.

Например, некоторые главы прямо указывают на преступления Советского Союза. И мне, с исторической точки зрения, было очень любопытно прочесть. Это как увиденное глазами очевидца. Пожалуй, самая известная книга о трагедии Бабьего Яра, и одна из самых известных книг о Киеве.

Прямой эфир