Украина наш дом

Проблемы оккупированного Донбасса — в каких реалиях живут люди: "5 вопросов" с Павлом Лисянским

Павел Лисянский. Фото: kanaldom.tv

На временно неподконтрольной территории Луганской области погибли два человека: 1987 и 1993 года рождения. Ночью они пошли в копанки собирать уголь и отравились углекислым газом.

Детали трагической ситуации, а также в целом о проблемах, с которыми сегодня сталкиваются жители временно неподконтрольной территории Донецкой и Луганской областей, рассказал основатель "Восточной правозащитной группы" Павел Лисянский в программе "5 вопросов" телеканала "Дом".

Ведущий — Олег Борисов.

— Расскажите о ситуации по поводу копанок: почему их до сих пор не закрыли и почему люди туда ходят?

— Копанки не то что не закрыты, они растут, как грибы. Потому что на временно оккупированной территории нет абсолютно никакого контроля за недрами. Антрацитовский, Перевальский районы — это уникальные места в Украине, где очень высококачественный уголь выходит прямо на поверхность. И что делают оккупанты? Они просто подгоняют тракторы или экскаваторы и начинают копать, создавать новые копанки. Но надо понимать, что в Перевальском, Антрацитовском районах, со стороны Хрустального, есть газ — метан. Надо знать карту и геологию газоносности пластов. Они это всё бросают после того, как выкопали и забрали уголь открытым способом. Рекультивация не проводится. Выделяется газ и затем скапливается. Если его не проветривать, он просто скапливается, и достаточно одного вдоха, чтобы человек умер. Что и случилось вот недавно с людьми, которые пошли копать уголь.

А пошли они по одной простой причине: после того, как Украина потеряла контроль над этими территориями, там развитие остановилось. И много поселков на неподконтрольной территории не газифицированы. И люди уже сейчас, так как там безработица, идут добывать таким способом уголь на зиму. Это, конечно, страшно и никто не мог подумать, что так возможно, но это факт. Люди вот так пытаются выжить. И давайте представим, как мать этих сыновей переживает и что у нее творится на душе.

Есть целый комплекс проблем. Этот метан выходит по трещинам и скапливается в подвалах жилых домов, в погребах. При малейшем воспламенение или искра может привести ко взрыву, что повлечет гибель местных жителей. И такие случаи уже зафиксированы. Буквально недавно оккупанты распространяли памятку о том, как необходимо проветривать свои подвалы и погреба.

За 7 лет они, во-первых, разграбили, уничтожили эти районы, а теперь уже последствия их управления начинает уничтожать эту территорию. Реки пересыхают, газ взрывается, копанки растут в геометрической прогрессии. Люди уголь по копанкам ночами собирают и умирают. Что может быть дальше от их управления? Можем только предполагать, что ситуация будет усугубляться.

— Какая у вас есть информация касательно водоснабжения на временно оккупированой части Донбаса?

— В ОРДЛО не ремонтируют в полном объеме трубопроводы, по которым идет вода. И есть очень много утечек, пока ресурс доходит до конечного потребителя. Контроля же ведь нет.

К примеру, город Антрацит. Вода подается раз в 10 дней. В девятиэтажке по улице Ткаленко она не вытягивает на 7 этаж. Люди наполняют ванны дождевой водой. Такая же ситуация в Ровеньках. Ситуация в шахтерских поселках — ну, я о ней вообще молчу. Там воды нет. Люди пытаются набирать ее из колодцев. Но, в связи с тем, что вот, как я сказал, копанки, нарушена тектоника, ситуаиця ухудшается, и колодцы уходят под землю, мельчают. Вода пропадает. Ей некуда возобновлять водоприток.

И таким образом вода, что необходима для жизни, в первую очередь сейчас считается на оккупированных территориях роскошью. Люди даже согласны, чтобы она была раз в неделю. Люди к этому привыкают постоянно. Даже к таким условиям.

— Как часто к вам за помощью обращаются люди с временно неподконтрольных территорий?

— Каждый день. Каждый день люди звонят, просят помощи. Я могу в подтверждение даже почту организационную "Восточной правозащитной группы" показать. У нас есть Telegram-канал. Он постоянно растет, и там только жители из ОРДЛО. Мы работаем только с ними. Есть много правозащитных организаций, а мы взяли именно кейс жителей ОРДЛО, представление их интересов. Люди звонят и рассказывают нам, что там происходит, показывают данные, документы, рассказывают о передвижении техники. Информация, которую мы озвучиваем, это не наши аналитические заключения. Это то, что нам рассказывают люди и документально, фотографиями это подтверждают. Именно потому, что мы помогаем людям, нам легче получить информацию.  

Я согласен с президентом в том, что мы за своих людей будем бороться. Но за украинцев, которые считают себя украинцами. Этим людям мы всегда помогаем. Но, если помощь нужна будет и другому человеку какому-нибудь, мы ее тоже окажем. Только потому, что мы таким вот образом хотим показать: на подконтрольной территории Украины ситуация совершенно другая.

У нас соблюдаются права человека, у нас есть верховенство права, есть демократия. На временно оккупированной территории Луганской и Донецкой областей этого полностью нет. И, извините, вода раз в десять дней, выделение газа, смерти людей от того, что они уголь ночами собирают, — это издевательство над людьми. Это прямая оккупация Российской Федерацией.

Прямой эфир