Украина наш дом

Пресс-марафон Зеленского: основные месседжи, перепалки и реакции на них обсуждаем с Петром Охотиным

Владимир Зеленский. Фото: president.gov.ua

Президент Украины Владимир Зеленский в рамках пресс-марафона по случаю экватора его каденции пообщался с журналистами украинских и международных СМИ. Было озвучено много важных заявлений. В том числе, глава государства заявил: спецслужбы получили информацию о возможной подготовке государственного переворота в Украине, который должен состояться 1-2 декабря, и что в этот процесс может быть втянут бизнесмен Ринат Ахметов.

Этот и другие месседжи президента, а также реакцию на них общества проанализировал политический эксперт Петр Охотин "5 вопросов" телеканала "Дом

Ведущий программы — Олег Борисов.

— Давайте начнем с заявления о возможности государственного переворота. Как на это должны реагировать Министерство внутренних дел, Служба безопасности Украины? Какая уже сейчас, возможно, происходит коммуникация?

— Прежде всего надо допросить тех людей, которых обвиняют, и проверить данные агентурной сети, потому что обвинение достаточно серьезное. Мы видим, что его ретранслировали иностранные СМИ. Мне кажется, что в данном случае из простого заявления оно должно выйти в юридическую плоскость, чтобы было понятно, или так это, действительно, или нет.

— После заявления Владимира Зеленского сразу же последовала реакция Рината Ахметова, который сказал, что это полное вранье, и такого разговора, дескать, вообще не существовало. Это же подхватили некоторые СМИ, в свою очередь, которые также связывают с олигархами. О чем это может свидетельствовать?

— Я бы развел две статьи: обвинение в госперевороте и борьба с олигархами. Мы видим, что 5 ноября президент подписал так называемый закон об олигархах, и в ответ было сделано ряд политических движений от разных игроков.

В частности, в эфирах на каналах того же Рината Ахметова начали появляться такие люди, как Разумков, Аваков. Но в данном случае это еще всё-таки политическая поза.

И то, что закон критиковали, что он якобы "беззубый", как раз эта ситуация доказывает обратное. Олигархам этот закон неприятный.

Но, повторюсь, обвинение в госперевороте — это значительно серьезнее, и тут оценку этим словам и оценку всем действиям должны дать правоохранительные органы, которые имеют доступ к этим агентурным данным, о которых упоминал президент.

— Еще никто из президентов по факту публично не спорил с журналистами. На пресс-марафоне мы видели дискуссии президента и представителей СМИ — Савика Шустера, Натальи Влащенко, Юрия Бутусова. По вашему мнению, какой месседж это может давать публике?

— Во-первых, нельзя обвинять журналистов в том, что они работают на том или ином канале, который функционирует законно. Но в данном случае плюс — вообще в самой пресс-конференции.

Президент не боялся острых вопросов, пригласил журналистов с разных каналов, в том числе с "Пятого канала", и дал свои ответы. Те споры, я считаю, — это не более чем просто тип ведения разговора.

Насколько я помню, на нецензурную лексику никто не переходил. И, собственно, формат такой пресс-конференции позволяет подобный спор.

Формат был очень демократический. Люди сидели с президентом за одним столом. И что важно — это не "забронзовелый" формат, когда есть трибуна, зал, свои журналисты и так далее.

— А как насчет перепалки с Юрием Бутусовым? Она в основном касалась темы "вагнеровцев". По вашему мнению, каким должен всё-таки быть итог этой перепалки?

— Я думаю, что украинская власть должна всё-таки дать более открытый ответ на эти вопросы, потому что видим: пока есть разговоры, оппозиция получает козырь.

И кроме перепалки с Бутусовым, она более политическая, чем журналистская, мы видели также интервью на канале "Прямой" пятого президента Порошенко. И видим, что сейчас всё равно пока есть белые пятна в этом деле. Их надо закрыть, потому что иначе это будет постоянный очаг "политического возгорания". 

— Как, по-вашему, общество восприняло этот пресс-марафон?

— Я думаю, что сам факт того, что президент вышел отвечать, дает плюс. Ну, а реальную оценку можно получить уже из социологии или из других опросников. Потому что пока будут методологически просто полагаться на собственные эмоции.

— Уже в начале декабря начнет действовать закон об олигархах. Какой сценарий развития событий можно спрогнозировать? Возможны ли очередные медиа-атаки, манипуляции и так далее?

— Во-первых, власть не должна поддаваться на провокации медиа и держать холодную голову. В частности, если мы говорим о видео Юрия Бутусова (речь о публикации Бутусова в Facebook, в которой он обнародовал кадры стрельбы из гаубицы — ред.), по-моему, это была больше политтехнология, чем, собственно, журналистика. Но тем не менее действия ГБР, особенно если они будут идти против свободы Бутусова, будут плохо восприняты журналистской средой и в целом.

Поэтому я считаю, что ГБР должно оценить, когда это видео всё-таки было сделано, и не открывать уголовных дел в отношении самого журналиста.

Пока что я вижу, что конфликт между олигархами и властью идет всё-таки в политической плоскости, и тут главное — не допустить вмешательства третьих лиц или третьих агентов, которые будут помогать разным провокациям, возможно, силовым противостоянием между оппозицией и правоохранительными органами, — вот это точно не тот сценарий, который нужен Украине. Ни Зеленскому, ни Порошенко, ни другим олигархам это не надо. 

— А что тогда сейчас должно произойти для того, чтобы прошло такое себе умиротворение между большим бизнесом и властью, чтобы не было этих конфликтов?

— Прежде всего большой бизнес должен показать, что он большой бизнес, а не игрок в политику. В этом и есть отличие олигархов от большого бизнеса.

Поэтому просто нужно обсудить, президент должен объяснить, что, ребята, у нас правила вот такие, что вы не идете в монополии, вы должны задекларировать всё и отказаться, собственно, от медиа. В принципе, просто легализируйтесь и работайте для общего блага.

Прямой эфир