Украина наш дом

Прекращение огня и гуманитарные вопросы: динамику переговоров обсуждаем с главой украинской делегации в ТКГ Андреем Костиным

Андрей Костин. Фото: sluga-narodu.com

Переговоры политических советников Нормандского формата, состоявшиеся 26 января в Париже. Вопросы, которые лоббирует украинская делегация Трехсторонней контактной группы. Позиция Российской Федерации во время переговоров. Подробнее на указанные темы в программе "Информдень" телеканала "Дом" говорит руководитель украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Андрей Костин.

Ведущий программы — Денис Похила.

— Каковы ваши впечатления относительно вчерашних переговоров политических советников в Нормандском формате в Париже? Возможно, это определенная оттепель в Нормандском формате?

— Вчерашние переговоры были сложными. Но сам факт возобновления работы политических советников Нормандского формата — очень важный сигнал о том, что эскалацию вокруг украинской границы нужно снижать и снимать.

Одним из главных вопросов в обсуждении стал вопрос, касающийся безусловного соблюдения режима прекращения огня.

В декабре прошлого года соответствующая договоренность была достигнута на уровне Трехсторонней контактной группы во время заседания 22 декабря. Мы сейчас наблюдаем снижение уровня нарушений прекращения огня, но эти нарушения продолжаются. Поэтому очень важна поддержка со стороны наших партнеров — Германии, Франции. И Российской Федерацией также была поддержана позиция о необходимости неукоснительного соблюдения режима прекращения огня. То есть это очень важный сигнал относительно снижения напряжения.

Мы будем прилагать усилия для того, чтобы действительно прекращение огня было устойчивым. Потому что именно это, в частности, является предпосылкой для достижения договоренности в части политического урегулирования. Мы все понимаем, что дипломатический путь разрешения конфликта на Донбассе — единственный. И это является нашим приоритетом, потому что именно этого ждет украинский народ.

— О всеобъемлющем прекращении огня идет речь и в Трехсторонней контактной группе. Объединены ли эти результаты, "Норманди" и ТКГ, в решении этого вопроса?

— Очень важно сохранять оба формата переговоров, и мы над этим работаем. Именно вчера состоялось заседание Трехсторонней контактной группы. Накануне, во вторник, было заседание рабочей группы по безопасности. Стороны-участники этих консультаций вернулись к обсуждению дополнительного документа, решающего вопросы верификации и мониторинга режима прекращения огня.

Потому что для предотвращения каких-либо нарушений этого режима очень важно, чтобы любой случай нарушений был проверен, и было установлено, кто виноват в этом нарушении. И дополнительные меры по прекращению огня, согласованные в Трехсторонней контактной группе еще в 2020 году, предусматривают привлечение к ответственности тех лиц, которые нарушают режим прекращения огня. Этот верификационный механизм очень важен, и он закреплен в комплексе мероприятий 2015 года. И эта миссия возложена на ОБСЕ.

К сожалению, мы понимаем, что этот механизм не работает так, как он должен работать. Именно для этого проходят консультации в обоих форматах. Первое — это происходит на Нормандском уровне, потому что есть общие предложения наших партнеров — Германии и Франции — относительно механизма координации, верификации. Они сейчас обсуждаются на экспертном уровне.

И очень важно привлечение наших партнеров из стран Нормандского формата к этому верификационному механизму. Потому что для того, чтобы было решено, что именно произошло, должен быть независимый арбитр.

Это наша принципиальная позиция, которой мы придерживаемся и на уровне Трехсторонней контактной группы, и на уровне Нормандского формата. Активизация работы и на уровне Нормандского формата, и на уровне Трехсторонней контактной группы является сигналом того, что все, кто вовлечены в этот процесс, понимают, что только дипломатический путь решения всех ситуаций является приоритетным.

— Участники гуманитарной подгруппы также говорили и о возможном открытии контрольных пунктов въезда-выезда на линии столкновения, и об одновременном увольнении удерживаемых лиц. На каком этапе сейчас переговоры в этой плоскости?

— На уровне Нормандского формата всегда возникают гуманитарные вопросы.

Наше понимание с партнерами из Германии и Франции состоит в том, что гуманитарные вопросы должны решаться независимо от уровня дискуссии при решении других вопросов — политических, безопасности и т.д.

Потому что комплекс мероприятий и любые Минские документы, любые документы, которые были заключены в Нормандском формате, предусматривают безусловный обмен в режиме "всех на всех".

Мы передали российской стороне всю информацию об украинских гражданах, незаконно удерживаемых на оккупированной территории. И мы каждый раз настаиваем, чтобы этот обмен состоялся. Это очень сложная дискуссия. Она чувствительна. Но на каждом заседании Трехсторонней контактной группы, на каждом заседании рабочей группы по гуманитарным вопросам, а также между этими заседаниями происходит коммуникация с помощью наших посредников из ОБСЕ, чтобы обмены начались.

Относительно открытия контрольно-пропускных пунктов — наша позиция состоит в том, чтобы все пункты были открыты. В канун новогодних праздников это была принципиальная позиция нашей делегации в Трехсторонней контактной группе. Мы добились очень четкой договоренности с правительством. Это было поддержано и президентом Украины. Был упрощен порядок пересечения через контрольно-пропускные пункты с точки зрения соблюдения карантинных требований.

Практически единственное требование, существующее сейчас для человека, переходящего на контролируемую правительством Украины территорию, заключается в необходимости сдать экспресс-тест [на коронавирус]. Мы упростили процедуру пересечения контрольно-пропускных пунктов. И это мы также донесли на Трехсторонней контактной группе.

И из тех двух контрольно-пропускных пунктов, относительно которых состоялась дискуссия, и на уровне лидеров Нормандского формата в 2019 году, — это контрольно-пропускные пункты Золотое и Счастье. Учитывая, что мы открыли, в принципе, все, они не открыты с другой стороны.

И это, безусловно, создает преграды для людей. Они не могут добраться даже до тех государственных сервисов, которые работают на этих контрольно-пропускных пунктах, открытых нами. Люди хотят получить государственные сервисы, посетить свои семьи.

Мы внесли предложение — открыть хотя бы один контрольно-пропускной пункт, потому что полностью всё согласовано. Нет никакой логистической проблемы, которая бы препятствовала открытию.

К сожалению, пока позиция другой стороны состоит в том, что они не соглашаются на это. Они также ссылаются на какую-то эпидемиологическую ситуацию, какие-то карантинные требования. Но, с нашей точки зрения, это неправильно, поскольку, как я уже отметил, гуманитарные вопросы должны быть решены независимо от того, каков градус переговорного процесса — как в Трехсторонней контактной группе, так и в Нормандском формате.

— Также очень важные гуманитарные вопросы — это водоснабжение, и экологическая опасность из-за мин вдоль линии столкновения. Как насчет этого?

— Практически подготовлен план разминирования. Уже довольно давно ситуация практически согласована, я бы сказал, на уровне рабочей группы по безопасности. Мы постоянно выносим этот вопрос на рассмотрение Трехсторонней контактной группы.

К сожалению, пока нет согласия со стороны Российской Федерации по поддержанию плана разминирования. Мы будем продолжать эту работу. Об этой работе известно и нашим партнерам по Нормандскому формату.

Что касается водоснабжения — действительно, эта тема сейчас на обсуждении рабочей группы по экономическим вопросам. Традиционно эта рабочая группа занимается вопросами экологии.

Мы постоянно контролируем процесс, мы стараемся также получить информацию от российской стороны, потому что определенные водные объекты находятся на разных территориях — как подконтрольных, так и неподконтрольных. Мы постоянно держим эту ситуацию под контролем.

— Звучали мысли о переносе переговоров из Минска в Стамбул. Скажите, кто из сторон поддерживает, а кто не поддерживает такую ​​идею?

— Действительно, была проделана большая работа на уровне наших посредников, на уровне координатора Трехсторонней контактной группы, относительно возможности проведения очных встреч Трехсторонней контактной группы в Стамбуле. Был обмен мнениями на этот счет. Сейчас ситуация находится в таком режиме "cold", то есть она не является отвергнутой.

Но вчера на заседании Трехсторонней контактной группы представители Российской Федерации начали говорить, что "вернемся в Минск". Но это неприемлемо для украинской делегации. Кроме того, я не могу говорить за наших международных посредников, но я думаю, что для них другая локация была бы также более комфортной.

Думаю, консультации по этому поводу будут продолжены. Потому что очные встречи могут быть более конструктивными. Уже около двух лет были переговоры в режиме видеоконференции. На каждом заседании трехсторонней контактной группы, когда речь идет о проведении очных встреч, Украина всегда поддерживает необходимость возвращения к ним.

Прямой эфир