Украина наш дом

Пора переходить к наступательной операции: интервью с генералом Николаем Маломужем

Ситуация в Украине на 20 июня. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

Россия сама же препятствует своим вооруженным силам, продолжая называть войну в Украине "специальной военной операцией", считают в Институте изучения войны. Кремль пытается найти законные способы наказать тех, кто отказывается от мобилизации. А ведь определение "специальная военная операция" вовсе не подразумевает всеобщей мобилизации. Российской артиллерии и пехоты тем временем не хватает, чтобы захватить Северодонецк, в городе продолжаются бои.

Военную ситуацию в Украине в эфире марафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA обсуждаем с руководителем Службы внешней разведки Украины (2005-2010 гг.), генералом армии Украины Николаем Маломужем.

— По последним данным Генштаба ВСУ удачные контратаки наносят наши войска на Запорожском направлении. Контратаки ведутся и на Херсонском направлении и на Мелитопольском. До Мелитополя остается около 10 км, до Херсона — более 18 км. Есть отдельные примеры контратак и на Донбассе. Можно ли озвучивать дальнейшие действия по контратакам — где они могут начаться?

— Мы переходим уже к тактическим действиям, особенно по контратакам. Развитие наступательных операций возможно там, где уже есть концентрация новых сил и средств украинских военнослужащих. Это уже подготовленные резервы и вооружение, техника, которая поступает от нашего ВПК и западных партнеров.

Вооружение от наших партнеров идет секторально, но очень многопланово, графики уже выполняются четко. Это ракетные средства, дальнобойная артиллерия, бронетанковая техника, самоходные артиллерийские установки (САУ), БТРы, танковые подразделения. То есть это уже больше техника прорыва. И даже уже постепенно выходим на системы противовоздушной обороны.

И уже ситуация назрела. Пора переходить к наступательной операции. Сидеть в окопах, защищать рубежи — это тоже важно. Но там, где мы уже готовы, нужно наносить удары.

Особенно на участках, с которых они снимают силы и перебрасывают на Донецкое и Луганское направления. Их задача сейчас — захватить Донбасс, а затем перейти на юг. Мы же используем эту ситуацию, и наносим удары по южным направлениям: Херсонское, Запорожское, Мелитополь. Это очень правильные действия.

Ситуация на Донбассе на 19 июня. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

Но в данной ситуации нужно и консолидировать больше сил и средств, чтобы мы не только продвигались, выгрызали отдельные территории, а проводили контрудары — и с тыла, и с флангов, чтобы были большие прорывы.

Вот если возле Херсона мы пробили бы левый фланг, то создали бы условия для окружения Херсона и бегства противника. Точно так же по Мелитополю. Точно так же и по другим российским группировкам, которые сейчас уже ослаблены.

Противник терпит поражение, по многим направлениям, это нужно развивать. Тогда успех будет эффективный, и противник будет покидать южные регионы, включая Херсон, Херсонскую область, Запорожскую область и Николаевский регион, где они отдельно контролируют ситуацию.

Ситуация на юге Украины на 19 июня. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

— Некоторые эксперты прогнозируют, что через пару недель ВСУ могут быть в центре Херсона. Но также украинская разведка сообщает, что Россия на временно оккупированных территориях, в том числе в Херсонской области, активно выставляет системы ПВО. Все эти С-300, дальнобойные установки. Чтобы сделать невозможным наступление с неба. Как здесь реагировать украинскому Генштабу?

— В первую очередь, нужно маневрировать в отношении наших наступательных операций. И тут очень важно, чтобы мы избрали новую тактику. Это действия в ночное время, действия непосредственного соприкосновения с противником, где противник не может использовать авиацию, ракетные средства, потому что они тогда будут бить по своим. Это, конечно, десантирование. Это наши специальные войска, которые должны ударить в тыл. То есть это быстрые и эффективные действия.

Тогда, конечно, противник теряется, не успевает задействовать дальнобойную артиллерию и тем более, авиацию. И противник вынужден бежать. Но мы должны сопровождать по ходу его бегства, чтобы не было дальше этих ударов.

С другой стороны, конечно, нужно бить по их системам противовоздушной обороны и ракетной технике. По тем точкам, которые мы имеем из разведданных. Разведка уже знает, куда они подогнали ракеты "Калибр", РСЗО "Град", "Ураган". И мы можем наносить конкретные удары, в том числе и по складам, и по штабам.

То есть это многоплановая, очень эффективная модель действия Вооруженных сил Украины в неожиданных для противника ситуациях. Ночные операции и многоплановые операции с использованием различных сил и средств в разных точках.

— Мелитополь и Херсон — города с плотной застройкой. Как их можно освободить, чтобы города были минимально разрушены, и с минимальными потерями среди мирного населения?

— Мы не должны в лобовую штурмовать города, и тем более кварталы, в которых проживают люди. То есть нужны не прямые штурмовые атаки по Херсону и Мелитополю, а операции по окружению противника в приближении к Херсону, Мелитополю.

Там, где есть предпосылки к окружению, враг бежит, штурмовать города не надо.

Как они бежали, например, с Киевской области, Черниговской, Сумской. На Херсонщине в данной ситуации еще эффективнее можно действовать. Мы уже готовим такие операции.

Но на юге противник уже создал трехкратные системы обороны, и они же минируют все направления. А мы должны альтернативно сработать там, где нет этих укреплений. В итоге — окружить Мелитополь и Херсон, и поставить противника перед выбором — или уничтожение, или бегство.

— В Черном и Азовском морях российские корабли отошли еще дальше от берега. Может ли Украина уничтожать их корабли на таком дальнем расстоянии?

— Пока это для нас проблема. В данной ситуации мы должны использовать тактические и стратегические средства.

Во-первых, то, мы кроме своих ракет "Нептун" сейчас получаем другие средства, которые могут поражать цели до 250 км. Это и заставляет маневрировать российские корабли и подводные лодки.

Мы должны четко отслеживать их передвижение и бить по целям, где они пытаются провести ту или иную операцию. Как, например, наши правильные удары по острову Змеиный, по катеру рядом с ним.

Но с другой стороны, нужно готовить и более эффективные средства, включая авиацию. И нанести в какой-то момент массированный удар по тем средствам, которые находятся за зоной действия наших противокорабельных средств. Но это уже командование должно подготовить такую операцию, которая должна обеспечить безопасность ее проведения и неожиданность. Как был спланирован удар по крейсеру "Москва". Тогда мы сможем их разбить.

Читайте также: "Я знаю Лукашенко лично, он всегда лавирует": угрозу вторжения в Украину армии Беларуси оценил Маломуж

Прямой эфир