Украина наш дом

Попытка вернуть переговоры ТКГ в Минск — чего добивается Россия: "Взгляд с Банковой" с Алексеем Арестовичем

Почему Россия хочет вернуть очные заседания Трехсторонней контактной группы (ТКГ), какая позиция Украины в этом вопросе, как проходит подготовка к встрече Владимира Зеленского и Джо Байдена, и какие были озвучены главные месседжи интервью президента Украины телеканалу "Дом". Об этом в программе "Взгляд с Банковой" телеканала "Дом" говорим со спикером украинской делегации в ТКГ Алексеем Арестовичем.

Ведущая — Дарья Вершиленко

— Полномочный представитель российской делегации в ТКГ Борис Грызлов снова предложил вернуться к проведению заседаний в очном формате. Чего Москва добивается этими предложениями? Зачем им это, и какова позиция украинской стороны в этом вопросе?

— Мне кажется, что они преследуют одну и ту же цель. Цель эта заключается в том, чтобы мы вышли на прямые переговоры с так называемыми "ЛНР" и "ДНР". Это их главная цель, на которую они работают днем и ночью, изо всех сил изображая, что Россия — не сторона конфликта, а тут это (боевые действия на Донбассе, — ред.) — внутриукраинский государственный конфликт. 

Поскольку не удалось сразу убедить в этом новых представителей ОБСЕ, которые пришли в ТКГ на работу, то, видимо, решили сделать так, чтобы в кадрах замелькали украинские представители с представителями так называемых "ЛНР", "ДНР" за одним столом, вместе с представителями ОБСЕ. Пойти через визуализацию ряда, через легитимацию этих товарищей путем создания соответствующего визуального контента. Это один из приемов, он используется, и если в мировых СМИ, в украинских, российских и так далее появится информация, что наша делегация находится с этими представителями за одним столом, — можно будет гораздо легче продавать идею о том, что мы вступили с ними в прямые переговоры. 

— Но встреча украинской делегации с представителями незаконных вооруженных формирований (НВФ) — это исключено, как я понимаю.

— Исключено. Наша позиция очень простая, прямая — Россия есть стороной конфликта, с ней мы ведем переговоры при посредничестве ОБСЕ. 

Что касается проведения непосредственно очных переговоров, то, конечно, основной формат (Минских договоренностей, — ред.) предполагает очные переговоры. Видеоконференции возникли как ответ на карантинные ограничения. Пока мы не видим поводов снимать карантинные ограничения, тем более что люди, которые приезжают из России и из Индии в Украину, должны проходить обязательную 14-суточную изоляцию. 

Теперь внимание: встречи Трехсторонней контактной группы проходят раз в две недели. Это значит, что, встретившись с ними за одним столом, мы должны будем две недели сидеть в изоляции, потом опять две недели в изоляции. Встречаться с ними в условиях коронавируса — это означает сесть на непрерывную изоляцию. Мы не можем себе этого позволить. Особенно не могут такое позволить себе такие люди как вице-премьер-министр Украины Алексей Резников, да и все остальные участники (украинской делегации, — ред.). Поэтому пока что для нас актуальны встречи в режиме видеоконференции. 

Если же речь пойдет о том, чтобы очно встречаться, когда коронавирусные  ограничения будут сняты, —  хотя, судя по заявлениям медиков, ближайшие полгода этого не будет — то вопрос, поедем ли мы в Минск, учитывая заявление Александра Лукашенко о том, что Украина теперь представляет угрозу Беларуси. Может ли Минск играть статус посредника — это уже очень большой вопрос, учитывая, что мы не признали Лукашенко законно избранным президентом Беларуси и отказали ему в праве представлять белорусский народ. Поэтому речь, с весьма большой долей вероятности, пойдет о переносе переговоров из Минска. А это еще одна очень длинная процедура. 

— На этой неделе незаконные вооруженные формирования открыли прицельный огонь по жилому массиву, попали прямо в многоэтажку, пострадал мирный житель. Представитель отдельных районов Донецкой области в ТКГ Татьяна Иванова сказала, что украинская делегация в ТКГ готова собраться на заседание, прервав свои отпуска, из-за этого обстрела. Озвучивалось ли такое предложение, и как российская сторона реагирует на это?

— Россияне отказываются встречаться. Такое же предложение было после ранения семи наших военнослужащих единоразово, которое случилось чуть больше недели назад. Мы предложили собрать внеочередное заседание подгруппы по безопасности, они отказались. Это хорошо известная практика с их стороны. 

— На этой неделе Кабмин одобрил законопроект о переходном периоде на Донбассе и в Крыму. Ожидается, что парламент его рассмотрит уже осенью. Обсуждался ли этот документ в ТКГ?

— Нет, мы не обсуждали этот документ, потому что это ответственность политической подгруппы. А ее работа фактически заблокирована, и есть неконструктивная позиция российской стороны. 

Кроме того, это же часть украинского законодательства. С какой стати мы должны обсуждать его с представителями третьей стороны? Это мы решаем для себя — что, куда и как. 

Если будет большое желание с их стороны и большой конструктив, мы обсудим законопроект для того, чтобы дать разъяснения на соответствие, например, положений этого законопроекта положениям Минских и Нормандских соглашений. Но пока что мы не видим такого желания с их стороны.

— На этой неделе для подготовки визита президента Владимира Зеленского в США Вашингтон посетили министр иностранных дел Дмитрий Кулеба и руководитель Офиса президента Андрей Ермак. О чем им удалось договориться? Известна ли программа визита Зеленского? 

— Я думаю, что исчерпывающий ответ даст на это министр иностранных дел, сам глава Офиса президента Ермак и его политический советник в Нормандском формате. Потому что это их прерогатива — приехав, озвучить достижения, предварительные результаты поездки. Я знаю только одно — по их оценке, всё проходит достаточно оптимистично. Достаточно оптимистично, и ожидания в каком-то смысле даже были превышены. 

Есть конструктивное понимание с представителями американской администрации, Конгресса, причем с представителями обеих палат. Готовится ряд договоренностей в оборонной сфере, в энергетической.

— Что это могут быть за договоренности?

— Нет никакой конкретики, пока что ее не может быть. О таких вещах говорят только тогда, когда они состоялись. Я могу только сферы назвать. 

— Прокомментируйте интервью президента телеканалу "Дом". В российских СМИ появились разные, в том числе язвительные, комментарии. Что вы в этом интервью для себя услышали?

— Я увидел то, что я и так знаю, общаясь с президентом, — что это лично для него больная тема. Он понимает историческое значение происходящего. Он проводит очень верные исторические параллели, как с Германской Демократической Республикой, когда разделенная Германия после длительного периода оккупации все равно вернулась в состав объединенной Германии. 

Он прямо обращается к людям. Он обозначает не политическую позицию, потому что многие успели прочитать в этом "чемодан — вокзал — Россия". Он говорит, что мы должны сделать моральный выбор. Он выступал с точки зрения морально-этического выбора. Это, на мой взгляд, самое верное обращение в нынешней ситуации.  Он сделал акцент на моральном выборе человека, одновременно обозначив несколько вещей. Что, во-первых, "мы о вас помним, вы — наши, мы ни на секунду о вас не забудем, и обязательно вернем". 

Что касается тех, кто сознательно приветствует оккупацию, отделение отдельных районов Донецкой и Луганской области от Украины и присоединение их к России. Он говорит: "Вам нужно сделать выбор. Если вы настолько любите Россию, то переедьте туда". Это правильный моральный выбор. 

Обращение именно по моральной линии — очень важное и своевременное, потому что сквозь толщу такой огромной пропаганды, которая работает на ту сторону и на нашу сторону, может прорваться только искреннее эмоциональное обращение. И мы его увидели. 

И, конечно, президент — это ньюсмейкер №1, его речь будет внимательно выслушана и разобрана. Но 7 лет пропаганды делают свое дело. А вот эмоциональное обращение, эмоциональный прорыв, обращение к совести людей — это работает всегда. Он сделал, по-моему, блестящее обращение в этом смысле.

— Зеленский также говорил о людях, которые сомневаются. Он говорил, что люди часто сидят в шпагате, когда они точно не понимают, кто они ментально — украинцы или представители другой страны. Что вы можете сказать тем людям, которые сейчас в таком положении, которые не определились?

— Я могу им сказать, что в Украине, свободной демократической стране, вполне можно позволить себе иметь двойную, тройную, четверную, семерную самоидентификацию. Простейший пример — это я. Я — русский по воспитанию, по культуре, я вырос на русской культуре, но при этом я гражданин Украины, майор Вооруженных сил Украины и лицо, которое представляет Украину, в том числе, на высоких международных площадках, той же самой ТКГ. Это не мешает мне чувствовать себя гражданином Украины, принимать Украину как свою большую Родину и защищать ее, знать украинский язык и всё остальное. Но я везде всегда подчеркиваю и говорю, что я русский по культуре. Поэтому у меня двойная самоидентификация.

Я, например, гражданин Украины, и чувствую себя и украинцем, и русским одновременно. Никто меня, как видите, не преследует, никто не пытается меня убить, никто не пытается посадить меня в тюрьму. Украина — это поликультурная страна. Здесь живут представители 58 национальностей, по самым скромным подсчетам. Всё это строится на желании разделить образ жизни, потому что главная идея Украины — это свобода, желание разделить эту свободу, желание жить здесь, делить свою судьбу с этим народом, с этими людьми. А по культуре вы можете быть кем угодно. Важно наличие уважения к украинскому языку, к украинской культуре, а самоидентифицироваться можно как угодно, и всё будет в порядке. Никто не повесит вас за разговоры на русском языке. Как видите, мы с вами разговариваем на русском языке. 

Отдельные инциденты — это не политика государства. Отдельные инциденты и конфликты на культурной почве, которые существуют и которые раздувает российская пропаганда, — это… Всегда есть публика, которая пытается заработать на крайних точках политического спектра. Это явление, широко присутствующее в мире. Украина отнюдь не является страной прерогативы. Это плата за демократию. Многие точки зрения представлены остро, многие представлены так, что они нарушают закон. Надо обращаться в таком случае в суды. Делать это достоянием общественности, если вас преследуют, и получать полную правовую защиту со стороны украинского государства и поддержку со стороны общества.

Прямой эфир