Украина наш дом

"Ползучая оккупация": о сопротивлении Украины и Грузии российской агрессии говорим с Николаем Замикулой

Владимир Зеленский и Саломе Зурабишвили. Фото: president.gov.ua

Пути к НАТО и Евросоюзу обсуждались 23 июня в Киеве на встрече президента Украины Владимира Зеленского и лидера Грузии Саломе Зурабишвили. Страны сообща ведут политику евроинтеграции.

Хронику грузинского противостояния российской агрессии анализируют журналисты программы "На самом деле: мир" телеканала "Дом" и старший научный сотрудник отдела проблем внешней политики и международной безопасности Национального института стратегических исследований Николай Замикула.

Гибридная война

Мировые медиа заговорили о Грузии в ноябре 2003 года. В разгар Революции роз, 23 ноября, оппозиция берёт штурмом парламент страны. Поводом стала фальсификация президентских выборов. А год спустя аналогичный протест против фальсификаций на выборах перерос в Оранжевую революцию в Киеве.

Новый грузинский лидер Михаил Саакашвили пришёл к власти в результате перевыборов. Он берёт курс на реформы, евроинтеграцию и вступление в НАТО. И если европейские и американские СМИ по большей части восхищались смелостью и гражданской позицией грузин, ведь большинство иностранных наблюдателей разделяли мнение оппозиции о выборах, то в России смену власти в Тбилиси окрестили "госпереворотом".

Евроинтеграция, революция, агрессия — многое в современной истории роднит Грузию и Украину. О том, что такое "гибридная война" по отношению к этим двум странам, мир узнал в 2014 году — после оккупации Крыма и вторжения российских войск на Донбасс. В среде же специалистов по международной безопасности он стал применяться впервые в 2008 году — после российско-грузинской войны.

"В действительности значительная часть "арсенала" гибридной войны была отработана и проверена на практике Россией именно в ходе подготовки к вторжению в Грузию. Однако только российско-украинская война показала, что речь идёт не об уникальной ситуации, а о хорошо продуманной и проработанной схеме политической, информационной, идеологической и военной подготовки к оккупации страны — схеме, которая имеет универсальный характер и может с незначительными изменениями экстраполироваться на самые различные страны — жертвы агрессии", — говорится в книге "Гибридная война России: опыт Украины для стран Балтии".

В 2008 году российская армия вмешалась в длительный конфликт абхазов и осетин с грузинами. Южная Осетия и Абхазия объявили независимость через несколько лет после распада СССР — в 1992 и 1994 годах, однако остались непризнанными мировым сообществом.

Прозападный президент Саакашвили берёт курс на восстановление территориальной целостности. 5 января 2008 года грузины на референдуме голосуют за вступление в НАТО. Тогда же на саммите в Бухаресте Альянс даёт Грузии и Украине историческое обещание — обе страны станут членами НАТО.

"НАТО приветствует евроатлантические стремления Украины и Грузии к членству в НАТО. Мы сегодня договорились, что эти страны станут членами НАТО. Обе страны внесли ценный вклад в операции Североатлантического союза. Мы приветствуем демократические реформы в Украине и Грузии и надеемся на свободные и справедливые парламентские выборы в Грузии в мае. ПДЧ (План действий по членству в НАТО, — ред.) — следующий шаг для Украины и Грузии на их прямом пути к членству", — говорится в резолюции саммита НАТО 2008 года в Бухаресте.

А уже в июле 2008 года Россия запускает массовую паспортизацию населения мятежных регионов Абхазии и Южной Осетии. 7 августа российские войска пересекают Рокский тоннель и начинают военную кампанию в Грузии. Ожесточённые битвы длились пять дней, с обеих сторон погибли до 500 военных и столько же гражданских.

26 лет спустя акции российской гибридной агрессии не прекращаются. Российские военные начали "ползучую оккупацию" Грузии. Вбивают столбы, устанавливают заборы из колючей проволоки и баннеры. С каждой такой акцией границы оккупации расширяются за счёт грузинской территории. В Тбилиси этот процесс сравнивают со строительством Берлинской стены.

"Линия оккупации — это трагедия нашего общества. "Ползучей оккупацией" Россия приблизилась к Тбилиси уже на расстояние 30 км", — акцентировала в январе 2020 года президент Грузии Саломе Зурабишвили.

В 2008 году Грузия подала на Россию в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Цель иска — признать, что Россия несёт ответственность за нарушения прав человека на неподконтрольных территориях. В январе 2021 года длительная юридическая работа увенчалась успехом. ЕСПЧ признаёт российский контроль над грузинскими регионами, фактическую их оккупацию. В аналогичном иске Украина требует признать факт вторжения российских военных в Крым в феврале 2014 года.

Непростой путь в НАТО

Динамику интеграции Украины и Грузии в НАТО и противостояние российской агрессии в программе "На самом деле: мир" анализирует старший научный сотрудник отдела проблем внешней политики и международной безопасности Национального института стратегических исследований Николай Замикула.

 Ведущая программы — Анна Нитченко.

— Насколько в НАТО готовы к принятию новых стран, и что это даст Украине и Грузии, как считаете?

— На данный момент говорить о том, что Грузию или Украину могут в ближайшее время принять в НАТО, мне кажется, нецелесообразно. Есть процедура, определённый процесс, требования. Постепенно мы эти требования выполняем, работаем на соответствие критериям и приближаемся к цели. Это безапелляционная цель — как для Киева, так и для Тбилиси.

Но путь в НАТО непростой и требует определённого времени и усилий: реформ, перестройки оборонной системы, оборонных ведомств и кардинальных качественных изменений. Поэтому не стоит ожидать радикальных сдвигов в этом направлении завтра, послезавтра или в следующем месяце. Просто нужно работать над этой сферой.

Николай Замикула на связи со студией телеканала "Дом"

— Противостояние российской агрессии знакомо и Грузии, и Украине. Как мировому сообществу повлиять на ситуацию — санкции, дипломатический разговор, иные действия?

— И для нас, и для Грузии — это общая проблема, проблема оккупированной территории, которую необходимо решать. Проблема, возникшая из-за агрессивной политики Российской Федерации. И в этом отношении и мы, и грузины надеемся на всестороннюю поддержку международного сообщества. И пока что нам её оказывают.

И правильно вы говорите и о санкционном режиме. Это важный момент осуществления давления на Российскую Федерацию, чтобы показать, что такая политика недопустима. Это определённое, возможно, дальнейшее его усиление, усиление изоляции не самой России как государства, а режима Путина, который несёт ответственность за эту агрессивную политику.

Конечно, важный момент — поддержка, которую наши партнёры оказывают нам и Грузии в вопросах повышения обороноспособности, поддержке реформ, качественных изменений в наших государствах, чтобы нам было проще реализовывать наши европейские амбиции и идти по пути интенсивного развития к благополучию.

Николай Замикула

— Как бы вы оценили путь Грузии в Европейский Союз — преимущества, минусы, к чему нужно ещё стремиться?

— Грузия постепенно идёт в этом направлении. По некоторым вопросам, как мне кажется, грузины оказались даже впереди Украины в интеграционных процессах, ближе подошли к переходу на следующий этап.

Интеграционная политика Грузии остаётся неизменным курсом. Когда господин Саакашвили перестал быть президентом, было много разговоров о том, что новая грузинская власть (которая вот уже 10 лет пребывает у власти) занимает более мягкую позицию по отношению к России. Но это ни в коем случае не повлияло на проевропейский курс, который Грузия реализовывает постоянно, постепенно и в целом успешно.

Прямой эфир