Украина наш дом

Победить систему, которая борется за выживание: закон об олигархах комментирует нардеп Алексей Устенко

Алексей Устенко. Фото: sluga-narodu.com

В Верховной Раде 23 сентября поддержали во втором чтении и в целом президентский законопроект об олигархах. Нардепы рассмотрели законопроект по сокращенной процедуре, что вызвало возмущение у оппозиции. Парламентарии оппозиционных партий даже блокировали трибуну Рады.

Согласно принятому закону, определять олигархов будет СНБО по обращению Кабмина, СБУ, Нацбанка, члена СНБО или Антимонопольного комитета. Вводит в действие решение СНБО президент. Оно вступает в силу после его официального опубликования.

Олигарх — человек, имеющий значительный экономический и политический вес в общественной жизни. Олигархами будут называть людей, которые соответствуют не менее 3 прописанным в законе критериям:

  1. Участвует в политической жизни.
  2. Имеет значительное влияние на СМИ.
  3. Является конечным бенефициарным владельцем предприятия, которое занимает монопольное положение на рынке.
  4. Подтвержденная стоимость активов человека (и субъектов хозяйствования, бенефициаром которых он есть) превышает 2 млрд 270 млн грн.
Итоги голосования

Подробнее нюансы процесса голосования, позицию политических сил, а также перспективы, которые открывает закон об олигархах, в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" комментирует народный депутат (фракция "Слуга народа") Алексей Устенко.

Ведущий программы — Денис Похила.

— Рассмотрим, как голосовали депутаты. "Слуга народа": за — 229, против — 1. Ваша коллега по фракции Людмила Буймистер проголосовала против. Она говорила еще до голосования, что не поддерживает законопроект. И что нужно не реестры создавать, а с коррупцией бороться. Как она объясняет свою позицию?

— По поводу коллеги тут сложно говорить, почему конкретно она проголосовала против. И глава фракции озвучил свою реакцию: он считает, что такой депутат должен покинуть монобольшинство, потому что она не разделяет наше мнение, наши позиции. А как раз-таки борьба с олигархами — это было в предвыборной программе президента и партии "Слуга народа". Поэтому, конечно, тут мы должны быть едины.  

Да, можно спорить — надо или не надо создавать реестры, что надо бороться с коррупцией, надо бороться с неправильными судами, надо усиливать правоохранительную деятельность. То есть это можно так рассказывать очень долго. И всячески оттягивать принятие абсолютно любого решения.  Это как закон об открытии рынка земли. Точно так же тогда был миллион "аргументов" от оппозиции, что "не сейчас, через год, сделайте земельный банк, сделайте еще что-то". У большинства политических сил, которые не поддерживали открытый рынок земли, есть огромные агрокомпании, которые концентрируют десятки тысяч гектаров земли.

Многие политические силы, которые не поддерживали закон о борьбе с олигархами, сами финансируются олигархами или в их партии есть олигархи. Поэтому логично, что они будут против.

И понятно, что любые реформы, любые изменения, тем более, если они болезненны для коррупционной системы, которая выстраивалась на протяжении 30 лет в государстве, сама эта система будет бороться за свое выживание, за то, чтобы остаться, чтобы дальше продолжать высасывать деньги из украинского бюджета.

По поводу того, что "Слуга народа" дала 229 голосов. Я считаю, что это уже большая победа. Потому что это значит, что никакого раскола нет, есть единое мнение и есть единая позиция. И это хорошо.

— Голосование фракций "Оппозиционная платформа За жизнь" и "Европейская солидарность" продемонстрировало практически синхронный результат: 20 голосов против от "ОПЗЖ" и 23 голоса от "ЕС". На ваш взгляд, почему так сходны позиции?

— Тут важно понимать, что "Оппозиционная платформа — За жизнь" и "Европейская солидарность" не могут существовать друг без друга, потому что "без Армавира нет русского мира" и "без русского мира нет Армавира". Поэтому на этом противостоянии и на разрывании страны, на поиске каких-то отличий между украинцами — эта карта разыгрывается, начиная с 2004 года. Когда началось — "правильные-неправильные" украинцы, кто говорит на украинском, кто на русском, кто смотрит на запад, кто смотрит на восток. Они никогда не объединяли украинское общество, не объединяли парламент.

И вот этот псевдораскол, который они сеяли, — на этом они и выезжали, зарабатывая себе электоральные баллы. В том числе, посмотрите, Порошенко передавал "трубу" Медведчуку (речь о якобы передаче "дизельной трубы" — части нефтепродуктопровода "Самара-Западное направление" из госсобственности структурам Медведчука, — ред.). Они встречались, абсолютно мило беседовали у Порошенко дома.

Вообще, по факту, Медведчука возродил Порошенко, который сделал все возможное для того, чтобы он стал депутатом и вышел на политическую арену, разрешил ему много чего из того, что было запрещено до этого. Повторюсь, эти партии не могут существовать друг без друга. Если прекратит существование одна, соответственно, прекратит существовать и другая.

Поэтому, безусловно, тут наша задача — максимально объединить страну, максимально найти то, что объединяет нас, украинцев, а не пытаться находить разногласия и пытаться залезть в какие-то дебри, в которые любил залезать Петр Алексеевич.

— Какими будут дальнейшие решения Верховной Рады Украины в аспекте деолигархизации? Ведь этот законопроект — только начало.

— Да, согласен. Это только начало. Есть закон об усилении антимонопольного законодательства. Действительно, у нас Антимонопольный комитет существует относительно недавно, он молодой. Нашему государству не так много лет. Если в Штатах эта история началась еще в ХХ веке, то у нас — гораздо позже. И она абсолютно не совершенна, и большая часть монопольного законодательства писалась под влиянием тех же олигархов или больших финансово-промышленных групп. Поэтому это первая часть.

Вторая часть — это судебная реформа. Чтобы суды выносили честные, справедливые решения, которые будут давать возможность нашей экономике работать, будут защищать бизнес, будут защищать права человека. И вообще, в принципе, это превратится в нормальную историю, а не то, как сейчас, когда любой суд может вынести решение — арестовать какой-то актив или передать его из управления одного бизнесмена в орбиту какой-то финансово-промышленной группы.

Прямой эфир