Украина наш дом

Обострение в Нагорном Карабахе: требования сторон и роль России с Турцией обсуждаем с политологом Гелой Васадзе

Нагорный Карабах. Иллюстрация: segodnya.ua

Конфликт между Азербайджаном и Арменией вокруг Нагорного Карабаха за последние дни снова обострился. Вслед за ситуацией в Косово и вокруг Тайваня — Карабах стал уже третьим крупным очагом за последние недели, грозящим перерасти в военное столкновение.

Активные боевые действия в Нагорном Карабахе (Вторая Карабахская война) формально завершились осенью 2020 года подписанием трехстороннего соглашения между Арменией, Азербайджаном и Россией. Тогда Азербайджан получил контроль примерно над половиной региона, а в оставшейся части сроком на 5 лет были размещены российские "миротворцы". Армения должна была вывести оттуда свои войска.

Но два дня назад, 3 августа, бои вспыхнули в районе Лачинского транспортного коридора — единственной дороги, которая связывает Армению и непризнанную "Нагорно-Карабахскую республику". Поводом стало требование Баку к армянам Карабаха покинуть эту трассу и начать пользоваться новой, которую Азербайджан проложил специально для связи с Арменией. Получив отказ, в Баку объявили о начале операции "Возмездие", а в Нагорном Карабахе — о частичной мобилизации.

Перестрелки между азербайджанской армией и армянскими силами привели 3 августа к жертвам среди военных.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обвинил Россию в нарушении гарантий мирных договоренностей в Карабахе. По его словам, представители Минобороны РФ обещали обеспечить вывод армянских военных из Карабаха до июня, но эта договоренность до сих пор не выполнена.

Ситуацию в Нагорном Карабахе в эфире марафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA обсуждаем с политологом, автором YouTube-канала "Новости Кавказа GSAC" Гелой Васадзе.

— Как вы оцениваете происходящее?

— Это очередной виток общего 30-летнего конфликта. И он не закончился, несмотря на многочисленные заявления. Он не закончился в ноябре 2020 года, когда было подписано трехстороннее заявление (это было не соглашение, а именно заявление). Свои подписи тогда поставили президент РФ Владимир Путин, премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев.

У Азербайджана очень простые требования.

Первое — вывести с территории Карабаха всех вооруженных людей, которые не входят в состав российского "миротворческого" контингента. Кстати, этот контингент действует без мандата со стороны Азербайджана, потому что мандат так и не был согласован.

Второе — взять под контроль Лачинский коридор — дорогу, которая ведет из Армении в Карабах, который сейчас контролируется российскими военными и силами, которые для Баку являются незаконными армянскими вооруженными формированиями.

И третье — открытые сообщения между Нахичеванской автономной республикой и остальной частью Азербайджана, то есть запустить так называемый Зангезурский транспортный коридор.

Вот эти три задачи, которые строят перед Азербайджаном. Армянская сторона не хочет выполнять эти задачи.

Что касается так называемой армии Нагорного Карабаха. Эта территория юридически относится к Азербайджану. Соответственно, карабахские вооруженные группировки — нелегитимны и являются легитимной целью для Азербайджана.

— Повлияла ли война в Украине на эскалацию конфликта в Нагорном Карабахе?

— Я бы не сказал, что повлияла напрямую. Потому что конфликт и так был. На эскалацию, в первую очередь, повлияли другие вещи.

Российские "миротворцы" вошли в Нагорный Карабах в 2020 году сроком на 5 лет, но указывалось, что "с последующей пролонгацией". Поэтому Россия считала, она пришла в Карабах всерьез и надолго. И в Армении тоже рассчитывали, что российские "миротворцы" никуда не уйдут.

Сейчас Россия теряет позиции на Кавказе. Азербайджан использует это и спешит решить свои проблемы до истечения 5-летнего срока. Потому что никто не знает, что будет завтра.

А обострение конфликта именно в эти дни я связываю с сегодняшней встречей в Сочи президента РФ Путина с президентом Турции Эрдоганом.

И думаю, что Азербайджан продемонстрировал свои силу и возможности в военном отношении (вооруженный конфликт 2020 года проходил при частичной поддержке Азербайджана со стороны Турции, — ред.).

— Позиция Армении — чтобы гарантией безопасности в Нагорном Карабахе было присутствие российских "миротворцев". Это напоминает Приднестровье, где также мы видим длительную заморозку конфликта. Эти конфликты можно ставить в одну плоскость или нет?

— Я бы не стал ставить это в одну плоскость, потому что ситуации принципиально разные. Хотя, по большому счету, тактика России везде одинаковая.

России нужна война на Кавказе для того, чтобы просто быть на Кавказе, и поэтому не нужен мир.

И я согласен с мнением Владимира Копчака, руководителя Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения. Он говорил, второй фронт на Кавказе (или еще где-нибудь) может открыть только Россия.

И при нынешней расстановке сил на Кавказе, пока там присутствует Россия, никто не решится начинать большую войну. Это нереально с учетом сил сторон.

Большая война на Кавказе никому не нужна, в том числе, и России. России нужна та самая продолжающаяся, тлеющая война. России не нужен мир на Кавказе.

У Армении нет сил, а у России нет желания, ей главное — чтобы не было мира.

У Азербайджана силы есть, но если будет большая война, то Азербайджан может столкнуться не только с Россией, но и с другими странами — не в военном отношении, а в политико-дипломатическом отношении.

Поэтому Азербайджан добивается своих целей, скажем так, гибридными методами. В Баку прекрасно понимают, что не стоит идти в кавалерийскую атаку. Это понимают и в Ереване.

— "Нагорно-Карабахская республика" не была признана в мире. На фоне обострения конфликта видите ли вы какие-то пути реализации такой идеи?

— У Европейского Союза, у США и у всех остальных стран мира (включая даже Россию) позиция однозначная — все признают территориальную целостность Азербайджана, все признают, что Карабах — это Азербайджан. И все говорят о том, что права людей (тех же армян в Карабахе) должны быть защищены. Но механизмы какие?

Я считаю, что стороны вместо реального решения вопроса — как сделать так, чтобы сохранить армянское население Карабаха — фактически теряют время. Теряют время благодаря тому, что россияне создают иллюзию, что это может продолжаться если не вечно, то очень-очень долго. А дальше — или ишак умрет, или падишах.

— Мы видим мировую реакцию и санкции против Российской Федерации за ее полномасштабное вторжение на территорию Украины. Могут ли сейчас последовать санкции по ситуации вокруг Нагорного Карабаха?

— Нет, ну какие санкции? Там российские военные присутствуют с согласия сторон. Другое дело, что Азербайджан не подписал мандат на действия "миротворцев", потому что почему-то этот мандат в Москве решили подписывать с Арменией.

Поэтому санкций по Карабаху в отношении России не будет. Пока не будет прямого вмешательства России в вооруженный конфликт.

Но в этом случае самой большой санкцией будет вмешательство Турции в конфликт. То есть это будет прямое столкновение России и Турции, на что Россия, конечно же, не пойдет сейчас.

— Турция и Азербайджан — стратегические партнеры. Турция заинтересована в обострении конфликта?

— Они не стратегические партнеры. Они полноценные военно-политические союзники. То есть у них фактически совместные вооруженные силы. И это определено договором, соглашениями.

Конечно, Турция не заинтересована в конфликте. И тут я опять сошлюсь на Копчака: самым забавным является то, что самым большим гарантом территориальной целостности уже Армении сегодня является именно Турция. Потому что Турция заинтересована в решении карабахского конфликта.

— То есть Турции нужно и с Арменией наводить мосты, и не потерять связь с Азербайджаном. То есть Турция может выступить посредником между двумя противоборствующими странами?

— Нет, не может. Потому что Турция и Азербайджан — это военно-политические союзники. И Турция, и президент Эрдоган в этом конфликте однозначно на стороне Азербайджана.

Но при этом для Турции желателен мир между Азербайджаном и Арменией, чтобы развивать турецко-армянские отношения. Турция ни в коем случае не хочет войны.

Я больше скажу. Конечно же, Турция для России враг. Причем враг более опасный, чем Польша или Великобритания. Но теми же встречами с Путиным, мы же понимаем, Эрдоган решает проблемы своей страны. У него впереди выборы. И вот он уже получает зерно с 25% скидкой. Это когда в мире напряженка с продовольствием. Он получает российский газ по очень низкой цене. И дает возможность своему союзнику Азербайджану продавать весь свой газ в Европу за более высокую цену, получая деньги за транзит.

А при этом Эрдоган противостоит России сразу же на нескольких досках. Это Сирия, это Ливия, это Южный Кавказ. И противостоит, и в то же время пытается сотрудничать.

Россия и Турция на протяжении почти всей истории были еще теми "заклятыми друзьями" в переносном смысле. Просто раньше Россия была сильнее технологически, потому что была частью Запада, Европы, а Турция этой частью Запада не была.

Сегодня ситуация изменилась в корне. Сегодня Турция — часть Запада, а Россия перестала ею быть.

Поэтому результат этого противостояния уже известен в исторической перспективе. Ну, а как оно будет ситуативно, это важно для нас  — а для истории нет.

Читайте также: Обострение между Сербией и Косово — что происходит и какова роль Кремля: разбираемся с экспертом Натальей Ищенко

Прямой эфир