Украина наш дом

Новые карантинные меры, необходимость прививок и украинская вакцина: интервью с академиком НАН Украины Сергеем Комисаренко

Сергей Комисаренко и Алена Черновол. Фото: kanaldom.tv

Ситуация с распространением COVID-19 в Украине стремительно ухудшается. Чтобы остановить распространение заболевания, Кабинет министров с 21 октября вводит ограничения, которые коснутся пассажирских перевозок.

"Проводники будут проверять у пассажиров наличие сертификатов о прививках. Для "желтой" зоны будет достаточно, если у пассажира есть отметка о получении одной дозы вакцины. Если это уже "красная" зона — на сегодняшний день это один регион, Херсонская область — то нужно иметь полный курс вакцинации. Если сертификата о вакцинации нет, то достаточно иметь подтверждение прохождения или ПЦР-теста, или экспресс-теста на антиген", — пояснил Александр Перцовский, директор филиала "Пассажирская компания" АО "Укрзалізниця".

Такие правила вводятся на межобластных маршрутах. Эти документы будут проверять у пассажиров ночных поездов и скоростных "Интерсити". Для пригородных электричек правила останутся неизменными — соблюдение социальной дистанции и масочного режима. Новые правила распространяются не только на железнодорожные маршруты, и будут касаться всех участников перевозок, как регулярных, так и нерегулярных. Введение новых правил — не только дополнительные карантинные ограничения, но и стимул для тех, кто еще не вакцинировался.

Тем временем отделения киевских больниц, принимающих больных с COVID-19, заполнены почти на 47%. Ежедневно одна из опорных больниц — Александровская — принимает более 50 новых пациентов, сообщает Telegram мэра Киева Виталия Кличко. В целом в городе госпитализируют уже более 300 больных в сутки. На стационарном лечении в Киеве находятся 1837 пациентов с COVID-19.

Инфекционисты подчеркивают, что более 95% пациентов, которые попадают в больницу с коронавирусом — не привиты. У невакцинированных больных чаще встречаются осложнения в результате болезни.

О новых карантинных ограничениях, острой необходимости в вакцинации, в том числе для людей с хроническими заболеваниями, а также действии новых лекарств от коронавируса в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" говорит академик-секретарь Отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии Национальной академии наук Украины Сергей Комисаренко.

Ведущая программы — Алена Черновол.

— Эксперты говорят, что этой осенью ситуация с коронавирусом в Украине может быть сложнее, чем год назад. Ваше мнение?

— Я думаю, это у нас ситуация, которую можно было предвидеть. Мы видели, что очень похожая ситуация была в тех странах, где проходила даже интенсивная вакцинация, и даже там, где медицинская служба работает. Это та же Великобритания, Западная Европа, Соединенные Штаты.

Увы, мы имеем дело с очень опасным врагом и, к сожалению, немногие люди это поняли. Мой коллега вернулся недавно из Португалии, и его шокировало отношение там к коронавирусу. В Португалии много людей заболело, поэтому меры ввели жесткие. Вход в любые общественные места (рестораны, кафе, любые магазины) — лишь по QR-коду, который отображается в телефоне. И практически все люди ходят в масках даже на улицах. Я не говорю об общественном транспорте. И это понятно всем людям, и все этого придерживаются. У нас этого нет.

— С 21 октября вводятся ограничения в межобластном транспорте — проезд будет возможен только с сертификатами или с тестами — ПЦР или на антитела. Как оцените новые правила?

— Нам нужно было эти нормы вводить чуть раньше. Понимаете, выиграв даже несколько дней, мы спасли бы несколько сотен человек, а, может быть, и тысячу, — и от заболевания, а многих — и от смерти. Еще раз повторю: мы имеем дело с очень опасным и коварным врагом. Поэтому вакцинация должна быть обязательной, и рассчитывать только на свой иммунитет нельзя.

Мы очень боялись появления новых вариантов коронавируса. Появились варианты, которые поражают преимущественно людей пожилого возраста. Появляются варианты, которые более агрессивны. Появляются варианты, которые почти не чувствительны к вакцинации. Но все эти варианты сейчас практически исчезли. Все они были вытеснены вариантом "дельта".

"Дельта" захватывает практически весь мир. 98-99%.

К сожалению, в Украине нет геномного центра, и никто не проверяет сейчас — вариант "дельта" у заболевшего, или нет. Но можно предсказать, в большинстве случаев это "дельта", значительно более контагиозный (заразный, — ред.), чем другие. И он вытесняет все другие варианты — даже, может быть, более опасные, чем "дельта".

И люди, которые не вакцинируются, должны понять, что они представляют угрозу для себя самих прежде всего. Для людей, которые их окружают, для своих родственников, друзей и, конечно, для людей, которых они не знают, но с которыми они общаются, и которых могут заразить. То есть — вакцинироваться и вакцинироваться.

— Есть категория людей, которые говорят: "У меня столько болезней, у меня такая наследственность, мне вакцинация противопоказана". Эксперты рекомендуют пойти к семейному врачу, посоветоваться, какая вакцина будет лучше. Ваше мнение?

— Во-первых, все вакцины нужны, которые есть. Все, которые применяются в Украине, сертифицированы, разрешены Всемирной организацией здравоохранения. И рекомендация ВОЗ была такова: вакцинироваться как можно быстрее той вакциной, которая есть в наличии.

Приведу собственный пример. Мы с моей женой вакцинировались препаратом CoviShield, то есть AstraZeneca индийского происхождения. Потому что в то время только эта вакцина была. И мы сразу же вакцинировались. Мы не заболели, и, надеюсь, что не заболеем и в будущем.

Если говорить о людях с хроническими заболеваниями. Им заболеть коронавирусом категорически нельзя. Им иммунизироваться надо в первую очередь. Единственным противопоказанием (и то временным) может быть гипергия — гиперреакция на вакцину, на ее возможные компоненты. Тогда нужно вакцинироваться в присутствии врача, который, если что, может ввести антигистаминный препарат, который снимет гиперреакцию.

Но таким людям все равно обязательно нужно вакцинироваться. Более того, может быть, им нужно вакцинироваться в первую очередь. Потому что заболевание для них может быть крайне тяжелым, или просто смертельным.

— Касательно препаратов, которые могут излечить от коронавируса. Появлялись новости о том, что США этим препаратом поделятся с Украиной. Вы изучали вопрос. Что этот препарат собой представляет? Заменит ли он нам вакцинацию?

— Нет, лекарства против вируса не являются альтернативой вакцинации. Они только помогают бороться более эффективно.

Но удивительная вещь. Когда началось развитие пандемии коронавируса, мы ждали, что лекарство появится очень быстро, за 2-3 месяца. Потому что, во-первых, у нас существует уже громадный арсенал противовирусных препаратов, и нужно было вроде бы лишь подобрать какой-то из них. А вакцин, по-видимому, нужно будет ждать несколько лет, и неизвестно, какими они будут.

И на первоначальном этапе в ВОЗ говорили, что если у вакцины даже хотя бы 50% эффективности, то она уже хороша, так как поможет 50% вакцинированных людей.

Однако мы все оказались в противоположной картине.

Препаратов, эффективных лекарств до сих пор нет.

То, что применяют в клинике — это антисимптоматические препараты. То есть они направлены против симптомов развития заболевания, для поддержания человека, когда он заболеет. Но специфических препаратов еще нет.

Одно время считали, что таковым препаратом может быть "Ремдесивир". И сейчас его применяют, внутривенное введение. Особенно людям при ранних стадиях заболевания. Однако большое клиническое испытание все-таки показало, что эффективность этого препарата достаточно слабая.

Также сначала мы думали, что для лечения можно будет использовать антитела — сыворотки крови людей, которые переболели, или обогащенный антителами препарат. Оказалось, увы, что все эти антитела действуют на вирус, но они не предотвращают его пагубного действия.

То есть это моноклональные антитела, которые направлены против известных уже науке участков. Есть такой препарат "Регенерон" — это смесь двух моноклональных антител, которые действуют на два специфических участка. Если заблокировать эти участки, то вирус не развивается и практически не мутирует. Помните, Трамп заболел, но очень быстро поправился? Его лечили, в том числе, "Регенероном" и витамином Д, и еще несколькими препаратами. Да, именно эти антитела помогли ему. Но широко их применять очень трудно, потому что они очень дорогие. Они стоят несколько десятков тысяч долларов. И получить их достаточно сложно.

Сейчас разработан один противовирусный препарат, который применяется перорально, то есть через рот. Но клинические испытания не завершены, и поэтому нельзя говорить о нем что-то конкретное.

Итог: на данный момент единственное эффективное — это вакцинация.

Поэтому пока мы говорим, что специфических препаратов против коронавируса нет. В отличие от СПИДа. Со СПИДом все было наоборот. Когда начало развиваться это заболевание, то еще в 1986 году на первом конгрессе по борьбе со СПИДом было заявлено, что через 3-4 года у нас будет вакцина. Вакцины против СПИДа нет до сих пор. Но зато есть много противовирусных препаратов, которые помогают при СПИДе, и фактически СПИД уже не является той проблемой, которая тогда пугала весь мир.

— Ранее вы говорили, что в Украине разрабатываются отечественные вакцины. На каком этапе работа? Есть ли что-то новое?

— Это проблема неоднозначная и достаточно сложная.

Что такое украинская вакцина? Это та, которая придумана и сделана в Украине. Хотя, конечно, все они делаются по общим принципам. То есть ученые, как правило, повторяют, и делают подобное тому, что делали другие ученые.

Есть разные платформы для создания вакцин. Например, использование целого вируса. Этот принцип применяется в китайской вакцине CoronaVac. Это классическая методика, одна из самых простых. Выращивается вирус, химически инактивируется, поступает в организм человека, тот с ним борется, вырабатывая антитела и иммунную устойчивость.

— Мы можем такое сделать?

— Мы не можем такой препарат сделать. Почему? Ответ простой: у нас нет этого вируса. И у нас нет лабораторий, которые могут выращивать эти вирусы. У нас нет ни одной лаборатории третьего или четвертого уровня безопасности. Поэтому у нас нет этого вируса, мы не можем его инактивировать.

Это вакцина, кстати, дорогая. Потому что для того, чтобы иметь много вакцины, нужно иметь много вируса, который выращивается.

Дальше. Есть ДНКовые вакцины. Это та же AstraZeneca, тот же российский "Спутник V". Кстати, сейчас появились данные, что вроде бы "Спутник" — это россияне украли у англичан AstraZeneca, которая очень похожа. Не знаю, так это или нет. Но вообще британская разведка, как правило, не ошибается.

Мы же в Украине разрабатываем более интересный вариант. Мы должны сделать вакцину, которая очень похожа на Moderna и на Pfizer.

Почему это очень важно? Это мРНКовая вакцина, которая нам пока не нужна сегодня, но она понадобится завтра, когда появится новый вариант коронавируса. Она нам нужна, потому что ее легко адаптировать к вариантам, которые наверняка будут появляться. Сейчас даже так и называют — "вариант Х", то есть еще неизвестный. И наша вакцина позволит нам бороться со злокачественным ростом. Вот сейчас мы работаем над этим.

Прямой эфир