Украина наш дом
Прямой эфир Подписаться

Нормандский формат, российский газовый шантаж и безопасность Украины: интервью с Юлией Осмоловской

Юлия Осмоловская и Алена Черновол. Фото: kanaldom.tv

Прогнозы встречи лидеров стран Нормандского формата. Газовый шантаж России. Стратегия Украины в разрезе политических ротаций мирового сообщества. Об этом в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" говорим с исполнительным директором Института безопасности Восточной Европы Юлией Осмоловской.

Ведущая программы — Алена Черновол.

— Готовится встреча на уровне глав министерств иностранных дел стран Нормандского формата. После нее должна произойти уже встреча на высочайшем уровне еще с участием Ангелы Меркель. Насколько вероятен саммит лидеров стран "нормандской четверки"?

— Как я вижу ситуацию. С моей точки зрения, встреча министров иностранных дел — это и есть своего рода компромисс и уступка, на которую Россия будет готова пойти. И этой встречей, возможно, все и ограничится. На сегодняшний день нет никаких признаков ожидать встречи лидеров стран Нормандского формата — исходя из той жесткой позиции Российской Федерации, которую она заняла. А ее основной тезис, что Украина не выполнила договоренности по результатам Парижского саммита 2019 года, а раз нет результатов — нет смысла встречаться.

Почему встреча глав МИД — это компромисс со стороны России? Потому что мы знаем, что и Франция, и Германия заинтересованы во встрече Нормандского формата, в том числе на уровне глав государств. И для Меркель логично провести своего рода инвентаризацию результатов ее работы на посту и передать уже этот пакет новому канцлеру Германии.

Мы знаем, что был телефонный трехсторонний разговор Франции, Германии и Украины на уровне лидеров государств, и через день после этого был такой же разговор с господином Путиным. То есть Франция, Германия осуществляют определенное давление на Российскую Федерацию для того, чтобы эту встречу провести.

И аргумент под это есть, потому что даже если идет какое-то блокирование в движении договоренностей, нужно встретиться как минимум для того, чтобы разобраться, где этот блок, и как его преодолеть.

И то, что Россия занимает сейчас позицию — раз не выполняются результаты предыдущего саммита, мы не будем встречаться и сейчас, — это очень хорошая уловка по уходу от переговоров. То есть РФ сейчас избрала стратегию избегания переговоров, понимая, что у нее есть так же, как и у Украины, своего рода блокирующий голос. То есть если она не за столом переговоров, — никакого движения нет.

На телефонный разговор с лидерами Франции и Германии Путин дал достаточно абстрактное объяснение, что давайте посмотрим, что можно будет сделать. Пусть наши советники по внешним политическим вопросам и главы МИД разберутся, что там можно сделать.

Мы знаем из российских СМИ (а если уже там появляется информация такого плана, то, надо полагать, что есть основания ей верить) что встреча как минимум на уровне министров иностранных дел готовится. Она, скорее всего, будет в режиме онлайн. И там идет попытка смоделировать итоговый документ по результатам этой встречи. Если все-таки на уровне лидеров глав внешнеполитических ведомств они придут к какому-то консенсусу, то тогда можно рассчитывать, что, наверное, встреча на уровне лидеров государств состоится.

Но пока российская сторона дает нам все сигналы того, что этой встречи не будет.

— И что делать Украине? Может, нам нужно изменить свою стратегию? К чему готовиться?

— Однозначно готовиться к очень жесткому сценарию со стороны России. Потому что для России ситуация на настоящий день терпима. То есть она может себе позволить действующий статус-кво, она может себе позволить написать статью Медведева и завершить ее словами: "мы терпеливые, мы подождем". Потому что они не несут такие потери, которые несет Украина.

Для Украины ситуация абсолютно нетерпима. Во-первых, каждый день на востоке Украины продолжаются боевые действия, теряются жизни. Экономическая ситуация ухудшается. С точки зрения обещаний президента, я тоже не вижу большой динамики в продвижении к решению конфликта. Это его имиджевые, репутационные потери, которые несет лично он как политик.

Поэтому Россия, видя сейчас, что Украина не проявляет уступчивости по тем вопросам, на которые она рассчитывала, начинает сдавливать ситуацию. И она в какой-то момент может создать для нас очень сложную ситуацию. Что я имею в виду? Даже вот это блокирование деятельности Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Донецке. Сейчас этот градус напряжения спал. Но он был. Решение РФ не давать разрешения на продление мандата миссии ОБСЕ на границе между Украиной и Россией — тоже из этой категории.

Я думаю, что сейчас будут очень жесткие решения России по энергетическим вопросам в отношении Украины. Казалось бы, Украина в этом плане более уязвима перед Россией, чем Европа, тем не менее, в нынешней ситуации европейского газового коллапса Украина относительно еще не пострадала. Понятно, что это благодаря политике нашего руководства, в том числе по искусственному удержанию тарифов для населения. Но это же не может быть бесконечно.

Мы же все равно закупаем энергоресурсы, и это как-то соотносится с рыночными ценами, которые существуют в Европе. Поэтому разница цен для производственных предприятий и для населения будет так или иначе создавать инфляционное давление. То есть будет скрытая инфляция, которая будет проявляться в росте цен на продукты, в которых будут закладываться как раз уже коммерческие тарифы предприятий, которые эти продукты производят. Это один из элементов этой игры, и не единственный.

В декабре нас ждет продление так называемого закона об особом статусе Донбасса ("Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", — ред.). Это тоже создает определенную некомфортную зону для Украины, а для России — прекрасный повод для давления.

Плюс в середине декабря, перед рождественскими праздниками, скорее всего, будет уже представлен и введен на свой пост новый федеральный канцлер в Германии. То есть фактически запуск нового правительства в Германии будет только со следующего года. Для нас это тоже ситуация неопределенности, где у России более выгодные позиции, чем у Украины.

Поэтому пока, к сожалению, ситуация очень сложная. Что мы можем делать? Работать с нашими партнерами.

— С дипломатической точки зрения, как вы оцените работу Украины по противодействию энергетическому шантажу со стороны России?

— Если говорить об оценке дипломатических ходов Украины, то что касается энергетического рынка, мне понравился ход нашего правительства о предоставлении временного пользования объемов газа Молдове. В этой ситуации, когда Россия ее шантажирует в контексте завершения срока действия контракта, склоняя к определенной политической лояльности, Украина здесь как раз продемонстрировала этот дружеский жест.

Отмечу, не идет речь о безвозмездной передаче газа. Идет речь о решении кризисной ситуации, и потом Молдова нам это компенсирует. Вот на таких примерах как раз и проявляется, и работает взаимовыручка, содружество. Особенно если мы говорим о работе в рамках того же "Ассоциированного трио" (Украина, Грузия, Молдова, — ред.), я думаю, что это решение хорошо укрепит наши двусторонние отношения с Молдовой.

А для Европы это покажет, собственно, еще один пример того, что Россия играет нечестно не только с Украиной, но уже и Молдову пытается в эту орбиту завлечь. И нам уже с Молдовой будет легче вдвоем работать с европейскими партнерами, имея одинаковую позицию по этому вопросу. Потому что Молдова точно так же, как Украина сейчас, будет пострадавшей стороной в этой ситуации.

Это что касается дипломатических оценок наших тактических ходов.

Плюс в этом же плане мне понравился ход о желании Украины стать стороной, которая участвует в процессе сертификации российского газопровода "Северный поток-2". Единственное, опять-таки оговорка, я не владею технической стороной, насколько это возможно. Если это технически возможно, они сыграли хорошо. Если это невозможно, не проработанное решение, а просто так, знаете, на хайпе наши взяли и придумали, то тогда это грустно. Потому что на каком-то этапе окажется полная несостоятельность этой идеи, а это даст только повод российской стороне еще больше нас линчевать в своих эфирах.

Юлия Осмоловская. Фото: kanaldom.tv

— Старший советник Госдепартамента США по вопросам энергетической безопасности Амос Хохштейн считает, что "Северный поток-2" не запустят ранее марта 2022 года. С другой стороны, слышим заявления Германии, которая хочет как можно быстрее его сертифицировать и ввести в действие. Нам как здесь быть? Мы же помним договоренности США и Германии по "Северному потоку-2", что обе страны обещали защитить Украину от давления со стороны России.

— Скажу сразу: здесь идет очень интересная, тонкая стратегическая игра со множеством игроков. Вы привели мнение господина Хохштейна. Было бы идеально, если бы эти слова принадлежали немецкому политику, который входит в новое правительство.

Что сейчас делают Соединенные Штаты? Они сейчас работают с Германией по вопросу, который был зафиксирован в этом совместном заявлении, а именно — если будут все признаки того, что Россия использует газ как оружие в гибридной войне, то мы вводим санкции. Сейчас предмет закрытых дискуссий между США и Германией как раз сводится к тому, что Штаты давят на Германию вводить санкции. Потому что уже очевидно, что газ используется как оружие в гибридной войне.

С Германией тоже интересная ситуация. Сейчас идет процесс формирования парламентской коалиции. На сегодня три партии согласовали предварительное соглашение, по которому они будут двигаться. И здесь важно смотреть не только на заявления председателя Социал-демократической партии, но и на заявления второго по мощности игрока в этой трехсторонней коалиции. Это партия "Зеленые" и ее лидер Анналена Бербок.

Основная проблема, которую Бербок выделяет по "Северному потоку-2" — не экология, как ни странно. Недавно она давала программное интервью по результатам коалиционных переговоров, в котором по "Северному потоку" как раз выделила проблему несоответствия европейскому Третьему энергетическому пакету. Это то, с чем не согласна партия "Зеленые", против чего она будет протестовать. А именно, когда и оператор, и поставщик ресурса — одна и та же компания. Вот как только Россия обеспечит это разделение, то претензии "Зеленых" будут уже мягче.

Поэтому теперь вопрос, как будет дальше эта игра проходить в Германии. Поэтому что однозначно не будет слияния позиций партии "Зеленые" под позицию социал-демократов в этом вопросе. Есть точки несогласия, с которыми они будут работать.

Поэтому я не исключаю, что процесс запуска "Северного потока-2" может быть затянут до марта 2022 года. Это прогноз американцев, это то, на что они сейчас ориентируются в той игре, которую начали.

Но давайте не забывать: все международные отношения — это сложная игра со множеством не только игроков, но и параметров переговоров.

То есть энергетика, "Северный поток-2" — это только один вопрос. Есть вопрос Арктики, есть вопрос стратегического равновесия, есть вопрос Украины, вопрос Афганистана тот же. Это все будет вноситься в повестку дня игроков: Германии, Соединенных Штатов, России, Китая. И вот как будет разыгрываться вся эта комбинация, вот это и будет давать результирующий вектор.

— Что от нас зависит в этой всей игре? Ну, скажем, США скажут России: вы используете газ как оружие. А та ответит: да нет, вы что, это исключительно энергетические вопросы, и никакая безопасность не затрагивается. Мы должны сейчас работать в этом направлении?

— Мы и работаем в этом направлении. И в связи с газовым кризисом в Европе у нас сейчас, кстати, благоприятная ситуация. Потому что он возник уже не столько из-за фактора Украины, сколько из-за фактора того, что Россия собирается вести "Северный поток-2" по своим правилам. Правилам, которые не соответствуют европейским правилам игры. И Россия, чтобы принудить европейцев принять это решение, использует ситуацию, создавая искусственные дефициты газа.

Потому что, конечно, РФ может наращивать поставки, в том числе и украинской трубой. Тем не менее, Путин использует аргумент, что украинская труба технологически устарела, поэтому увеличение объемов прокачки может создать избыточное давление, аварийность и так далее. Украинская сторона технично разбирает эти аргументы. Украинская сторона работает с аргументами, что вы вообще посмотрите, какое гидроакустическое оборудование поставлено по дну Балтийского моря. Где гарантия того, что Россия под предлогом сохранности и защиты этой трубы не будет обеспечивать военное присутствие в Балтике? Никто же не знает.

И нынешняя ситуация наглядно продемонстрировала европейцам, что Россия может играть против них безотносительно того, есть Украина там внутри, или нет. Если европейцы сейчас на примере Украины и "Северного потока" не найдут удобную формулу сдерживания, противостояния навязыванию своих правил игры Россией, то тогда они будут обречены на такие ситуации независимо от того, есть Украина в игре, или ее там нет. И если Украина будет работать с этим фактором, с этим углом подачи своих аргументов, я думаю, что украинская сторона преуспеет.

Плюс все эти действия — очевидная иллюстрация того, что Россия использует газ как оружие. И теперь, как правильно говорит наше политическое руководство, мы ожидаем, какими конкретными решениями будет наполнена эта общая декларация Германии и США, принятая летом этого года, которая вызвала у всех шквал критики.

Юлия Осмоловская и Алена Черновол. Фото: kanaldom.tv

Прямой эфир