Украина наш дом

Наша миссия — воспитывать людей: "Утро Дома" с "Братами Гадюкіними"

Михаил Лундин и Павел Крахмалев. Фото: kanaldom.tv

Украинской рок-группе "Брати Гадюкіни" в этом году исполнится 33 года. Музыканты продолжают писать новые альбомы и давать концерты, которые пользуются большой популярностью. 

Как музыкантам удается творить уже на протяжении трех десятков лет и в чем феномен коллектива — рассказали участники группы "Брати Гадюкіни" Павел Крахмалев и Михаил Лундин в эфире программы "Утро Дома". 

Ведущие — Константин Октябрьский и Анастасия Касилова.

— Вы рок-музыканты, но уже в зрелом возрасте. Не сложно вам выступать? 

Михаил Лундин: Я вам скажу двумя словами: это же не мешки грузить.

Павел Крахмалев: Дело в том, что нам повезло — мы занимаемся любимым делом, счастливые люди. А это только молодости добавляет. 

Михаил Лундин: Знаете, как говорят: ты занимаешься любимым делом да еще за это деньги получаешь — это вообще супер.

— В этом году группе 33 года, правильно? Когда это все начиналось, вы задумывались о том, что спустя три десятка лет вы будете до сих пор работать вместе?

Михаил Лундин: В молодости, я думаю, никто ни о чем не задумывался.

Павел Крахмалев: Дело в том, что действительно, мы занимались тем, чем не могли не заниматься. Потом выходили на сцену, и это нравилось людям. И никто о деньгах точно не думал. Мы просто играли и это нравилось, и кайф.

— Но многие группы, исполнители выходили, исполняли то, что вроде бы нравилось людям, а потом о них забывали. "Брати Гадюкіни" — это группа, которую до сих пор знают все, и все ваши популярные хиты, которые были в самом начале, до сих пор крутые, до сих пор звучат модно, классно, актуально. В чем секрет?

Павел Крахмалев: Мы воспитывали людей, понимаете? Наши песни воспитывали людей, целые формации. Это миссия.

Михаил Лундин: Мы делали это откровенно, честно по крайней мере. То, что пелось в песнях, то и переживалось в жизни. То есть все песни написаны на какие-то определенные сюжеты, эпизоды из жизни. Поэтому за тексты и за музыку нам не стыдно. Думаю, народ это понимает, поэтому нас любят. Потому что у каждого была какая-то история из этих песен, которые сочинили "Брати Гадюкіни". 

Павел Крахмалев: Тем более, что Кузя наш, царство ему небесное, я думаю, сейчас наблюдает сверху и улыбается.

— Думаете, он доволен всем, что происходит?

Михаил Лундин: Я думаю, что да, а чего ж не доволен… Мы столько пережили, столько прожили, огонь, воду и медные трубы прошли.

Павел Крахмалев: Он умел в двух фразах, в двух словах как-то выразить историю маленького человека, которая отражала судьбу каждого слушателя. На самом деле, если честно сказать, феномен "Братів Гадюкіних" нам до теперешнего времени неведом.

Михаил Лундин: Я думаю, что феномен "Братів Гадюкіних" — это все-таки честность, потому что сейчас многие песни слушаешь и не веришь. То есть вроде бы и кайфово все, и все нормально, и поет, но не веришь. 

— Сегодня, 20 октября, у вас концерт в Peppers Club. Что это будет, как это будет происходить, чего ждет аудитория?

Михаил Лундин: Я думаю, что будет замес с новыми песнями из последних двух альбомов "Братів Гадюкіних". Это Made in Ukraine и "Смех и грех".

— Мы знаем, что сам концерт называется "Скарби львівських піратів". 

Михаил Лундин: Вот мы "скарби" будем свои показывать людям.

Павел Крахмалев: Мы безумно любим тех людей, которые ходят на наши концерты. Нам непонятно, почему (они ходят, — ред.), но безумно любим, и каждый раз будем делать им сюрпризы.

— А что в этот раз вы для них подготовили, какие сюрпризы? 

Павел Крахмалев: Во-первых, мы никогда не играли в том клубе. В принципе, очень большой сюрприз будет нам самим. А если нам будет интересно, то и людям будет интересно.

— "Брати Гадюкіни" — легендарная группа с многолетними хитами, которые люди обожают. Часто ли происходит такая ситуация на концертах, что у вас есть альбомы новые, есть новые песни, а люди хотят того, что вам уже, возможно, надоело играть?

Михаил Лундин: В принципе, есть такая история. Дело в том, что, если вы почитатели "Братів Гадюкіних", вы знаете, что мы не масс-медийные. Мы никогда не пытались в телевизор влезть. Но у нас есть два отличных альбома с хорошей музыкой, с очень отличными текстами, которые написал наш соратник, наш басист Игорь Мельничук, поэтому я думаю, что будет интересно послушать и новые вещи, которые не крутились по радио, но которые достойно могут занять такое же место, как тот же "Тернопіль" и остальные наши песни.

Павел Крахмалев: Нас много упрекают, что "Брати Гадюкіни" не те, как в 1989 году. Я честно вам скажу, что нужно быть идиотом, чтобы оставаться на одном месте. Группа — это живое существо.

Михаил Лундин: Все меняется. Мы тоже долгое время не работали — с 2006 по 2011 год. У нас был трибьют памяти Сергея Кузьминского во Дворце спорта, потом у нас был большой перерыв, и тут — раз, как раз перед Майданом собрались, и вот по сей день.

Павел Крахмалев: Есть что тебе сказать — вылазь на сцену и говори. 

Михаил Лундин: Да. Правильно, молодец.

— Вы же сейчас работаете над двумя музыкальными спектаклями. Что это такое? Когда можно будет увидеть, послушать? Дайте какой-то нам анонс.

Павел Крахмалев: Нечего слушать пока что для вас, потому что мы боимся, что украдут идею.

Михаил Лундин: Потому что у нас это сейчас очень быстро делается, даже не успеешь глазом моргнуть.

— Есть какие-то приглашенные артисты для этого или только вы?

Павел Крахмалев: Будут и приглашенные.

— Кто режиссер?

Павел Крахмалев: О! Режиссер, пока что, жизнь. Собственно говоря, конкретного человека пока что нет, и мы его ищем, потому что наше видение — это форма собирательная, музыкально-литературно-драматическая. Но как ее должны увидеть слушатели или зрители — это синтетический жанр, значит, и те, и другие — вот над этим мы сейчас работаем.

Я могу один маленький секрет открыть: одно из действий будет называться "История нашей истории".

Прямой эфир