Украина наш дом

На одной сцене с Coldplay детский хор Color music из Украины — как это было: интервью с руководителем коллектива Еленой Петриковой

Coldplay детский хор Color music. Фото: Instagram

Детскому хору Color music из города Днипро недавно удалось спеть на одной сцене с культовыми музыкантами — британской группой Coldplay. 

Художественный руководитель и дирижер коллектива Елена Петрикова в интервью в программе "Утро ДОМа" рассказала, как ей удалось организовать новый детский хор для детей-переселенцев в Германии, собрать своих учеников из Днипра и выступить на одной сцене со знаменитостями.

Ведущие — Анастасия Касилова и Константин Октябрьский.

— Расскажите, как стало возможным такое выступление? Кто на кого вышел? Как получилось вообще выступить вместе?

Во-первых, у нас была мечта. Мечта у всего нашего большого коллектива, который уже давно стал популярен на YouTube. Мы мечтали спеть вместе. И хотя озвучивали такое желание, никогда не представляли, что это может когда-то произойти.

В сентябре каждый творческий коллектив подбирает музыкальный репертуар. Как раз тогда у группы Coldplay вышла новая песня My Universe. В этот момент мы увидели, что скоро будет мировой тур этого коллектива. И тогда наша семья, мои дети, мой муж — мы решили, что обязательно должны на эти концерты попасть. Тогда у нас появилась мечта — увидеть наших звезд, чтобы услышать вживую те песни, которые мы перепеваем. В ноябре мы приобрели билеты на концерт в Польше. И понятия не имели, что что-то в нашей жизни так круто может измениться, что может наступить такое страшное время, как война.

На мой день рождения 5 ноября мы купили билеты на Coldplay. Они у меня, кстати, до сих пор есть. И так мы шли к этой цели. Потом с хором начали разучивать песни и поняли, что дети ходят и поют композицию My Universe. И тогда с мужем решили сделать еще один кавер, потому что дети очень любят эту песню.

И в тот момент, когда начали работать над этой песней, увидели, что она поется на двух языках: на английском и корейском. На тот момент у нас уже были дружеские отношения с корейскими режиссерами, со студией звукозаписи. И поняли, что для нас нет ничего невозможного: мы споем и на английском, и на корейском.

Но также решили, а почему бы и третий язык, наш родной, украинский, не ввести в этот кавер. Но подумали, что было бы неплохо все же официально получить разрешение от группы Coldplay. До этого у нас уже была связь с этой группой.

В 2021 году в нашем коллективе заболела девочка Вера Осипенко лейкемией и тогда мы всем миром, всей Украиной собирали деньги на ее лечение. И тогда мы решили написать письмо Coldplay. Нам помогал и городской совет Днипра, и все жители города, всей Украины. Тогда музыканты в первый раз нам помогли: перечислили деньги на лечение нашей девочки.

И вот сейчас, когда у нас возник вопрос, чтобы получить разрешение на официальную кавер-версию с украинским текстом, у нас уже не было никаких препятствий. Мы уже напрямую писали Филу Харвею (творческий директор группы Coldplay — ред.).

Мы постоянно подправляли украинский текст, перевод. Очень важно, чтобы перевод на украинский совпадал с переводом на корейский язык. И эта песня, этот рэп на украинском был одобрен. Так мы начали создавать кавер. Дальше постоянно поддерживали связь с менеджером Coldplay.

А когда началась война, я им говорила об этих страшных событиях. Наши дети оказались разбросанными по всей Европе.

Когда в марте погиб мой двоюродный брат в Мариуполе, мы поняли, что эта война настолько близка, настолько страшна, что забирает родных. Война не щадит никого: ни детей, ни взрослых. И было принято решение уезжать. Самое страшное было ехать в никуда с рюкзаком, с двумя детьми, с паспортом Украины, потому что у нас даже у детей не было загранпаспортов.

Мы добирались в Германию. Я приехала сначала в Зальцгиттер благодаря одной девочке из хора, которая уже была в этом городе.

Потом я приехала в город Брауншвейг. Первым делом пошла в собор, потому что душа моя не была спокойна. Мне нужно было какое-то общение с высшими силами. Возможно, я хотела какие-то ответы услышать. И я увидела, что в этом соборе поет детский хор. И поняла, что не просто так туда пришла.

 Я тут же подошла к руководителю этого детского хора. Несмотря на то, что я никогда не мечтала даже быть в Германии. Не знала немецкого, но благодаря переводчику спросила, что это за хор, могу ли я хотя бы просто приходить и слушать этих детей. Оказалось, что Элька Линдеман — руководитель крупнейшего детского и юношеского хора в Германии. Позже мы встретились и обсудили возможность занятий для украинских детей-беженцев.

Я знала, что уже в Брауншвейге было более двух тысяч зарегистрированных украинцев. Через пару недель я организовала новый детский хор. Это около 25 детей беженцев из Киева, Винницы, Донецка, Житомира, Кривого Рога, Днипра. Это была встреча родных детей. Мы будто только познакомились, но все вместе чувствовали ту боль, которую каждый пережил.

Спустя некоторое время у нас уже были постоянные занятия с детьми, наш хор креп. Я еще раз поговорила с руководительницей немецкого хора и сказала: можем ли мы провести благотворительные концерты? У нас 14 детей приехало из стран Европы и 18 детей приехали из Днипра для того, чтобы провести благотворительные концерты ради Украины. То есть это была самая главная цель.

Затем, когда мы об этом начали говорить, нас поддержало руководство города. Идея буквально за один вечер возникла. Через неделю мы уже знали, сколько семей готовы принять украинские семьи.

А потом я вспомнила, что скоро концерт Coldplay. И я написала еще Филу Харвею, что я не могу приехать в Польшу, потому что у нас концерты благотворительные здесь, в Германии. Он сказал, это хорошо, потому что 10 числа они будут в Берлине. И нас всех пригласили. Вот так всё и произошло.

Сначала не было ни слова о выступлении. И мы не мечтали, не думали, что будем выступать вместе с Coldplay. Мы ехали на концерт побыть именно зрителями.

Но нам сказали, что мы приглашены на два часа на саундчек. И только тогда мы поняли, что что-то должно произойти, но все же до последнего понимали, что принимает решение режиссер, принимает решение Крис Мартин. Для детей это был очень большой подарок, потому что они даже не мечтали быть на живом концерте.

— У вас была одна репетиция? Как она проходила?

Конечно, репетиция была. Мы повторяли наши песни, но дети 4 месяца не пели. А когда ты видишь настоящую звезду, когда видишь стадион… Там вмещалось около 70 тыс. зрителей.

Нас пригласили для того, чтобы пообщаться, сфотографироваться, взять автограф. И мы вышли сначала на стадион, нас провели. Спросили, какую песню мы можем спеть. На саундчеке мы пели Something just like this.

Наш кавер My Universe на сегодняшний день уже насчитывает 76 млн просмотров на YouTube. Мы также его спели.

Эти эмоции, которые нам подарил Крис Мартин и вся команда, — это на всю жизнь. Это такое исполнение всех надежд, такая хорошая точка, но, возможно, с продолжением. И наши благотворительные проходили уже после концерта Coldplay. Дети были так заряжены эмоционально. Они были так сильны в своем общем духе.

То есть у нас была и своя украинская программа. Мы сначала спели "Заспіваймо пісню за Україну", исполнили Гимн Украины, а также песню "Обійми", которую мы с детьми разучивали онлайн во время войны.

Главной целью наших концертов было говорить миру, что война не закончилась, она продолжается. Мы говорили о том, сколько разброшено наших семей по миру, сколько родителей осталось в Украине.

Это, я вам скажу по собственному опыту, не отдых. Это выживание. Но мы верим в то, что война закончится. Верим, что вернемся домой, что мы вместе с нашими детьми встретимся, еще раз споем песню "Обійми". Но уже в нашей свободной Украине.

Прямой эфир