Украина наш дом

Мне посчастливилось слышать Паваротти вживую: "Утро Дома" с оперной певицей Викторией Лукьянец

Виктория Лукьянец. Фото: day.kyiv.ua

Украинскую оперную певицу, народную артистку Украины Викторию Лукьянец знают во всем мире. Ее отличает яркий, самобытный тембр голоса, которым она владеет в совершенстве. Она проникновенно исполняет не только лирические произведения, но и драматические.

Чем для нее запомнился 2021 год и что больше всего запомнилось в карьере — рассказала Виктория Лукьянец в эфире программы "Утро Дома". 

Ведущие — Анна Кузина и Анастасия Касилова.

— Каким для вас был 2021 год?

— 2021 год был очень хорошим, плодотворным. Я просто всегда стараюсь из того, что есть, сделать самое-самое лучшее. Я за этот год сделала очень много новых программ, я смогла уделить внимание моей семье, я смогла уделить внимание моему саду, цветам и людям, которые меня окружают здесь, моим студентам. Поэтому я могу сказать, что он был хороший и плодотворный. 

— Как вы пришли в оперу? Насколько важно для оперного певца раннее начало карьеры? 

— Сейчас это очень важно, потому что все хотят, чтобы на сцене стояли молодые певицы. Именно певиц хотят видеть красивых, худеньких, молоденьких. Поэтому и важно начать карьеру певицы пораньше. 

Я была тоже первооткрывателем, потому что раньше у нас принимали в консерваторию не раньше, чем в 18 лет. В музыкальное училище — тоже. А я поступила, когда мне еще 15 лет не было, то есть я была самая маленькая, самая первая, кто сочетал одновременно и предметы общеобразовательной школы, и все музыкальные предметы. 

Я благодарна и родителям моим, и учителям, что они поддержали в этом меня, что не ждали, пока мне будет 18 лет. Поэтому я так рано и взлетела, и уже в 22 я же была солисткой Киевского национального оперного театра.

Конечно же, у каждого индивидуально очень. Есть люди, которые приходят в пение, в оперу из других профессий, и такое есть. Если мы с вами вспомним нашего великого тенора Анатолия Борисовича Соловьяненко, ведь он же после 30 пришел в оперный театр и в профессию. А какой золотой голос Украины, до сих пор мы его с наслаждением слушаем и помним, помним всегда. 

— Расскажите о вашем профессиональном дебюте. Что это было, какие вы испытывали эмоции, впервые выходя на сцену?

— 19 ноября 1989 год. Это опера "Царская невеста" Римского-Корсакова, дирижировал Иван Дмитриевич Гамкало, постановка Ирины Молостовой, Национальная опера. Я его так помню, наверное, еще потому, что как раз за день до моего дня рождения состоялся этот дебют, я была совершенно маленькая, 23 года.

 А какой самый главный мой европейский оперный дебют — это тоже я помню очень хорошо: 15 июня 1993 год, Венская опера, царица ночи в "Волшебной флейте" Моцарта. 

Эмоции… Ну, вы понимаете, какие могут быть эмоции. Эмоции такие, что ты должен так всё сгруппировать, этот сгусточек энергии быть, чтобы всё, чему тебя научили учителя, всё, что тебе дала природа, всё, что тебе дала генетика, всё, что ты сделал своим трудолюбием, — чтобы ты вынес на сцену и чтобы это подарить так публике, чтобы тебя приняли. Потому что меня же не сразу брали в солисты, я была в стажерской группе, и даже в стажерской группе не была нормального места для меня. Поэтому для меня был так важен этот спектакль в Национальной опере. 

Всё состоялось, и потом на следующий день Лев Николаевич Венедиктов сказал: "Не будет стажерской группы, будет сразу основная труппа театра". 

— Какой театр для себя вы считаете самым главным, самым любимым? 

— Я себя настраивают так, что если я в Японии выступаю — это место для меня сейчас любимое, то мой главный театр. Я очень люблю все сцены, на которых я имела счастье выступать и исполнять самые мои любимые партии. Мне даже говорят: "Какую партию ты бы еще хотела спеть?" Мне даже вам тяжело будет на этот вопрос ответить, потому что я спела всё, о чем мечтала и не мечтала в своей жизни. Поэтому я просто за всё очень благодарна. 

— Как вам удается совмещать карьеру певицы с преподавательской деятельностью? 

— Я даю студентам уроки до того периода, когда меня не будет. Я заранее стараюсь их давать, чтобы со спокойной душой потом концентрироваться только на моих выступлениях. 

— А кто был вашим любимым партнером? 

— Здесь я тоже отвечу немного по-философски, так как буквально неделю назад моя армянская сопрано сказала: "Какая вы, Виктория, счастливая — вы слышали живьем звезд, а мы их слышим только уже на записях". Я их слышать могла и видеть, и быть возле них. Поэтому для меня как для профессионала — невероятная школа слышать живое звучание голоса Лучано Паваротти. Это не по записи, не по пластинке. Поэтому я только могу посочувствовать сейчас нашей молодой генерации, что они, к сожалению, этих звезд не могут слышать, потому что это и есть школа. С ними можно научиться по-настоящему еще лучше петь. 

— Как вы бережете голос?

— Самое лучшее лекарство для голоса — это молчание. Если я отзанималась или была на репетиции, я потом до вечера полностью молчу. Так за вечер и за ночь голос возобновляется. Конечно же, я учу всех своих детей не разговаривать на улице, если холодно, не кричать, не повышать голос, не плакать. Это всё очень-очень важно. 

Прямой эфир