Украина наш дом

С акцентом на Донбасс: интервью с главой Представительства Европейского инвестиционного банка в Украине Жаном-Эриком де Загоном

Жан-Эрик де Загон. Фото: kanaldom.tv

Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) с 2007 года инвестировал в Украину более 7 млрд евро, из них миллиард — в прошлом году. Как выделяются кредиты, как они распределяются, какие направления в приоритете и как ЕИБ работает на Донбассе — об этом в интервью телеканалу "Дом" рассказал глава Представительства Европейского инвестиционного банка в Украине Жан-Эрик де Загон.

Почти 15 лет сотрудничества

— Как ЕИБ действует в Украине, с какими проектами работает?

— Европейский инвестиционный банк — это одна из организаций Европейского Союза, то есть мы — банк Евросоюза. Следовательно, мы стараемся поддерживать проекты, которые соответствуют нашей политике и основным приоритетам.

Первый приоритет — поддержка развития. Мы действуем в соответствии с политикой ЕС, то есть в первую очередь поддерживаем более экологичное и устойчивое развитие. Второй приоритет — цифровизация экономики. То есть для страны первый шаг — иметь современную экономику, следующий — цифровизация экономики.

Если говорить об Украине, здесь есть много секторов, которым необходима наша поддержка, и мы рады ее предоставить. Рассматривая энергетическую отрасль, мы с удовольствием поддержим проекты перехода на "зеленую" энергетику. Например, говоря о транспорте, мы, безусловно, отдаем приоритет "зеленому" транспорту.

Мы считаем, что у Министерства инфраструктуры Украины много работы. Необходимо развивать инфраструктурные проекты, особенно городскую инфраструктуру, чтобы улучшить жить граждан Украины.

И конечно, нельзя не вспомнить о Донбассе. Донбасс имеет очень высокий приоритет для нас. Если вы хотите добиться здорового развития экономики и социальных условий в Донецкой и Луганской областях, мы должны поддерживать местную муниципальную инфраструктуру.

— Какой объем портфеля сотрудничества с Украиной?

— Банк присутствует в Украине с 2007 года, и это важно. Сегодня у нас есть портфель из 7 млрд [евро] кредитов для Украины.

Мы приложили очень много усилий в 2014-2016 годах — после Революции Достоинства. В то время Банк и ЕС обязались предоставить Украине 3 млрд [евро] кредитов. И мы выполнили это обязательство, подписав соглашение на 3 млрд.

В прошлом году у нас был кризис, связанный с COVID-19, и мы подписали кредит на 1 млрд [евро].

Я полагаю, что это значимые шаги банка, которые говорят о том, что ЕИБ и ЕС готовы поддержать Украину, когда это необходимо. Мы видим существенный прогресс в сотрудничестве с вашим государством.

Однако, самое сложное — это использование предоставленных кредитов. И мы определенно видим прогресс в вопросе реализации займов как со стороны правительства, так и со стороны регионов. Это все еще сложно. Это во многом связано с наращиванием потенциала. Когда мы говорим с правительством, с министерствами, ситуация несколько проще, поскольку там есть люди, которые знают, как обращаться с большим займом, таким как от ЕИБ.

Если говорить о муниципалитетах, то в регионах бывает сложнее. Но и там мы видим прогресс. Я думаю, что сегодня более серьезной проблемой является наращивание потенциала в стране — вам нужны люди на муниципальном уровне, на региональном уровне, которые могут использовать предоставляемые кредиты.

ЕИБ очень строго относится ко всем процессам, я не говорю, что с нами легче всего. Мы требуем стопроцентной ясности и прозрачности в закупках. Но мы также хотим увидеть проект и влияние проекта на окружающую среду. Мы хотим увидеть социальное влияние проекта, который поддерживаем. И иногда муниципалитетам бывает трудно справиться с этим. И необходимо продолжать прилагать усилия и наращивать потенциал. Банк благодарит доноров, страны-члены Европейского Союза. Нам часто приходится заботиться о системе, в которой необходимо выполнить проект, чтобы получить ссуду от ЕИБ.

— Государственные учреждения — один из крупнейших заемщиков Банка. Какое соотношение между долей займов для частного сектора и государственного? И как объем поддержки, предоставляемый Банком, распределяется между сегментами экономики?

— Рассмотрим 7 млрд [евро] кредитов нашего портфеля сегодня. Самая большая часть — это транспорт в целом. Это очень хорошо. Тогда у нас есть 1 млрд 300 млн на муниципальные проекты. У нас есть 1,1 млрд на энергетику, а еще 2 млрд нацелены на развитие МСП (малые и средние предприятия, — ред.) через коммерческие банки в Украине. И, наконец, у нас есть около 500 млн [евро], которые идут на действительно большое сотрудничество с приватным сектором и так далее. Здесь речь больше о разделении направлений в нашем портфеле.

— Жизненный цикл займа, который заемщик может получить у Европейского инвестиционного банка, весьма долгий. Как Банк может быть уверен в том, что заемщик правильно тратит деньги, которые он получает на годы вперед? Насколько эффективно, на ваш взгляд, Украинское государство распоряжается этими финансами?

— Конечно, у Банка во всем очень строгие стандарты. Мы не отпускаем процессы на самотек. Мы будем очень внимательно следить за тем, что происходит с нашими деньгами. Во-первых, необходимо пройти подготовительный этап, на котором мы хотим посмотреть, что Украина собирается делать с нашими деньгами. И здесь, очевидно, очень важна фаза закупок. Мы соглашаемся только тогда, когда процедуры закупок соответствуют международным стандартам.

После этого банк следит за тем, что происходит с деньгами. Построены ли дороги, построены ли больницы, есть ли оборудование — мы следим за всем этим. Это не уровень правительства, но правительство должно понимать, что мы очень строги в этом отношении. Этот принцип распространяется и на муниципалитеты, где наш контроль не меньше. Мы можем предоставить долгосрочные деньги на очень конкурентоспособном уровне.

Но обязательное условие, связанное с таким кредитом, заключается в том, что деньги должны использоваться для граждан. На благо граждан Украины.

Приоритет — Донбасс

— Как деятельность Банка, связанная с конкретными проектами на Донбассе, влияет на людей, которые живут за линией соприкосновения?

— У Банка есть несколько конкретных программ поддержки подконтрольных территорий Донбасса в Донецкой и Луганской областях.

Мы пытаемся поддержать людей, которые живут в этом регионе, недалеко от линии соприкосновения. И да, люди, живущие на другой стороне, тоже, наверняка, заметят разницу между территориями.

Если мы восстанавливаем инфраструктуру, помогаем ремонтировать школы — люди видят разницу между территорией, которая сегодня находится под контролем правительства Украины, и той, которая не находится. И в какой-то степени мы надеемся, что люди, имеющие семьи с обеих сторон, смогут помочь друг другу.

Но в целом то, что вам необходимо сделать — это показать значимость поддержки и контроля со стороны правительства Украины, потому что правительство заботится о людях на этой стороне. Иногда используя помощь ЕИБ и Евросоюза, и тем не менее о людях заботятся. Я имею в виду, что Украина заботится о своих людях.

— Какие проекты в рамках финансового сотрудничества с Украиной Банк реализует сейчас на Донбассе?

— У нас есть Чрезвычайная кредитная программа для восстановления Украины. Мы выделили на этот проект 200 млн [евро]. Основная цель заключалась в поддержке внутренне перемещенных лиц, в обеспечении их социальной инфраструктурой. И мы получили около 160 проектов из Луганской и Донецкой областей на сумму около 120 млн. Общее количество проектов на 200 млн [евро] — 246. Мы говорим о школах, больницах, социальном жилье. Я имею в виду всё, что может поддержать людей.

Мы полагаем, что первым проектом на 200 млн [евро] мы улучшили условия жизни для примерно 7 млн человек. В том числе 700 тыс. переселенцев.

Это был настоящий успех. Я сам поехал на Донбасс, я действительно вижу изменения под влиянием тех проектов, которые мы реализовываем.

По этой причине мы решили в прошлом году подписать контракт об увеличении портфеля этого проекта на 340 млн [евро].

Так что мы сделаем то же самое, но с помощью еще 340 млн [евро]. На эту сумму можно реализовать более 300 проектов. Но мы снова нацелены на социальную инфраструктуру — этот проект мы подписали совсем недавно, в прошлом году. Подписали также проект на развитие транспорта. Речь о приблизительно 180 км дороги в Луганской области. Так что, да, мы в последнее время много сделали для этой части Украины.

Также я хотел бы отметить, что в прошлом году мы подписали кредитное соглашение на 300 млн для развития энергоэффективности по всей территории Украины. Однако, очевидно, что на востоке Украины муниципалитеты могут подавать заявки и на эти цели. Конкурс на участие городов в этой программе начнется в этом или следующем месяце. Повторюсь, энергоэффективность является крайне важным приоритетом.

— Вы сказали о продолжении программы на Донбассе. Какие проекты по ней будут реализованы в ближайшем будущем?

— У нас есть перечень проектов для второй части программы, которая теперь называется "Программа по восстановлению Украины". Будет много новых муниципальных идей и проектов. Однако социальные проекты — жилье, больницы, школы — это те проекты, которые мы продолжаем реализовывать.

Мы встречались с муниципалитетами, говорили о новых возможностях. В частности, это вода. Один из таких проектов сейчас реализуется в Мариуполе. И, что особенно радует, он реализуется в тесном сотрудничестве с Францией. Французская сторона предоставляет существенную часть займа. И это правильный проект, ведь вода — это то, что очень нужно востоку Украины, и с ней связано много проблем. Мы говорим о доступе к чистой питьевой воде жителей — и это важнейшая задача.

Есть и другой аспект. Он укрепляет сотрудничество с Евросоюзом, странами-членами ЕС. Нельзя сказать, что это простые проекты. Когда взаимодействует так много сторон одновременно, и одна из них — это сторона Евросоюза, всегда трудно наладить взаимодействие. Но надо действительно отдать должное мэру Мариуполя (Вадим Бойченко, — ред.). Я знаю одно, когда есть человек настолько заинтересованный — это составляющая успеха. Он в этом городе — настоящая движущая сила наших проектов там.

Банк реализует целых 7 проектов финансирования в рамках Чрезвычайной кредитной программы для восстановления Украины. Это во многом — благодаря усилиям мэра.

— Среди прочего вы поддерживаете малый и средний бизнес. Ведь после 2014 года многие предприятия, ориентированные на экспорт, пострадали. Какие планы Банка касательно реинтеграции Донбасса, будет ли Банк поддерживать этот процесс?

— Первое, о чем стоит думать, говоря об Украине, то, над чем мы работаем в первую очередь, — это развитие региональной инфраструктуры. Если мы хотим, чтобы жители оставались на территории Донбасса, нужно развивать его инфраструктуру. Если у жителей нет больниц, нет школ, не освещена улица, — они не останутся. Поэтому в наших встречах с представителями региональных властей мы регулярно поднимаем эту тему. Говорим им: вы должны быть амбициозными в своих проектах, создавать новый облик города, в котором хочется остаться.

Так, общественный транспорт — важнейшая его составляющая. А в некоторых населенных пунктах его нет. Таким образом, первый этап — это построение инфраструктурного контекста, а затем уже нужно переходить к крупным инфраструктурным проектам. Поэтому мы финансируем строительство трассы Троицкое-Северодонецк-Старобельск длиной в 180 км. Необходимо соединить жителей Донбасса с остальной Украиной. Кроме того, транспортная система — залог существования бизнеса.

Я был на Донбассе множество раз. И каждый раз меня удивляет смелость людей. Нужно иметь смелость, чтобы жить рядом с линией соприкосновения, где постоянно случаются обстрелы. Это говорит, что у Украины большой потенциал трудового ресурса.

И, к слову, говоря об угольной промышленности, необходимо говорить об изменении инфраструктуры шахт. И здесь снова речь о смелости людей. Чтобы спуститься в шахту, надо быть храбрым человеком.

И если вы развиваете инфраструктуру, и это видят все эти люди, которые, очевидно, очень много и тяжело работают, — у вас есть потенциал многое изменить. Конечно, дело за частными инвесторами, в том числе и за государством, — они должны определить, что развивать. Я не говорю, что это легко, но есть люди, которые действительно хотят что-то делать. Есть те, кто хочет остаться, и, если вы дадите им хорошие условия для проживания, на мой взгляд, это должно привлечь и инвесторов.

Я считаю, что государственный сектор в этом вопросе также играет ведущую роль, и наш банк — как и остальные банки "Большой пятерки" — работает в данном случае как кредитор, и мы ищем проекты по изменению угольной индустрии. Но мы готовы их поддержать.


Полную версию программы "Украинский Донбасс" в рамках проекта "Специальный репортаж" смотрите в эфире телеканала "Дом" 1 декабря в 17:30.

Прямой эфир