Украина наш дом

Ленд-лиз, высокие визиты и победа над Москвой: интервью с американистом Владиславом Фарапоновым

Владислав Фарапонов. Фото: Facebook

Политолог-американист Владислав Фарапонов в интервью в рамках марафона "FreeДОМ" прокомментировал американскую внешнюю политику, в частности по отношению к Украине. Он рассказал, почему США готовы тратить миллиарды долларов поддержки и начали принятие исторического закона о ленд-лизе. Кроме того, Фарапонов объяснил, как будет развиваться ситуация с энергетическим эмбарго РФ и направлением замороженных средств россиян на помощь Украине.

— Историческое решение Конгресса США о принятии ленд-лиза — упрощенной процедуры военной помощи для Украины. Что это означает для американской политики и для американо-украинских отношений?

— Первое. Глобально Соединенным Штатам было проще именно сказать так: ребята, давайте мы вам выдадим еще 2 млрд долл., но вы сами покупаете военную технику — у кого считаете нужным. Но эта администрация пошла другим, более сложным для себя путем, но отчасти более легким для нас и, как мне кажется, более правильным.

Второе. Для Украины очень важно, что будет поставляться техника, которая нужна именно сейчас. Не через полгода, не через год.

Третье. Это очень значимо для Украины и в плане доверия со стороны США. То есть военные успехи Украины дали возможность украинской власти говорить с Соединенными Штатами, что мы хотим от вас принятия этого стратегического решения, со своей стороны мы обязуемся, что вас в этом плане не подведем.

— А как именно успехи украинской армии повлияли на то, что позиция США изменилась? Ведь идею ленд-лиза президент Зеленский высказал еще 19 февраля на Мюнхенской конференции по безопасности.

— Мне кажется, что именно военные успехи окончательно убедили Соединенные Штаты в том, что эта инициатива нужна. Что Украина действительно очень нуждается в прямых поставках от стран-партнеров по НАТО.

В принципе, ленд-лиз касается не только Украины, а и стран Восточной Европы. На практике это означает, что не только Соединенные Штаты могут напрямую Украине поставлять военную помощь. Но и, скажем, страны Восточной Европы поставляют это Украине, а Соединенные Штаты взамен этим странам пополняют военные запасы.

А то, что идея ленд-лиза была озвучена ранее, это отчасти помогло подготовить почву.

— Кроме закона о ленд-лизе, президент Байден попросил у Конгресса 33 млрд долл. на помощь Украине. Эта сумма будет потрачены в рамках ленд-лиза или это отдельная программа?

— Как я понимаю, это разные программы. Потому что из этих 33 млрд долл. только 20 млрд будет выделено именно как военная помощь. А ленд-лиз — он весь о военной помощи, то есть без, скажем, гуманитарной или экономической помощи.

Это означает, что мы можем рассчитывать на больше военной помощи. И на 20 млрд долл. из 33, и в рамках ленд-лиза.

Надо также понимать, что резервный фонд США для помощи Украины тоже не такой большой. В прошлые годы он составлял до 1 млрд долл. И то, сколько Штаты сейчас нам помогают, — это беспрецедентно. С начала войны уже было выделено 14 млрд долл. А еще можем получить военной помощи на 20 млрд.

— А в чем выгода для Соединенных Штатов принимать программу ленд-лиза? 

— Очень просто. Правительству Соединенных Штатов, их армии, тому же Конгрессу гораздо выгоднее выделить помощь Украине, чем объявлять войну России, чем напрямую участвовать именно в войне. Им проще, скажем, в этом году больше потратиться, чем потом нести и экономические, и человеческие потери. Это тот план минимум, который Соединенные Штаты могут сделать исходя из нынешней геополитической ситуации.

— А правильно ли я понимаю, что средства, которые будут выделяться на ленд-лиз и помощь Украине, в значительной мере осядут в американских контрактах, будут освоены американскими производителями?

— В том-то и плюс этого закона на самом деле. Он абсолютно не лимитирует имплементацию именно двусторонней помощи тому государству, которое получает эту помощь. Там есть единственное уточнение, что закон позволяет администрации президента США вступать в переговоры с другим государством и конкретно с Украиной касательно того, чтобы заключать именно конкретные договоры на поставки оружия или обмундирования.

— На днях Киев посетила спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси вместе с американскими коллегами. Какая была цель визита? И что он дал Украине?

— Первое — это, конечно же, политическое заявление о непоколебимой поддержке именно со стороны Соединенных Штатов. Поскольку вся помощь, которая сейчас была выделена, проходит через одобрение Конгрессом США.

Кроме того, Нэнси — одна из топовых лидеров Демократической партии, спикер и политик с огромным стажем. Ей недавно исполнилось 83 года. То есть она имеет, на самом деле, большое влияние, хотя не является особо медийной. Но к ней прислушиваются, ее слово в Демократической партии очень весомое.

Спикер Палаты представителей Конгресса США — это, конечно, не министр обороны и не госсекретарь, но на самом деле, это третий человек в очереди на президентский престол. Роль спикера заключается не только в том, чтобы вести заседание. Это также и конкретный, в хорошем смысле этого слова, лоббизм законодательных инициатив. И Нэнси Пелоси имеет репутацию политика, который доводит все важные дела до конца.

Плюс очень важно, с кем она приехала. Это тоже не рядовые конгрессмены. Это в том числе Адам Шифф — глава комитета по разведке, это тоже очень сильный сигнал.

Ну, и также такой высокий визит — это и сигнал руководителям парламентов других стран. Это демонстрация, что украинская сторона даже в условиях войны может обеспечивать безопасный визит очень высоких уровней.

— Звучала такая мысль, что частично помощь Украине будет оплачиваться за счет российских денег, замороженных в американских банках. Как вы считаете, будет ли США продолжать искать российские деньги, в том числе российских олигархов, чтобы передать их Украине?

— Поиск денег именно российских олигархов Соединенными Штатами и не прекращался. А как этими деньгами распорядиться — это на их усмотрение. Но идея передать их на помощь Украине в американском обществе довольно сильно приветствуется. И любые колебания американской власти в иную сторону будет воспринято как американская "зрада". Поэтому отчасти тут у администрации Байдена уже особо не остается выбора.

Осенью в США пройдут промежуточные выборы, поэтому такие решения важны для имиджа демократов, имиджа администрации Байдена, которая особенно после 24 февраля более активно стала на путь прямой конфронтации с Москвой. Поскольку вот республиканцы, в том числе бывший президент Трамп, накануне выборов используют ситуацию в свою пользу. Они заявляют, что, мол, вот при Трампе так себя Путин не вел. Отчасти в этом тоже есть именно вина действующей администрации. Поэтому это тоже не стоит забывать.

Политические оппоненты следят за каждым шагом действующей администрации и демократов в обеих палатах Конгресса. И будут рады это использовать накануне выборов.

В принципе, праймериз на места и в Сенат, и в местные органы власти начинается буквально сейчас. Поэтому активная кампания уже в Соединенных Штатах началась.

— Одним из самых мощных рычагов давления на Россию считается энергетическое эмбарго, в первую очередь, запрет на поставку нефти. Насколько США может повлиять на Евросоюз, как главных покупателей российской нефти, чтобы это эмбарго было введено?

— Я довольно оптимистично смотрю на этот процесс. Потому что если бы это не было возможно, то вряд ли бы Соединенные Штаты в принципе начинали бы диалог с Европой касательно этого вопроса. Поэтому думаю, что мы все-таки будем иметь результат. Возможно, не так быстро, как нам бы хотелось этого. Но тот факт, что хотя бы уже начали говорить об эмбарго, означает, что подвижки есть.

Америка заинтересована, чтобы Европа не покупала российский газ. Переговоры идут, просто они остаются непубличными. Но исходя из последних сообщений Белого дома и Европейской комиссии, мне кажется, в итоге мы будем иметь позитивный результат.

— Война повлияла на цену на нефть. И несмотря на то, что Россия стала продавать меньше нефти, ее доходы не упали за счет роста цены. Могут ли США выкинуть часть своих резервов на свободный рынок, чтобы понизить цену?

— Теоретически это возможно. Нужно учесть, что стратегия администрации Байдена иная — они объявляют о некоторых действиях уже постфактум, после их свершения. Поэтому если Соединенные Штаты это сделают, то об этом мы узнаем не как о намерении, а как о том событии, которое свершилось. Поэтому, чтобы не подготовить Россию к такому решению по нефти, то будет минимальное количество сообщений об этом. Но это действительно возможно. Особенно к концу лета, если такая ситуация на рынке сохранится и дальше.

— США занимали долгое время позицию сдерживания по отношению к России. На недавней встрече 43 министров обороны на военной базе "Рамштайн" в Германии министр обороны США Ллойд Остин заявил, что теперь цель — чтобы Россия больше не могла никому угрожать. Фактически речь идет о военном положении и об уничтожении российской военной мощи. Почему произошел такой разворот американской военной политики?

— Мне кажется, что причина та же, что и по принятию законопроекта о ленд-лизе — это заверение в том, что предоставляя массированную военную помощь Украине, именно Соединенные Штаты смогут помочь Украине действительно победить Россию.

Это обусловлено успехами украинской армии и неуспехами российской. И очень глубокое понимание именно ситуации дает Соединенным Штатам уверенность в том, что действительно победить Россию военным путем они смогут. Даже не вступая в прямую конфронтацию с Москвой, Соединенные Штаты могут рассчитывать на позитивный исход для Украины. И этот исход является позитивным и для Соединенных Штатов.

Прямой эфир