Украина наш дом

Кто первым предаст Путина и кто его сможет устранить: интервью с политологом Яли

Иллюстративный коллаж: Facebook

Неудобные вопросы от российского общества — почему этнических русских не отправляют на войну с Украиной? Есть ли недовольство политикой Путина среди кремлевской элиты? Захват Харькова — цель Путина, и насколько реально ее достижение? Эти и иные темы в интервью в рамках марафона FREEДОМ на телеканале UA обсуждаем с руководителем Центра исследований нового мирового порядка глобального развития при Национальном авиационном университете Максимом Яли.

— В России появляется неудобная для Путина статистика о гробах с телами российских военных, которые идут с войны в Украине. Москва — 11 убитых, Санкт-Петербург — 30, Бурятия — 217, Дагестан — 236. Это только официальные данные. Понятно, что неофициальные — гораздо больше. Почему этнических русских не отправляют на войну? Чего боится Кремль?

— Это достаточно простой вопрос.

В Москве и Питере — в крупнейших городах — живут намного богаче. И у них нет стимула идти умирать даже за то повышенное довольствие, которое сейчас для контрактников резко увеличили до 200 тыс. руб. (122 тыс. грн, — ред.) и выше.

Плюс уровень образованности в этих городах значительно выше, люди намного более адекватно осознают риски, все плюсы и минусы, что это билет в один конец.

Поэтому идут воевать буряты, дагестанцы, тувинцы — жители наиболее депрессивных регионов России, где нет работы и криминогенная обстановка крайне высока. Для многих это единственный путь заработать и заработать достаточно большие деньги по меркам этих регионов.

И, безусловно, есть в этом демографический фактор (по данным Росстата, на 1 января 2022 года в России проживали 146 млн человек, средний коэффициент рождаемости — 1,6 рождений на женщину, — ред.). Я смотрел статистику по России. Так вот, в регионах, где живут представители русского этноса, коэффициент рождаемости составляет 1,2-1,3. Для понимания: для сохранения населения  коэффициент рождаемости должен быть более 2 (грубо говоря, отец и мать вместо себя оставят 2 детей, а для положительного воспроизводства населения коэффициент должен быть от 3, — ред.).

А в том же Дагестане и в других регионах, населенных особенно мусульманским населением, уровень рождаемости намного выше — там 4, 5, 7 детей в семьях.

То есть наблюдается демографический перекос по народам. Поэтому российское руководство старается решать свои военные задачи за счет представителей других этносов, которых Путину действительно не жалко.

— Значит, в Москве недовольство растет малыми темпами, пока их не отправляют воевать в Украину. А растет ли недовольство политикой Путина в самом Кремле, или среди кремлевской элиты?

— Подобные слухи муссируются, параллельно также со слухами о плохом здоровье Путина. Но я в них не верю.

Ключевой силой, которая будет свергать Путина, и которая начнет народный бунт — это будут не элиты, это будут не буржуа Москвы и Санкт-Петербурга. Это будут те как раз буряты, чеченцы и жители бедных российских городов, которые знают реальную правду о войне, как россиян уничтожают на фронте в Украине.

Мы и по перехватам разговоров оккупантов слышим абсолютное недовольство, как их бросают в топку, используют как пушечное мясо. И вот когда те, которым удастся выжить, вернутся домой — покалеченные, голодные, убогие — они начнут этот бунт.

Но точно период начала бунта предсказать нельзя. Но однозначно, что это будет не этот год. Бунт возможен, когда эти настроения еще будут подогреты существенным ухудшением экономической ситуации, когда санкционное давление будет намного более серьезным, когда Запад откажется от российской нефти и газа в целом, которые сейчас позволяют российской экономике держаться на плаву.

Но сейчас можно констатировать — наступательный потенциал российской армии в Украине снижается. Им не удастся захватить весь Донбасс к 11 сентября, когда в России объявлен день единого голосования по региональным выборам. Даже к концу сентября захват маловероятен, учитывая высокую нашу укрепленность, оборону в том же Краматорске, Бахмуте, Славянске.

Стабилизировалась ситуация на фронте. Об этом заявил уже и главнокомандующий ВСУ Залужный. И если май и июнь были крайне сложные, когда мы несли колоссальные потери в первую очередь из-за нехватки боеприпасов, артиллерии на отдельных направлениях — сейчас уже этого нет.

И, естественно, наступательный потенциал России замедляется. Они не могут выполнить обозначенные свои планы — выход на административные границы Херсонской, Донецкой, Запорожской областей. Им хотелось бы полностью оккупировать эти территории, а потом уже 11 сентября проводить там "референдум". А смысл проводить "референдум", если завтра эти территории могут быть отбиты?

— Говорят, что Харьков — это самая важная политическая цель Кремля. Что именно в Харькове они хотят поставить свое "правительство" типа во главе с беглым экс-президентом Виктором Януковичем. Это реально?

— Много чего говорят. И была подтвержденная информация, что тот же Янукович со своей командой, с тем же Олегом Царевым сидели в 30 км от Киева в феврале-марте, ожидая триумфального возвращения в Киев. Понятно, где они сейчас.

Но теоретически план относительно Харькова имеет обоснование. Ведь Харьков до 1934 года был столицей Украинской ССР. Поэтому смысл затеи понятен.

Но взятие российской армией Харькова — нереально.  На протяжении нескольких месяцев наоборот ВСУ пошли в контрнаступление и на некоторых участках Харьковской области вышли даже на границу с Россией.

А учитывая масштаб Харькова… Мы помним трагедию моего родного Мариуполя. Но мы также помним, сколько времени, средств, сил понадобилось оккупантам на захват Мариуполя.

Кроме того, в отличие от Мариуполя, Харьков не находится в кольце. То есть у нас постоянно там действует логистика. Плюс за это время была укреплена оборона.

Поэтому максимум, что россияне могут делать — продолжать совершать террористические акты, убивать мирных граждан, обстреливая неконтролируемыми ракетами, "Градами", "Ураганами" и так далее.

— ВСУ скоро могут освободить Херсон. Понятно, что это удар для Путина. Но насколько большой? Чего это может ему стоить?

— Он очень боится освобождения Херсона. Подтверждение этому — россияне активно перебрасывают войска на Херсонское направление из Мариуполя.

Путин боится, безусловно. Потому что потеря Херсона будет гораздо более болезненная для морального состояния армии, чем даже уничтожение Крымского моста, о котором так долго мечтают наши диванные эксперты, не понимая тонкостей и рисков, и невозможности на данном этапе выполнения этой задачи.

А деоккупация Херсона будет самым большим ударом по боеспособности армии, и по ее моральному духу.

— А почему сейчас мы не можем бомбить Крымский (Керченский) мост?

— Потому что сейчас у нас нет возможностей его уничтожить, а главное — мы не готовы к "ответке". У нас недостаточно систем ПВО, чтобы сбивать ракеты, которые в первую очередь полетят по мостам в том же Киеве и в других городах. А потеря мостов осложнит нашу военную ситуацию, логистику, не говоря уже об экономике.

— Как говорится в свежем анекдоте: россиянин, пропитанный путинской пропагандой, после смерти опять попадает в Россию. Следующий вопрос: Путин реально хочет попасть в учебники истории, и все вот эти жертвы с войной в Украине, в Грузии — это все из-за этого?

— Да, безусловно. Он видит себя исторической личностью, достойное место в учебниках по истории. Совсем недавно он себя сравнил с Петром I. Это и есть подтверждение его амбиций. Ну и, естественно, те преступления, которые он совершает в Украине, связаны именно с этим.

— Репрессии в России достигнут сталинского уровня?

— Нет, все-таки сталинского уровня они не достигнут. "Сталин-лайт", я бы так сказал.

Общество в любом случае поменялось, и просто так расстреливать тысячами несогласных, к примеру, за анекдоты о Путине на кухнях, либо если сосед захочет пожить в вашей квартире и для этого напишет на вас донос… Такое вряд ли будет, потому что это сопряжено с социальными беспорядками и недовольствами. Такого себе Путин, при всем желании, не может позволить.

— Чего больше всего боится Путин?

— Наверное, поражения в войне с Украиной. Потому что это будет однозначно конец ему и его мечтам вписать свое имя в учебники истории с большой буквы.

Кто первым предаст Путина, когда станет понятно, что Украина побеждает?

— Медведев. Да, он верный пес, служит хорошо, но такие первые как раз и предают.

— Как устранить Путина? 

— Устранить его могут только из его окружения, скорее всего, путем отравления. Например, тем же химическим оружием российских спецслужб — веществом "Новичок".

Но если вдруг Путин дойдет до ядерной войны, то, думаю, будет удар по бункеру, в котором он находится. Иначе никак. Угроза применения ядерного оружия Россией сохраняется, об этом говорят достаточно серьезные эксперты. Но именно сейчас такой угрозы нет.

Прямой эфир