Украина наш дом

Киев заинтересован в Донбассе: заседание СНБО обсуждаем с Владимиром Фесенко и Петром Охотиным

Эфир программы "На самом деле". Скриншот видео: kanaldom.tv

30 июля прошло первое выездное заседание Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). Состоялось оно на Донбассе — в Краматорске. На нем обсудили безопасность государственной границы, состояние экологии и водных ресурсов. Также дополнены списки контрабандистов — туда добавили 24 компании, а также двух украинцев и гражданина Германии.

По словам секретаря СНБО Алексея Данилова, самой сложной темой обсуждения стали угрозы в энергетической отрасли. Эта сфера почти полностью монополизирована частными компаниями.

"Мы на сегодняшний день рассматриваем вопрос введения временных администраций в случае необходимости и угрозы национальной безопасности. Мы не позволим никому манипулировать тарифами, как сегодня некоторые надеются. Что касается нашей национальной безопасности, мы не можем допустить, чтобы кто-то нас шантажировал как государство", — заявил Данилов.

Секретарь СНБО добавил, что президент поставил задачу: остановить рост тарифов на электроэнергию для уязвимых слоев населения.

Кроме того, на заседании утвердили стратегию внешнеполитической деятельности Украины. Об этом сообщил министр иностранных дел Дмитрий Кулеба. Он добавил, что документ позволит исключить "размытость" внешней политики Украины.

"Произошло историческое событие: впервые за 30 лет независимости Украина получила четкую, понятную и содержательную стратегию внешнеполитической деятельности. Благодаря принятию этой стратегии сегодня мы сможем эти проблемы устранить. Президент Украины ставил задачу разработать стратегию, сделать ее предметной, а не "водянистой", и мы этого результата достигли", — акцентировал Кулеба.

Министр уточнил, что приоритетными направлениями Украины во внешней политике закрепили курс на членство в НАТО и Европейском Союзе (ЕС), обеспечение суверенитета, привлечение инвестиций и продвижение позитивного имиджа Украины в мире.

Подробнее об итогах выездного заседания СНБО, а также о кадровых изменениях в силовом блоке в программе "На самом деле" телеканала "Дом" говорят политологи Владимир Фесенко и Петр Охотин.

Ведущий программы — Денис Похила.

— Может, нужно чаще проводить такие выездные заседания СНБО в регионах? Чтобы лучше понимать их проблемы.

Охотин: Никто не делал фетиша из выездного заседания. Оно сейчас нужно, и именно на Донбассе, потому что как никогда нужно показать, что Киев заинтересован в Донбассе.

Если мы посмотрим на российские нарративы, которые транслируются на оккупированной территории, мы видим, что всё украинское, против чего Путин, они называют словом "Киев". Поэтому очень важно было показать, что Киев слышит оккупированные районы, Киев слышит подконтрольные регионы и готов всегда принять тех, кто готов строить Украину. И поэтому выехали именно сюда.

— Стоит, возможно, и в Херсонской области также провести. Потому что там Крым, там также наши люди. Чтобы показать и крымчанам, что Украина и Крым — это одно целое.

Охотин: Тогда нужно прямо бронепоезд, как был у большевиков, и по всей Украине ездить. Вот в Беларуси намечаются российско-белорусские военные учения "Запад-2021". И если мы говорим о защите границ, то, извините, в этой связи у нас уже новая тысяча километров границ. Это уже Черниговская область. Это уже Ривненская область. Это уже не только Восток. То есть угроза нарастает.

— На заседании СНБО обсудили угрозы для энергетической отрасли. Эта сфера почти полностью монополизирована частными компаниями. Во время брифинга секретарь СНБО назвал фамилии — Ахметов, Новинский, братья Суркисы, Григоришин, Боголюбов, Коломойский, Левочкин, Бойко и гражданин РФ Воеводин, владеющие распределительными сетями, которые находятся в их собственности.

Охотин: А Фирташа не было в этом списке? Потому что, насколько я понимаю, сегодня решение СНБО прямо или косвенно бьет именно по Дмитрию Фирташу. Учитывая, что он под санкциями США и находится в Вене, скорее всего, этой фамилии нет, потому что он перерегистрировал свои фирмы. Но кроме того, что Фирташ является богатым человеком, он еще лезет в политику и он еще очень зависим от РФ, потому что те деньги, которые он заработал, — это фактически газовые деньги. И если мы посмотрим, какие проекты финансировал Дмитрий Васильевич в последнее время, то они не об украинском интересе, а, скорее, о "русском мире". Думаю, что это и заметили в СНБО.

— Теперь к решению по тарифам.

Охотин: Конечно же, вопрос тарифов — это вопрос справедливости. Потому что уже давно люди думают, как же так: есть одна цена, по которой добывается энергия, а есть коммерческая цена для нас. Тут надо было что-то делать. Для того, чтобы рынок работал, нужен хороший антимонопольный траст. Если же такого пока что нет, тогда, конечно же, нужно рубать дамокловым мечом СНБО, потому что он отвечает за национальную безопасность.

Тарифы — это к тому же еще маленькая, но эффективная социальная искра. Как раз платежки, повышение цен на коммунальные услуги — один из тех нюансов, на которые будут бить фактически все оппозиционеры.

— Давайте говорить откровенно, уже об этом говорят, в том числе, манипулируя данными и имеющимися цифрами.

Охотин: И здесь у Зеленского было несколько вариантов.

Первый вариант: просто с каменным лицом запустить каких-то людей, которые будут говорить: "Всё нормально, люди должны платить больше" и так далее.

Второй был бы непопулярный метод — уменьшить цены, не разобравшись, и, конечно же, по этим делам были бы суды.

И вот найден третий эффективный инструмент — СНБО. Собственно, это тот случай, когда монетка падает "третьей стороной". Те люди, у которых облэнерго и контроль над энергетикой, думали, что орел или решка упадет, а тут — опа, Данилов выпал.

— На заседании СНБО утвердили стратегию внешнеполитической деятельности Украины. В ней также закрепили курс на членство в НАТО и ЕС. Но у нас и в Конституции закреплено движение в НАТО и ЕС. Чем тогда предыдущие решения отличаются от нового документа?

Фесенко: Это немножко разный формат документов. В Конституции закреплены базовые цели. Это уже определение на уровне высшего законодательного обеспечения внешней политики. Изменить это очень сложно, при этом надо найти больше 300 голосов в Верховной Раде.

Что касается стратегии, то это, скорее, документ, который должен быть рабочим, который должен определять четкие ориентиры прежде всего для Министерства иностранных дел, для Офиса президента и всех, кто причастен к внешнеполитической деятельности. Вот они должны ориентироваться на эти критерии.

Например, раз поставлена приоритетом работа над привлечением инвестиций, значит, каждое посольство должно постоянно этим заниматься. И оценка работы посольства должна происходить по этому показателю. Поэтому это более важный документ с точки зрения оценки работы Министерства иностранных дел, оценки работы посольства, всех учреждений, связанных с внешней политикой.

— Читал уже мнение простых украинцев, под публикациями с этой новостью с одним вопросом: а как же Китай? Китай будет стратегическим направлением для нашей политики, либо это всё отдельно? Тут у нас — движение в ЕС и НАТО, тут — сотрудничество с другим странами и блоками?

Фесенко: Что касается Китая. Китай имеет официально статус стратегического партнера. Но надо иметь в виду отличия. Например, США — для нас стратегический партнер, прежде всего геополитический и с точки зрения военно-политического сотрудничества. Это наш главный союзник в противостоянии российской агрессии. Это тот союзник, который помогает сдерживать российскую агрессию. И, к сожалению, замены этому союзнику нет.

Европейский Союз. Он не просто наш стратегический партнер. Это фактически партнер по ассоциированному членству. Наша стратегическая цель — вступление в ЕС. Мы уже имеем договор об углубленной и всеохватывающей зоне свободной торговли. То есть мы частично интегрированы в экономическое пространство ЕС. У нас нет политической интеграции, но экономическая интеграция есть, и она углубляется. И для нас ЕС — это прежде всего экономический и в широком смысле политический партнер.

Китай прежде всего стратегический партнер с точки зрения торговли, это по страновому измерению главный наш торговый партнер. Ну, и конечно, это потенциальный инвестор. У нас еще есть непаханое поле для привлечения китайских инвестиций. Хотя, насколько я знаю, и МИД, и Офис президента прекрасно понимают, что Китай просто так инвестиций не дает. И это очень непросто. Здесь надо торговаться и надо обеспечивать интересы национальной безопасности.

К тому же давайте не забывать, что у Китая достаточно тесные партнерские отношения с Россией и сложные отношения с США. И вот в этом треугольнике мы должны выстроить партнерские, но гибкие отношения с Китаем, чтобы это не стало проблемой и вызовом для нашей национальной безопасности.

— Как внешнеполитический курс Украины вот эта новая стратегия может повлиять на российскую агрессивную политику — и на Донбассе, и в целом по отношению к Украине?

Охотин: Прежде всего мы сейчас подводим под общий знаменатель те элиты, те группы, которые имеют интересы и принимают решения в Украине. Другими словами, если кто-то будет подниматься и говорить, что "мы не хотим в ЕС и НАТО, мы хотим быть, как Абхазия, мы хотим быть, как Осетия", — тогда будем показывать им документ. И это будет консенсус элит. Потому что, как известно, у стран начинаются проблемы, если у них есть фискальный кризис, раскол элиты и падение национального престижа. Соответственно, внешнеполитическая стратегия — это также о национальном престиже. Мы в ней показываем, куда идем, и что бы мы ни говорили, но быть членами ЕС и НАТО — это престижно, это круто.

Мало того, даже РФ имеет много общих рабочих групп с НАТО. И во времена перезагрузки Медведева-Обамы их было еще больше.

Если кто-то будет смотреть российские каналы, то давайте помнить, что Россия так или иначе старается торговать с Европейский Союзом тот же "Северный поток-2". И понятно, что она обманывает население, заявляя: вот, русское лучше. Нет, они так же хотят туда, они так же хотят интегрироваться.

— Есть ряд политологов, которые выступают за центричность: есть ЕС и НАТО, есть Россия, но мы будем работать самостоятельно, как отдельное государство.

Охотин: Если бы Украина была размером с полуостров Крым — небольшая территория, мало ресурсов — тогда, может быть, мы могли бы говорить о нейтралитете. Учитывая размеры нашей территории, сколько у нас есть полезных ископаемых, а также учитывая геополитическую и оборонную роль… Мы являемся частью так называемой Европейской равнины, о которой еще американские политологи говорили, что, с одной стороны, ее тяжело охранять, с другой — в случае развертывания танковых войск это одна из самых выгодных территорий.

Поэтому мы не можем себе позволить быть нейтральными. Просто не можем.

— И напоследок тоже о яркой теме этой недели — кадровые изменения в силовом блоке. Началось с отставки главы МВД Арсена Авакова, потом руководство ВСУ, ООС, разведки, теперь уже и чины в СБУ… Является ли все это звеньями одной цепи?

Фесенко: Перестановки генералов, их ротация — это обязательное правило. Вот как дипломатов меняют. Те, кто знаком с дипломатической деятельностью, знают, что дипломаты в стране пребывания должны работать три года — это правило, иногда до четырех лет, максимум — до пяти. Крайне редко дольше. Потому что они "врастают" в страну, а это уже опасно.

Точно так же генерал может "врастать" в свою должность, в те полномочия, которые он имеет, в те функции, которыми он распоряжается. Поэтому надо их постоянно менять. Это касается как армии, так и спецслужб. Поэтому ротации осуществляются там регулярно, и об этом надо помнить.

Второй важный момент — это уже подходы кадровой политики президента Зеленского. Один универсальный подход, который у Зеленского выражен сильнее, потому что он пришел из бизнеса, а там привыкли: даешь задание — если человек его не выполняет, его надо менять. Надо искать другого.

У Зеленского достаточно жесткие требования к кадровой политике. И он если видит, что какой-то руководитель не справляется со своими обязанностями, то он особо не деликатничает. Он меняет этого человека. Если он видит, что ситуация более сложная, то может дать испытательный срок. Он не меняет просто так, не тасует кадры каждый месяц. Он дает определенное время. Поэтому эффективность, поиск более эффективных кадров — это базовый принцип.

И еще один важный момент. Отношения между Министерством обороны и Вооруженными силами Украины. Не секрет, между их руководителями было противостояние, был личный конфликт. В условиях нашего военно-политического конфликта с Россией это ненормальная ситуация. Я знаю, что министра обороны Андрея Тарана и командующего ВСУ Руслана Хомчака мирили. И президент прикладывал к этому усилия. Но, видимо, недостаточно это получилось, поэтому произошла кадровая рокировка.

Вот тут еще один важный принцип — командность. Для Зеленского очень важна командность. Он к этому привык на предыдущей работе, и это очень хорошо работает сейчас. Если он видит, что какой-то руководитель или руководители не обеспечивают эту командность, чересчур увлекаются личными конфликтами — он разруливает эту ситуацию. Он снимает источники конфликта. Должна быть синергия.

Прямой эфир