Украина наш дом

История повторяется: встречу Байдена и Путина анализируем с журналистом Марией Строевой

Мария Строева. Скриншот видео: kanaldom.tv

Сегодня, 16 июня, в Женеве прошла первая личная встреча президента США Джо Байдена и главы РФ Владимира Путина. Итоги этого саммита, расстановку сил на мировой арене и цикличность истории в программе "На самом деле: мир" телеканала "Дом" обсуждаем с аналитиком, журналистом-международником Марией Строевой.

Ведущая программы — Анна Нитченко.

Как ты сейчас оцениваешь отношения между Европой и Соединёнными Штатами, с учётом новой международной политики президента США Джо Байдена?

— Байден, в отличие от своего предшественника Трампа, очевидно, нацелен на усиление и сближение сотрудничества с Европейским Союзом.

Трамп довольно много усилий прилагал не только к тому, чтобы ослабить отношения США и ЕС, но и к тому, чтобы ослабить связи внутри ЕС, предполагая, что это выгодно Штатам. Хотя бы потому, что единый Евросоюз, как монолит, составляет серьёзный противовес США в качестве торгового объекта. Поэтому единый рынок Европейского Союза и рынок отдельно каждой страны-члена — это, конечно, абсолютно разные вещи.

Кроме того, со стороны Вашингтона было немало претензий в отношении того, что ЕС мало вкладывает в НАТО, мало уделяет внимания своей обороне. А основная финансовая и материальная нагрузка в Альянсе лежит на Соединённых Штатах. В этом было рациональное зерно, и сейчас многие страны ЕС пересматривает свою политику в этом отношении. Тем более, учитывая, что Россия является очевидной угрозой спокойствию в регионе и в мире.

Мария Строева и Анна Нитченко

И в этом смысле очень показательны переговоры Байдена и Путина здесь, в Женеве. Поскольку Россия может на равных конкурировать с США только в отношении числа ядерных боеголовок. А вот в плане экономической мощи, и даже военной в чистом виде, конечно, Россия уступает Штатам. При этом РФ хочет получить обратно свой прежний статус сверхдержавы.

И освещая встречу Путина и Байдена, российские СМИ поэтому формировали месседж, что вот наконец, Россия вернула своё величие. Вот теперь мы опять сверхдержава.

— Если не брать во внимание российскую пропаганду, которая создаёт некий параллельный мир... В плане того, что Россия может представлять определённую угрозу, РФ сейчас является конкурентом, например, тому же Китаю? И в связи с этим, Китай для Соединённых Штатов — это союзник или угроза?

— Сравнивать Россию и Китай, мягко говоря, смешно. Потому что население России, по самым оптимистичным оценкам, — 140 млн человек. Думаю, что в реальности цифра намного ниже, и неслучайно перепись населения всё время откладывается. Думаю, вряд ли власти хотят народу сообщать эти результаты. А в Китае население – 1,5 млрд по самым скромным подсчётам.

Кроме того, Китай неоднократно демонстрировал открыто свою претензию на восточные рубежи России, и демонстрировал, в том числе, и военную мощь, благодаря которой, теоретически, он мог бы реализовать свои цели. Да даже без проявления военной мощи уже давно идёт тихая ползучая экспансия Китая в отношении восточных рубежей России, Сибири и Дальнего Востока. И Россия не в состоянии её сдержать. Потому что там живёт очень мало людей, просто банально, на огромной территории живёт очень мало людей, и удержать эту территорию, конечно, совершенно невозможно.

Ползучая экспансия Китая абсолютно наглядна, и скрывать это, в общем, совершенно невозможно.

Поэтому, конечно, Россия рассматривает Китай как торгового партнёра. А вот как основного конкурента его рассматривают Соединённые Штаты — это тот игрок, без которого, вообще, говорить о расстановке сил в мире невозможно. Говорить, что Россия может составить конкуренцию Китаю, я бы точно не рискнула.

— По поводу саммита в Женеве. Кому это было больше нужно Байдену или Путину? Вот европейское турне Байдена, и не первой, а именно последней в нём поставили встречу с Путиным. Как завершение, как финальную точку. Потому что сам Путин хочет больше признания, или что это?

— По моим ощущениям — да. И со мной, в общем, согласны эксперты, аналитики. Потому что, действительно, российская пресса неоднократно говорила, что Вашингтон инициировал встречу, а значит, это нужно Вашингтону. И это для них являлось как бы лишним доказательством того, что Россия встала с колен, что Россия — великая держава. Мол, с нами хочет договариваться Вашингтон.

Но именно то, с каким восторгом и как активно Россия муссировала эту тему, и позволяет предположить, что, да, Вашингтон инициировал эту встречу, но нужна она была больше Москве. Во всех смыслах.

Потому что Россия после 2014 года с международной арены была вытеснена. Можно сказать изгнана. И, конечно, несмотря на все заявления, что "нам это не нужно", очень хотела вернуться. Эта встреча может расцениваться Кремлём, как безусловное возвращение.

Многие проводят параллели этой встречи в Женеве со встречей тогда ещё генсека Горбачёва с президентом США Рейганом. Тогда обменивались фразочками, когда Горбачёв, по-моему, назвал Рейгана динозавром, а в адрес Горбачёва полетело что-то тоже. Сейчас все вспоминали фразу Байдена об "убийце" и что Путин сказал по поводу "словесного недержания" — тоже было озвучено. Вот с таким фоном шли Путин и Байден на переговоры. Как ты считаешь, в чём основная разница между переговорами тогда, почти 40 лет назад, и сейчас?

— Во-первых, тогда всё-таки Горбачёв представлял Советский Союз, который тот же самый Рейган назвал "империей зла". Тогда "Звёздные войны" были в зените славы, все смотрели "Звёздные войны", ну, кроме Советского Союза, конечно. В СССР молодые люди были лишены этого удовольствия. И поэтому Рональд Рейган счёл возможным сказать, что у нас, в общем, есть своя "империя зла", вот она — Советский Союз.

Те отношения характеризовались, как холодная война. Конечно, приезд Горбачёва в 1985 году в Женеву (на саммит по ядерному разоружению, — ред.) был неким прорывом. Потому что на него смотрели, как на уже нового лидера Советского Союза. Он был самый молодой член Политбюро КПСС. И после всех этих кремлёвских старцев, он выглядел абсолютно живым, приятным человеком. И это произвело впечатление на них. Безусловно.

Но, скорее, я бы провела параллель не со встречей в Женеве, а со встречей в 1986 году в Рейкьявике. Вот эта встреча Рейгана и Горбачёва положила действительно конец холодной войне. И с этой встречей многие сравнивают нынешнюю встречу в Женеве Путина и Байдена.

Потому что все признают, что отношения между Россией (которая даже в Конституции считает себя преемницей Советского Союза) и Западным миром находятся в данный момент на крайне низком уровне, если не сказать на нуле. Это очень холодные отношения, которые уже всё смелее называют второй холодной войной. Вот произойдёт ли перелом после этой встречи — непонятно.

Кстати, хочу сказать, что и встрече Горбачёва с Рейганом в Рейкьявике, и встрече Байдена с Путиным в Женеве предшествовали дипломатические скандалы с высылкой дипломатов, с обменом острыми заявлениями.

История повторяется.

Абсолютно. И более того, Советский Союз тогда запретил двум сотням советских граждан работать в американском посольстве. Как и Россия сейчас, признав официально США наряду с Чехией не дружественными России странами, запретила российским гражданам работать в посольствах этих стран, фактически наказав своих граждан таким образом.

Действительно, история повторяется. Хотелось бы предположить, что она повторится и в том, что отношения изменятся. Но они не могут измениться, пока не изменится международная политика России.

Прямой эфир