Украина наш дом

Внутри Крыма: что означает конфликт Москвы и Киева для водного кризиса

Иллюстративное фото: pexels.com

Автор: Айке Бетюл Бал

 21 февраля 2021 года

Потребуется ещё десять лет, чтобы сделать почву снова пригодной для возделывания, обеспечивая при этом стабильное снабжение питьевой водой до уровней, существовавших до аннексии: эксперты и местные жители утверждают, что нехватка воды в оккупированном Россией Крыму омрачена политическими и техническими противоречиями.

"Вода, которую дают по два часа в день с 6 до 8 часов утра, иногда течёт другого цвета, например, коричневого. Говорят, что это питьевая вода, но никто не может пить или готовить на ней", — говорит Алим Умеров, проживающий в столице Крыма.

Умеров, чьё имя является псевдонимом, чтобы защитить его по соображениям безопасности, является одним из многих жителей, которые борются со всё углубляющимся водным кризисом, охватившим оккупированный Россией полуостров.

Ему приходится ездить по другим регионам Крыма в поисках чистой и свежей воды.

Ещё в 2014 году, когда Россия незаконно аннексировала Крым, Киев решил перекрыть Северо-Крымский канал (СКК) протяжённостью 400 км (249 миль), который соединяет Черноморский полуостров с материком. Ранее он поставлял около 85% воды из украинской реки Днепр. Тогда не было недостатка в воде. Но теперь, по словам местных жителей в комментариях для Daily Sabah, это стало хронической проблемой.

Крымчане говорят, что недостатка воды не было, пока российские мигранты не начали переезжать в этот район после 2014 года. Российские власти заявляют, что население полуострова за эти годы почти удвоилось, и признают, что стабильное водоснабжение становится всё более насущной проблемой, которую необходимо решать, но они при этом используют этот вопрос для давления на Киев.

Алим Умеров — этнический крымский татарин — представитель коренного населения полуострова, которое на протяжении веков составляло большинство в регионе, до того, как демография этнических групп начала меняться в пользу российских граждан, поселившихся по всему Крыму, особенно после депортации крымских татар в 1944 году и затем после аннексии в 2014 году.

"После того, как Россия аннексировала Крым в 2014 году, русские начали стекаться на полуостров, население увеличилось, и поэтому воды стало не хватать, — сказал Умеров в телефонном интервью Daily Sabah. — К тому же, они построили жилые комплексы для своих военных".

Совсем недавно, в феврале этого года, российские власти заявили, что в столице Крыма, в которой проживает Умеров, есть вода, которой хватит всего на 100 дней, и что в 2020 году на полуострове был самый засушливый год за последние 150 лет.

Алим Умеров, которому чуть больше 20 лет, подрабатывает во время учебы в университете. Он подчеркнул, что ещё одна проблема, помимо дефицита, заключается в качестве воды. Иными словами, вода, протекающая через систему, иногда слишком загрязнена, чтобы пить или готовить на ней. Поэтому Алим возит бутылки в своей машине и путешествует по региону за чистой водой. Он не знает точной причины, по которой вода превращается в коричневую жидкость, но предполагает, что это может быть связано с тем, что системы водоснабжения очень старые, они построены в советское время и нуждаются в ремонте или замене. По словам Умерова, многие люди используют фильтры, чтобы избежать использования загрязнённой воды.

"Хотя уже есть новые системы водоснабжения в другом месте, но они создают эти новые системы для вооружённых сил", — добавил он, подчеркнув, что всё дело в увеличении населения.

Когда его спросили о закрытии Северо-Крымского канала (СКК) Киевом, он отметил, что это имело определённый эффект, но воды всё равно было достаточно для местных жителей до массового наплыва российских граждан.

Острая нехватка воды вынудила местные власти применять графики подачи воды и в других регионах, хотя ещё не принято думать, что текущая ситуация находится на уровне, при котором население останется без питьевой воды.

По данным Крымского бассейнового управления водных ресурсов, в настоящее время на полуострове 23 водохранилища, в том числе 15 на реках и 8 — вне их. Хотя уровень воды в этих водохранилищах значительно упал, а некоторые даже полностью высохли, это были единственные ресурсы, снабжающие регион после закрытия канала.

Это нарушает жизнь людей, но пока не достигло критического уровня. Но это не означает, что дефицит не имеет каких-либо побочных эффектов. Напротив, сферы от сельского хозяйства и до промышленности, бесперебойная работа химических заводов, которых на полуострове относительно много, сохранение военного присутствия России во многом зависят от воды. По ряду оценок, сельское хозяйство полуострова потребляло около двух третей воды, транспортируемой через СКК до незаконной аннексии. Резкое сокращение орошаемых земель говорит о последствиях нехватки воды для сельскохозяйственного сектора. В 2013 году площадь орошаемых земель составляла около 140 000 га, но в 2015 году она упала до 10 000 га, т. е. всего через год после оккупации. Согласно российским источникам, в 2018 году эта площадь немного выросла — до 17 000 га. И, несмотря на то, что уделяется первоочередное внимание увеличению доли орошаемых земель, полуостров ежегодно теряет 14 млрд руб. (210 млн долл.) из-за нехватки воды.

Москва пробует специальные решения, но они пока не стабильные. Например, для орошения пахотных земель на первый план вышла добыча подземных вод, что, по мнению экспертов, в долгосрочной перспективе с большей вероятностью ухудшит сельское хозяйство.

Дурсун Йылдыз, директор Ассоциации водной политики (Hydropolitics Association или HPA), заявил Daily Sabah, что до того, как Россия начала бурение новых скважин для обеспечения столь необходимой воды из-под земли, добывалось всего 20 000 куб. м воды в день. Сообщается, что этот объём будет увеличен до 55 000 кубических метров. Йылдыз утверждает, что это количество составляет лишь 1/6 от необходимого количества воды.

Украинские официальные лица также утверждают, что полуостров богаче подземными водами, чем фактически добывали российские власти. Однако истинный потенциал не был реализован по финансовым причинам. Подземные воды составляли 4,41% от общих водных ресурсов в период до аннексии, в то время как доля местных запасов составляла 8,7%. Морская вода составляла 0,16%, а остальная часть поступала из Днепра через СКК.

"Хотя бурение грунтовых вод кажется самым быстрым решением, — продолжил Йылдыз. — Но если осадки или снегопады, которые были ниже ожиданий в последние пару лет, не компенсируют добытые грунтовые воды, это приведёт к тому, что морская вода будет окружать полуостров почти со всех сторон, и будет ухудшаться качество воды, а также качество почвы. Известно, что такая ситуация была в 1960-х годах, и потребовалось от 10 до 15 лет, чтобы почва снова стала пригодной для возделывания после того, как был построен НКК и было обеспечено рассоление почвы", — сказал он.

По данным Министерства по делам временно оккупированных территорий и внутренне перемещённых лиц Украины (которое в 2020 году вошло в состав Министерства реинтеграции, — ред.), которое опубликовало соответствующие спутниковые снимки, засоление почвы нанесло тяжелый урон, особенно в восточной части Крыма, оставив регион с засохшей растительностью. В ряде отчётов независимых организаций говорится, что из-за нехватки воды экономика Крыма ежегодно теряет миллиарды рублей, несмотря даже на щедрые инвестиции из России. Но пока невозможно рассчитать точную стоимость, что приводит к сбоям в других отраслях, кроме сельского хозяйства.

"Это ответственность оккупантов"

Журналист из Киева, который не пожелал называть своего имени, также считает рост населения, как и аннексию полуострова, основными причинами засухи. Это, по его словам, побудило украинские власти закрыть канал, который в конечном итоге должен был снабжать русских солдат, которые изначально аннексировали полуостров.

Крымский журналист сообщил в текстовом сообщении, что в некоторых областях вода подаётся всего на два часа, и оккупационные власти не знают, как решить эту проблему.

Повторяя заявления Умерова, другой житель Крыма сказал, что воды достаточно для населения, и если бы она не использовалась для российских военных, то проблема не была бы такой серьёзной.

"Я регулярно езжу на полуостров, наблюдая ухудшение ситуации собственными глазами", — сказал киевский журналист, подчеркнув, что согласно международному праву, ответственность за благополучие жителей оккупированной территории лежит на стране-оккупанте, которой в данном случае является Россия.

Между тем, Россия передала в международные суды иски против Киева как на государственном уровне, так и через посредников, включая крымские частные компании, которые, как известно, являются пророссийскими.

Заместитель председателя комитета по иностранным делам российской Госдумы Наталья Поклонская подала жалобу верховному комиссару ООН по правам человека в связи с блокированием СКК.  Но в результате этого было принято решение о том, что Россия несёт ответственность за обеспечение потребностей, и что Миссия ООН по наблюдению за соблюдением прав человека, развёрнутая в Украине, должна иметь доступ на полуостров для дальнейшего наблюдения и оценки.

Военное строительство

После аннексии Крым, как и в советское время, превратился в военный оплот России, с растущим арсеналом вооружённых сил, что не было секретом ни для кого, поскольку сама Москва регулярно хвасталась своими учениями и испытаниями новых систем вооружений. Знаки запретной зоны со временем росли. По данным Национального центра контроля и испытаний космических средств, который задокументировал размещение нового оружия на побережье Чёрного моря с помощью спутниковых изображений, некоторые ранее пустые места превратились в площадки для большего присутствия военных. Полученные кадры показывают, например, военную базу возле Севастополя вместе с десятком спутниковых приемников или зенитно-ракетные комплексы С-400, развёрнутые в районе Керченского пролива, радиолокационные системы возле Евпатории и самолёты СУ-30 или СУ-35 в Бельбеке.

Согласно статье "Украинской правды" со ссылкой на Министерство обороны Украины, численность российских военнослужащих, составлявшая около 12 000 в 2014 году, достигла более 31 000 по состоянию на 2019 год. В статье отмечается, что военнослужащим требуется около 2,6 млн куб. м воды ежегодно, исключая их семьи, а также воду, необходимую для очистки или охлаждения систем двигателей.

Учитывая ужасающую ситуацию, создание водоочистных станций, станций опреснения морской воды или даже использование самолётов для обработки облаков для создания дождя являются вариантами решений, которые де-факто оккупационные власти придумали для решения проблемы. Время от времени в СМИ сообщается, что ежегодно РФ выделяет миллиарды рублей инвестиций для этих целей. В марте 2020 года российские власти заявили, что планируют инвестировать около 3,5 млрд рублей в водоочистные и опреснительные установки по всему полуострову, а также в проект стоимостью 25 млрд рублей по созданию водохранилища в горах возле Симферополя. Россия, похоже, полна решимости потратить больше миллиардов на компенсацию потерь. Существует также мегапроект по доставке воды из реки Кубань через Керченский пролив в Крым, что является одним из её долгосрочных проектов по устранению зависимости полуострова от украинской воды.

Украина каждый раз даёт понять, что страна не будет поставлять воду до деоккупации. Даже когда политики поднимали тему возобновления подачи воды для обсуждения, это приводило к критике со стороны общественности, вынуждая политиков отступить. 

Йылдыз из HPA подчеркнул, что 65% бассейна реки Днепр, из которого вода транспортируется в СКК, находится на территории Украины, а река берёт начало в России и проходит через Беларусь, прежде чем войти в страну. Среднегодовой сток реки составляет 46 млрд куб. м; около 26 млрд куб. м из них поступает из Беларуси, а 20 млрд куб. м вырабатываются на территории Украины.

"Россия может решить этот вопрос с этой точки зрения в долгосрочной перспективе, поскольку и главный поток Днепра, и самый длинный приток Десны берут начало на её суше", — сказал Йылдыз, подчеркнув, что в соответствии с международным водным правом, такой вопрос, как право оставить часть трансграничных вод, происходящих с собственной территории, не рассматривался.

"Однако после обострения водного кризиса в Крыму и понимания того, что вода не будет поставляться из СКК, неудивительно, что Россия разрабатывает некоторые радикальные стратегии в отношении воды, которая берёт начало с её суши", – заключил он.

Тем не менее, поддержание водоснабжения Украиной является исключённым вариантом в глазах местных жителей до прекращения оккупации.

"Если Украина сохранит поток воды через канал, у российской армии не будет причин покинуть аннексированные земли, — сказал киевский журналист. — Таким образом, Украина должна ждать вывода российских войск любой ценой. Крымское население готово терпеть".

По материалам Daily Sabah

Прямой эфир