Украина наш дом

Двойное гражданство, реинтеграция Донбасса и Крыма: интервью с вице-премьером Алексеем Резниковым

Алексей Резников. Фото: kanaldom.tv

Мирным жителям оккупированных территорий, которые вынуждены получать российские паспорта, не грозит ответственность за двойное гражданство. Более того, сейчас в Верховной Раде идёт дискуссия относительно пересмотра института гражданства.

Изменён подход к инвестированию в подконтрольные Украине территории Донбасса. Если прежнее правительство с опаской относилось к финансированию проектов в прифронтовых регионах, то команда Зеленского наоборот делает акцент на восстановлении и развитии инфраструктуры Донецкой и Луганской областей. Об этом в интервью телеканалу "Дом" рассказал вице-премьер-министр — министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников.

Также вице-премьер остановился на теме нового плана мирного урегулирования ситуации на Донбассе и пояснил, почему в Нормандском формате не обсуждается вопрос Крыма.

Двойное гражданство в Украине

— На временно оккупированных территориях жители массово получают российские паспорта. То есть фактически имеют двойное гражданство. Что им за это может грозить?

— Мне не нравится слово "грозит". Когда мы говорим об реинтеграции временно оккупированных территорий, то мы в первую очередь говорим о возврате людей. Поэтому слово "грозит" из уст государства Украина не должно звучать. Потому что там живут наши люди. Они наши сограждане, они заложники сложившейся ситуации. Поэтому им ничего не грозит и не угрожает.

А вот когда мы говорим об оккупационных режимах, о пособниках государства-оккупанта, коим является Российская Федерация, то мы говорим, во-первых, либо о совершении уголовного преступления, которое называется "державна зрада", либо о пособничестве в совершении данного преступления.

На данный момент в Верховной Раде зарегистрированы три созвучных законопроекта, которые как раз постараются ответить на вопрос: а как трактовать пособничество и прислуживание оккупационным режимам.

Сегодня у парламента есть рабочее слово "коллаборация", "коллаборант". Вы знаете мою позицию: я не люблю это слово, потому что оно не имеет юридической категории в международном праве. А политическую, эмоциональную окраску — имеет. Поэтому я использую слово "пособничество", которое должно предполагать, в том числе, определённые последствия и санкции. Даже если это не уголовного характера деяния, но это правонарушение против своей страны.

Что касается граждан Украины, которые сегодня принудительно получают паспорта Российской Федерации в оккупированном Крыму, Севастополе, либо в оккупированной части Донецкой или Луганской областей. Это способ их выживания: их там заставляют, побуждают это делать. И люди вынуждены получать эти паспорта.

Я считаю, что им ничего не должно угрожать. После деоккупации будет соответствующе прописана процедура. И мы её пропишем сейчас заранее. Так, рамочный закон "О государственной политике переходного периода" будет включать ответы на многие вопросы, включая переходную юстицию или что делать с этими паспортами.

Для людей будет простая процедура декларирования. И если они отказываются от этой ненужной бумажки, если признают себя гражданами Украины, хотят жить в Украине — вопросов нет.

— В принципе, двойное гражданство по факту касается не только жителей оккупированных территорий. Планируются ли какие-либо изменения в институте гражданства?

— Что касается двойного гражданства. Да, на данный момент Конституция Украины его не предполагает. Но у нас и нет санкции за наличие второго гражданства, как, например, лишение украинского национального гражданства. Такой санкции нет.

Но сейчас в парламенте уже рассматривается идея возможности двойного гражданства. Это позволит украинцам, которые проживают сегодня во многих странах мира и остаются патриотами Украины, более эффективно помогать государству.

Но будет ограничение по второму гражданству государства-агрессора, оккупанта, коим является сегодня Российская Федерация. Она не может входить в перечень государств, допускающим возможность второго гражданства.

Но не факт, что наличие второго гражданства позволит работать, например, в правоохранительных органах, в государственном секторе, где есть допуск к гостайне. Это тоже определённые ограничения. Скорее всего, эти особые направления будут предполагать наличие только одного гражданства, а именно — украинского.

Я себе это вижу вот так. Понятно, что дискуссия в парламенте будет.

Ситуация на оккупированных территориях

— Оккупационные власти Крыма хотят подать иск против Украины за так называемую водную блокаду. За то, что мы, украинская сторона, не подаём воду в оккупированный Крым. Как будет реагировать на это Украина?

— Я, как юрист, который всю жизнь практикует право, не то, что улыбаюсь на это — я просто хохочу. Это смешно. Тем "товарищам", которые озвучивают идею, что они будут судиться с Украиной, хочу сказать только одно — Welcome! Только я хочу напомнить, что согласно Женевской конвенции, написанной много десятилетий тому назад, оккупант несёт ответственность за мирное население на территории, которую он оккупировал. По всем вопросам, включая водообеспечение. Они отвечают перед мирным населением по нормам международного права. Welcome!

Когда они подадут этот иск, как будем мы реагировать, как Украина? Мы будем реагировать с улыбкой, отстаивая интересы Украины. Я ещё раз повторю, позиция официальной Украины следующая: вода в Крым и в Севастополь с материковой части Украины, свободной Украины будет поставляться обязательно после полной деоккупации.

— Какая сейчас ситуация на Донбассе, как Украина помогает людям, особенно проживающим недалеко от линии соприкосновения? Как и в плане восстановления инфраструктуры, так и в житейский каких-то проблемах.

— Я часто бываю на Донбассе, как раз до линии соприкосновения, езжу туда в командировки. И всем моим коллегам, заместителям министра и руководителям других подразделений вменено в обязательном порядке быть там не реже одного раза в месяц. Это Луганская, Донецкая области и Херсонская — на административной границе с Крымом.

Мы очень хорошо знаем ситуацию, не говоря уже о том, что благодаря онлайну у нас постоянные коммуникации с руководителями территориальных громад, главами облгосадминистраций, военно-гражданских администраций…

Самое сложное сегодня состояние у жителей, которые находятся именно вдоль линии соприкосновения. Прямо непосредственно. То есть там, где дыхание войны наиболее ощутимо.

Я был в Марьинке, Красногоровке в июле прошлого года, как раз когда в рамках Трёхсторонней контактной группы удалось достичь дополнительных соглашений, позволяющих объявить "режим тишины". И вот в Красногоровке мы посещали школу, которая была восстановлена после попадания в здание "Града". Я спросил у учителей: "Скажите, а вы что-то слышали о принятом решении?". А после онлайн-заседания ТКГ прошло пару дней всего. И они мне сказали: "Мы не просто слышали — мы СЛЫШИМ". То есть как факт, что стало тихо, и не стреляют.

Я заходил в дома, восстанавливать которые помогали наши МЧСники с разных областей. В тот момент это была группа из Винницы, из Винницкой области. Это была Марьинка, два километра от городской черты Донецка.

Для этих жителей самая сложная ситуация в том, что государство ранее боялось инвестировать деньги в восстановление инфраструктуры. Мол, "это же линия обстрела, там же опять обстреляют и опять разрушат". Я считаю, это недопустимая позиция. Это неправильная позиция. И мы сегодня её меняем.

Мы всё равно будем инвестировать и вкладывать. Мы будем восстанавливать и водовод, и газовод — всё будем делать для того, чтобы максимально облегчить жизнь этим людям.

И люди чувствуют эту помощь, и они её ценят. Дороги, которые сегодня строятся в Донецкой и Луганской областях, — там таких не было 30 лет. Люди поражены.

Поэтому наша задача — строить пояс успеха, показывать свободную, независимую, европейскую Украину — вот такой она будет везде.

— А чем вызвана активизация дезинформации с той стороны, что Украина якобы готовится к наступлению?

— Они понимают, что теряется поддержка со стороны государства-оккупанта, даже с точки зрения финансирования. Их сегодня всё меньше финансируют. И для того, чтобы как-то мобилизировать население, они начинают придумывать страшилки: а вот завтра нападут "злобные укры", давайте готовиться.

Это классический политтехнологический ход. Когда ты проваливаешься в своих рейтингах, и народ тебя уже не слышит, ты начинаешь придумывать какую-нибудь войну.

Хочу заверить: никаких наступлений, ничего такого. Мы вернём эти территории через политико-дипломатическое влияние и точно их деоккупируем.

Новый план по Донбассу

— А что известно о новом плане по урегулированию ситуации на Донбассе, о котором говорит руководитель Офиса президента Андрей Ермак?

— Этот план — общая позиция немецких, французских коллег и украинской стороны. Напомню, что в 2016 году проходил саммит в Берлине, ещё во времена президента Порошенко. И согласно общему решению лидеров Нормандского формата в договорённостях по итогам берлинского саммита было указано — поручить министрам иностранных дел начать работу над дорожной картой (road map) по реализации Минских соглашений. И ещё тогда начали работать над этим документом, но не закончили эту работу — общий согласованный план дорожной карты так и не родился.

Поэтому эту идею предложили и продолжили сегодня. По сути это было продолжение работы над дорожной картой, но сегодня это назвали "кластеры".

Есть мнение трёх сторон по этому плану — представителей Украины, Франции и Германии. Пока нет четвёртой позиции — со стороны представителя российского президента, господина Дмитрия Козака. Вот все ожидают какой-то его реакции.

— А вы уже ознакомились с этим планом?

— Безусловно! Я, в том числе, принимал участие в составе украинской делегации, которая ведёт переговоры в Нормандском формате на уровне политических советников. Я в курсе дела.

— Но разглашать пока...

— Ну, конечно нет. Согласно правил, установленных политическими советниками двух стран-посредниц — Германии и Франции (напомню, что стороны конфликта — Россия и Украина) — все эти переговоры носят конфиденциальный характер.

— Этот новый план каким-то образом затрагивает вопрос Крыма?

— К сожалению, но это факт, с первого дня работы Нормандского формата Крым там никогда не обсуждался и не был на повестке дня. Поэтому ваш вопрос, к сожалению, не предполагает ответа. Крым не обсуждается в Нормандском формате. Вообще.

Единственное, и это впервые сделал президент Зеленский, — 9 декабря 2019 года в Париже уже на брифинге в присутствии лидеров трёх других стран (Франции, Германии и России) он сказал, что и Донбасс, и Крым — это Украина. Это впервые прозвучало о Крыме в рамках Нормандского формата.

Но на самом деле по Крыму должна быть отдельная площадка, и Украина о ней объявила и приглашает лидеров других стран присоединиться к "Крымской платформе", первое заседание которой должно произойти на уровне лидеров стран в августе во время празднования 30-летия Независимости Украины.

Прямой эфир