Украина наш дом

Две локации ключевых битв всей войны: интервью с военным экспертом Александром Коваленко

Ситуация в Украине на 6 июля. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

На каких плацдармах могут произойти решающие битвы этой российско-украинской войны. Как захват оккупантами Луганской области отразится на ходе битвы за Донбасс. Чем отличается оборона Луганщины и Донетчины. Кто и почему стреляет по городам оккупированных частей Донбасса. Эти темы сегодня, 6 июля, в эфире телемарафона "Говорит Украина" телеканалов "Дом" и UA обсуждаем с военно-политическим обозревателем группы "Информационное сопротивление" Александром Коваленко.

— Как ситуация с отходом ВСУ из Лисичанска может повлиять на ход событий?

— Луганская область не находится полностью под контролем российских войск. А поспешные заявления министра обороны РФ Сергея Шойгу — это отдельная тема для обсуждения.

Например, еще три дня назад Шойгу доложил Путину о захвате Луганщины. Но как известно, буквально вчера под Белогоровкой Луганской области наши Вооруженные силы нанесли серьезный урон российским оккупационным подразделениям. Российские оккупанты вывозили "КамАЗами", "Уралами" ликвидированных оккупантов из-под Белогоровки. А ВСУ использовали комбинированный метод нанесения ударов ствольной и реактивной артиллерией, даже применялась авиация.

То есть с Луганской областью еще окончательно не ясно. Точки на "і" не расставлены.

В целом по оборонительным позициям Луганская область была оборудована несколько хуже, нежели Донецкая область. Потому что традиционно именно от "ДНР" ожидали наибольшую угрозу. Поскольку именно "ДНР" проявляла наибольшую агрессию с 2014 года.

В "ДНР" концентрировалась наиболее боеспособная группа российских оккупационных подразделений. И там была концентрация наибольшего количества складов боеприпасов, горюче-смазочных материалов. В основном на этой территории размещались командные пункты и пункты управления противника.

И в перспективе рассматривали, что если Российская Федерация будет совершать какие-либо наступательные действия, то начнется движение с оккупированной части Донецкой области. Поэтому именно на Донетчине линии обороны формировались более тщательно, более углубленно.

И если сравнивать оборонные сооружения, линии обороны Донецкой и Луганской областей, то, конечно же, ВСУ на Донетчине имеют более устойчивую, кардинальную оборонную позицию.

Но хотя Луганская область по оборонным способностям несколько уступала Донецкой, тем не менее, только на пятый месяц войскам РФ удалось оккупировать Лисичанск — город, о котором 99,99% населения Российской Федерации две недели назад ничего не знали. А теперь для них выдающаяся победа — оккупировать Лисичанск. Ни Харьков, ни Чернигов, ни Сумы, ни Киев, ни Николаев, а вот именно как бы получается, Лисичанск.

Я более чем уверен, что дальнейшее их продвижение, наступление будет еще более серьезно заблокировано. Тем более, что последние две недели мы наблюдаем нарушение управления передовыми подразделениями российских оккупантов, а также снабжения боеприпасами. Это благодаря, в первую очередь, достаточно высокоточным поражениям складов с боеприпасами, а также пунктов управления, командных пунктов, находившихся в глубине тыла на оккупированных территориях.

Ситуация на Донбассе на 6 июля. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

Как из Киева, Одессы и других городов Украины видится то, что произошло под Лисичанском?

— Лисичанск, точно так же как Северодонецк, Попасную, Мариуполь и многие другие населенные пункты российские оккупанты не могли захватить иным способом, кроме как тотального, полнейшего разрушения. Ведь по сути, что можно защищать, когда оно уничтожено до основания? Тотальное разрушение населенных пунктов — это одна из форм наступательной тактики российских оккупантов.

Но эти населенные пункты сыграли важную роль в блокировании основного наступательного потенциала россиян. Ведь на Донбасском плацдарме сейчас сконцентрирована просто колоссальная группа российских войск, у которых нет возможности перегруппировываться на другие направления, например, на Херсонское, на Запорожское. А именно в Запорожской и в Херсонской областях мы сейчас наблюдаем успешные контрнаступательные действия Вооруженных сил Украины.

А если говорить об Одессе и Одесской области, то мы понимаем, что исключительно благодаря блокированию наступления на Донбасском плацдарме мы можем сейчас освобождать юг, Южный плацдарм. Все ближе и ближе подходить к Херсону, продвигаться южнее в Запорожской области. И благодаря таким сбалансированным действиям мы получим дисбаланс в пользу Вооруженных сил Украины. Когда у нас появится больше ресурсов — как человеческих, так и технических, которые будут использованы уже для освобождения Донбасского плацдарма — Луганской и Донецкой областей.

Самое интересное, что прямо сейчас мы можем наблюдать, как даже в Донецкой области ВСУ реализуют по ряду направлений довольно успешные контрнаступательные действия и освобождают населенные пункты. Что казалось бы невероятно для региона, в котором превосходство противника значительное.

— Есть мнение, что ключевая битва может произойти в итоге не на Донбассе, а на юге. Вы разделяете эту точку зрения?

Смотря, что подразумевать под "ключевой битвой". На сегодня по театру военных действий я вижу действительно две локации, где могут произойти ключевые битвы. Следует просто понимать значение каждой из них.

Первая локация — Славянск Донецкой области. Почему именно Славянск? Потому что в районе Славянска на сегодняшний день российские оккупанты сконцентрировали наибольшее количество ресурсов.

Не просто за все время полномасштабного вторжения в Украину, а за всю современную историю конфликтов и войн, которые происходили последние три десятилетия.

Это наибольшее количество сил и средств бронетанкового типа, сконцентрированные в одном месте, в одной локации.

И если они решатся на наступление на Славянск, мы увидим не имевшую примеров в современной истории баталию между бронетанковыми силами и противотанковой обороной, которая сейчас там сформирована Вооруженными силами Украины.

Наступление оккупантов здесь пока еще находится в состоянии анабиоза. В первую очередь за счет того, что ВСУ регулярно оказывают огневое давление на район Изюма, который является основным пунктом для сбора оккупационных сил и средств. Благодаря регулярному огневому поражению объектов российских оккупантов мы можем наблюдать постоянное откладывание сроков масштабного наступления. Если его проиграет Российская Федерация (а я уверен, что так и будет), то она потеряет значительную часть своего бронетанкового потенциала, что значительно подорвет ее вообще наступательные способности.

Вторая локация — это юг. Херсонская область и Запорожская область. Целиком весь Южный плацдарм. Почему это локация так важна тоже?

Потому что именно на этом плацдарме может вырисоваться ситуация, когда полностью вся область будет освобождена не за счет контрнаступательных действий, а посредством ультиматума.

По сути, полное освобождение Запорожской области может поставить вопрос ребром по целесообразности нахождения российского контингента в Херсонской области. Весь этот оккупационный контингент может оказаться в окружении. И тогда возникнет та же ситуация, что была в Киевской, Черниговской, Сумской областях, когда российские оккупанты вынуждены были бежать под давлением контрнаступательных действий ВСУ и большим риском оказаться в окружении.

Точно так же в Херсонской области они будут принимать аналогичное решение. И им придется покинуть область, пока еще могут, и вывести все войска на временно оккупированную территорию Крыма. Поскольку в ближайшее время это могут быть перерезанные логистические маршруты. Либо же они там останутся, но тогда попадут либо в плен, либо будут уничтожены. А это значительно подорвет потенциал российских оккупантов, их дальнейшую возможность реализации каких-либо реваншистских планов по захвату наших территорий.

Тем более, это откроет нам возможности уже по прямому поражению как объектов военной инфраструктуры на временно оккупированном полуострове Крым, так и по уже ультимативным заявлениям в отношении Керченского моста.

Поэтому это две локации, которые действительно могут значительно повлиять на ход войны в целом.

Ситуация на юге Украины на 5 июля. Иллюстрация: twitter.com/War_Mapper

— Объясните обстрелы в населенных пунктах Донецкой и Луганской областей, которые пока находятся вне нашего контроля.

— Есть два типа обстрелов.

Первый. Есть обстрелы, которые ведутся с целью провокации со стороны российских оккупантов, чтобы создать видимость, что Вооруженные силы Украины хаотично и бесчеловечно обстреливают жилые районы. Хотя сами же жители этих населенных пунктов, этих городов отмечают и даже фиксируют на видео, что прилеты и обстрелы ведутся именно с подконтрольных российским оккупантам территорий. Таких видео и таких сообщений в социальных сетях огромное множество.

И сейчас даже оголтелые сепаратисты, которые всегда поддерживали российских оккупантов, возмущаются относительно того, что "Ну что ж вы делаете? Вы же нас обстреливаете". Даже они стали понимать и прозревать.

Второй тип обстрелов — уничтожение российских складов, командных пунктов, пунктов управления, которые осуществляют Вооруженные силы Украины посредством высокоточного вооружения, которое у нас на сегодня имеется. Речь идет как о ствольной артиллерии, так и о реактивной. В частности М-142 — реактивная система залпового огня (РСЗО). Они достаточно высокоточно поражают цели и объекты.

Но проблема в чем — за 8 лет с 2014 года оккупанты сконцентрировали там огромное количество складов. Причем, разместили их в жилых районах, где раньше размещались гражданские объекты — гражданские склады, гражданские инфраструктурные объекты. Сейчас там склады с огромным количеством боеприпасов. Так что, нам их не уничтожать? Ждать, когда эти боеприпасы будут использованы против Вооруженных сил Украины?

Такие склады уничтожаются достаточно метким попаданием — один-два залпа. То есть высокоточное дальнобойное оружие наших западных партнеров выполняет свою функцию более чем на 100% эффективно.

Но когда такой склад взрывается, это действительно большая проблема для всех рядом живущих. И оккупанты специально размещают технику и склады в густонаселенных жилых районах.

Поэтому, на мой взгляд, нужно делать выводы в первую очередь самим жителям временно оккупированных городов. Если они видят из окна, что к ним во двор свозят огромное количество боеприпасов, потом пускай не пеняют, что они не покинули свою квартиру или свой дом, понимая, что в ближайшее время может произойти что-то очень трагичное.

Поэтому я призываю всех жителей как временно оккупированных территорий, так и находящихся в непосредственной близости от зоны ведения боевых действий, линии фронта эвакуироваться на подконтрольную Украине территорию, в безопасные регионы.

Прямой эфир