Украина наш дом

Донбасс обойдется России дороже, чем Крым: интервью с экс-зампредседателя Центробанка РФ Сергеем Алексашенко

Сергей Алексашенко. Фото: ТАСС

Во сколько России обойдется содержание оккупированных территорий и откуда Кремль возьмет деньги для проведения псевдореферендумов. Об этом в интервью в рамках марафона FREEДОМ на телеканале UA рассказал российский экономист, бывший заместитель министра финансов Российской Федерации и первый заместитель председателя правления Центрального банка России Сергей Алексашенко.

Согласно его подсчетам, содержание аннексированного Крыма “тянет” на 350 млрд руб. (эквивалент 217 млрд грн) в год. А это чуть больше 1% годового бюджета России. Оккупация Донбасса же будет стоить вдвое больше.

Столько Россия тратит на содержание Крыма?

— Российская Федерация тратит в год примерно 350 млрд руб. (217 млрд грн, — ред.) на Крым, из которых:

  • 150 млрд — это дотации в бюджет;
  • 100 млрд — это дотации Пенсионному фонду;
  • 100 млрд — это разные инвестиционные программы.

Поэтому цена Крыма, по моим оценкам, с 2014 года составила где-то 2,8 трлн руб. (1,7 трлн грн, — ред.). Но российский федеральный бюджет на текущий год составляет 23 трлн руб. (14 трлн грн, — ред.). То есть получается 12% годового бюджета.

Но если мы делим на семь лет, то получается не очень большая сумма. Для Российской Федерации, наверное, это тема подъемная. Тем более в первые годы оккупации Кремль не стеснялся и прямо говорил, что восстанавливать Крым будут за счет сокращения дотаций другим российским регионам. Это тоже понятно, потому что в России губернаторы не избираются населением, они назначаются Кремлем. Попробуй возразить своему начальнику, что ты не хочешь, чтобы у тебя отобрали деньги.

— Кремль обещал крымчанам, что регион просто зацветет с российской властью. Но этого не произошло. Почему Крым не может сейчас сам себя содержать?

— Крым — это уникальная территория, экономический потенциал которого не позволяет прокормить себя в бюджетном смысле. Но не в том смысле, что нужно там умереть с голоду. Нужно просто поддерживать уровень жизни.

После того, как Россия вложила почти 3 трлн руб. [за семь лет], появилось какое-то количество новых дорог. Появился Крымский мост, обновили энергосети, обновили газопроводы. Но это все не создало никакого экономического потенциала. То есть в Крыму не появились новые предприятия. Но появились новые налоги. Это те же ремонтные базы, которые существуют у российского военно-морского флота для ремонта техники. Там увеличился объем заказов, и поэтому увеличился объем налогов в экономике Крыма.

Но с точки зрения экономического потенциала ничего не изменилось. И я так понимаю, что российские власти не сильно этим озабочены. То есть они не ставят перед собой такой задачи.

В странах с унитарным устройством, как в России, от региона не требуется быть экономически самодостаточным. В США штат сам решает, какие налоги он будет взимать со своих граждан и компаний. Какой у него будет государственный аппарат. Нужно ли тратить деньги на строительство дорог и школ или не нужно. В Германии, например, существует огромный уровень межбюджетных трансфертов, когда центральный бюджет собирает больше денег и перераспределяет от богатых регионов бедным.

— В Кремле заявляли о том, что Россия будет восстанавливать оккупированный ею и разрушенный же ею Донбасс. Вообще Россия может потянуть Донбасс? Или это просто заявления, бравада для пропаганды?

— Разумеется, такие заявления имеют пропагандистский характер, потому что, в отличие от Крыма, на Донбассе был существенный экономический потенциал.

Другое дело, что еще после 2014 года Россия и пророссийские мародеры вывезли достаточно большое количество оборудования с машиностроительных предприятий Донбасса. Понятно, что сегодня эти предприятия никто не будет восстанавливать. Точно так же, как часть заброшенных шахт фактически уже не подлежат восстановлению.

Население Крыма составляет 2,3 млн человек. А население Луганской и Донецкой областей до 2014 года составляло где-то 8,5 млн. По разным оценкам, оно сократилось примерно вдвое с 2014 по 2022 год.

Давайте для простоты считать, что на Донбассе около 4,5 млн человек. То есть в два раза больше, чем Крым. Соответственно, если объем расходов Российской Федерации будет таким же, как в Крыму, то это в разы больше. Это не 350 млрд руб. в год, а 700 млрд руб. (434 млрд грн, — ред.). Это не 1,3% годового бюджета, а 2,5%. И это неким образом увеличивает нагрузку. Но это не настолько критично, чтобы российский бюджет рухнул.

— Российская пропаганда старается меньше затрагивать эти вопросы, но понимают ли россияне, что эти деньги — из их карманов?

— Нет, не понимают, потому что они не знают, что такое государственный бюджет. Они не знают, сколько Российская Федерация тратит.

Значительная часть российских граждан вообще плохо понимает связь между своими доходами и налогами, которые из них удерживаются, и тем, куда государство тратит деньги.

В Российской Федерации нет избираемых депутатов. То есть депутаты Государственной Думы, депутаты Совета Федерации, депутаты областных законодательных собраний проходят через процедуру назначения Кремлем. Поэтому они отвечают не перед избирателями, а перед Кремлем. Соответственно, если нет связи между теми, кто платит деньги в бюджет и теми, кто расходует, то, конечно, нет смысла рассчитывать, что россияне будут в курсе.

— Россия уже пять месяцев грозится провести так называемые "референдумы" на оккупированных территориях. Туда свозят политтехнологов, массовку, устраивают там какие-то праздники. В российском бюджете фигурирует такая статья расходов?

— Совсем не обязательно, что эти деньги будут прямиком направлены из российского бюджета. У Кремля, у Путина есть теневая касса — российские бизнесмены обязаны делать взносы. И в принципе это не налоги, а взятка, которая тратится на никому не известные цели.

О механизме таких платежей мы узнали в 2017 году, когда появилось "панамское досье", и когда все узнали о существовании виолончелиста Сергея Ролдугина (подозревают в причастности к отмыванию денег, — ред.). Поэтому, я думаю, что финансирование таких мероприятий, как "референдум", или финансирование оккупационной администрации происходит за счет теневой кассы, и не проходит через российский бюджет.  

Что касается самой идеи проведения "референдума", то пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что "референдум" будут проводить тогда, когда закончатся боевые действия. В ситуации, когда идет война на территории Херсонской или Запорожской областей, там не будут проводить "референдумы". А с другой стороны, зная практику работы российских избирательных комиссий, мы хорошо понимаем: не важно, как они голосуют, важно, как они считают. Это я перефразировал Сталина и добавлю: не важно, как они голосуют и не важно, как вы считаете, важно, что я печатаю в своем протоколе. Такая процедура не требует больших затрат.

— Боевые действия, по данным экспертов, обходятся России примерно в 400 млн долл. в день. Наверное, простые россияне тоже не сопоставляют эти факты. Но эти деньги могли бы уйти на повышение их зарплат, на развитие инфраструктуры, на строительство дорог. Как долго Россия сможет тянуть это финансово? Откуда такие баснословные суммы?

— Нужно к этим цифрам относиться очень аккуратно. Расходы на текущее содержание не очень большие.

Есть два типа расходов. Первые — это текущие затраты. Сюда относятся зарплаты военнослужащим, денежное довольствие, продовольственные пайки, медицинское обслуживание, топливо для машин, танков, самолетов, кораблей и так далее. Эти расходы можно оценить.

Вторая составляющая — это денежная оценка танков, ракет, самолетов, снарядов и так далее. Но нужно хорошо понимать, что это называется стоимостью безвозвратно утраченной военной техники, и она была оплачена не в бюджете 2022 года и даже не в бюджете 2021 года. Ее оплачивали последние 25, а может быть, и 45 лет. То есть существенная часть этих 400 млн долл. — это расходы государственного бюджета России и Советского Союза. Предположим, эти расходы стартовали, начиная с 1980 года, когда начали производить танки Т-72, которые сегодня использует российская армия в Украине.

Прямой эфир