Украина наш дом

Документы, вода и транспорт — миссия "Пролиска" на Донбассе: "Официальный разговор" с Игорем Колосовским

Игорь Колосовский. Фото: kanaldom.tv

С начала боевых действий на Донбассе в эпицентре гуманитарной катастрофы оказалось мирное население. В основном это люди, проживающие вблизи линии соприкосновения. Отсутствие доступа к государственным сервисам, медицине, чистой воде, одинокая старость, трудности пересечения контрольных пунктов въезда-выезда (КПВВ), которые усугубила еще и пандемия COVID-19.

О том, как людям помогают выживать на восьмом году вооруженного конфликта, в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом" рассказывает региональный представитель гуманитарной миссии "Пролиска" в Донецкой и Луганской областях Игорь Колосовский.

Ведущая — Алена Грамова.

— Из-за позиции так называемых "ДНР" и "ЛНР" на Донбассе сейчас работают два контрольных пункта въезда-выезда: в Луганской области КПВВ "Станица Луганская" — каждый день, в Донецкой КПВВ "Новотроицкое" — только дважды в неделю. Насколько я понимаю, представители гуманитарной миссии "Пролиска" работают на одном из них.

— Да. На КПВВ "Станица Луганская" находятся наши сотрудники, которые работают там почти каждый день. У нас там работает два электрокара, на которых по пешеходному мосту мы перевозим маломобильных людей, людей пожилого возраста, беременных женщин, людей с маленькими детьми. Потому что преодолеть километр расстояния по такой жаре (а доходит до 40 градусов и выше) — большая проблема (через КПВВ "Станица Луганская" возможен только пеший переход линии соприкосновения, — ред.). За пару лет работы данного проекта эти электрокары перевезли 230 тыс. человек, это довольно большое количество.

— С какого года работает миссия?

— Миссия работает с 2014 года. Мы начинали как волонтеры, собирали пожертвования при помощи социальной сети Facebook. А с 2016 года мы работаем при поддержке Агентства ООН по делам беженцев.

— С какими проблемами во время пересечения КПВВ люди обращаются к представителям "Пролиски"?

— Чаще всего это проблемы с пропусками [на пересечение КПВВ]. У людей могут быть просроченные пропуска. Вообще, что угодно может пойти не так. И человек видит представителя нашей миссии и подходит, потому что ему больше не к кому подойти. Мы стараемся по мере возможности решать данные ситуации, подаем заново заявки на открытие пропуска.

В наших интересах, чтобы люди не застряли в "серой зоне", не остались там ночевать. А такие случаи тоже бывают, если у людей какие-то серьезные проблемы с документами.

— Какую еще помощь оказываете людям на КПВВ?

— Различную. Например, ту же бабушку посадить в электрокар, потому что сама она с сумками и с палочкой, например, не в состоянии этого сделать. По поводу приложения "Вдома" тоже очень часто обращались. Привезли, допустим, бабушку на электрокаре, она выходит и говорит: "А у меня нет этого приложения, что мне делать?". У нас там работает 5 точек бесплатного интернета, с помощью которых наши сотрудники помогали устанавливать эти приложения. То есть абсолютно разные вопросы разного плана.

— Хотелось бы поговорить и о других действующих проектах миссии. Например, "Пролиска" помогает пожилым людям, которые проживают вблизи линии соприкосновения и не могут сами о себе позаботиться. Какую помощь оказываете им?

— Да, действительно, такая большая проблема населенных пунктов, расположенных вдоль линии соприкосновения.

Далеко не всегда у таких людей нет родственников. Я бы даже сказал, чаще всего у них есть родственники, но они либо на неподконтрольной территории, либо в России. И они просто отказываются от своих мам, пап, дедушек, бабушек, и те становятся никому не нужными. Какое-то время им помогают соседи, но они не могут бесконечно оказывать помощь и обращаются в нашу миссию. Мы, в отличие от государственных структур, можем принимать людей, у которых есть родственники.

Если человек остался один, ему некуда идти, он не может сам себе приготовить поесть и чаще всего живет в каких-то ужасных условиях, — мы стремимся помочь таким людям. Мы их забираем в наши хосписы. Там за ними ведется специальный уход, их кормят, занимают какими-то несложными делами. Они занимаются каким-то хозяйством, между собой общаются, им там хорошо и комфортно.

— Какие еще возникают проблемы с документами? В каких случаях "Пролиска" помогает людям их восстанавливать?

— Вплоть до того, что советский паспорт у человека до сих пор. В 2021 году такое сплошь и рядом случается. Человек говорит: "Тут у меня из всех документов есть только советский паспорт". И, соответственно, у него нет ни пенсии, ни выплат. И, чтобы человек хоть что-то получал, наши сотрудники, помимо того, что его перемещают, занимаются восстановлением этих документов.

Поменять советский паспорт на украинский — это очень сложная процедура, которая может занимать годы. Для этого нужны свидетели, которые подтвердят личность человека. Мы занимаемся такими вопросами, мы помогаем людям вновь обрести гражданство.

— О проектах, которые запускаются. Например, о водоснабжении вблизи линии соприкосновения.

— Вопрос воды стоит на самом деле довольно серьезно.

На Донбассе с каждым годом становится все меньше воды, ухудшается ее качество. Колодцы нуждаются в очистке. Если мы говорим о каких-то труднодоступных населенных пунктах, там местные жители, бабушки и дедушки, которые получают минимальные пенсии, не могут себе позволить заказать очистку того же колодца. Туда даже просто никто не захочет заехать.

Мы готовим такую программу. Это будет проект по очистке колодцев, но это будет немножечко попозже. Будем стараться помочь таким населенным пунктам.

— Я знаю, что обсуждается проект, связанный с транспортным сообщением для небольших населенных пунктов Донбасса.

— Будет такой проект. По оценкам нашей мисси, 93 населенных пункта от Широкино до Станицы Луганской остались без транспортного сообщения по ряду причин. Где-то это связано с конфликтом, где-то этого транспорта не было и до конфликта, где-то из-за того, что слишком мало живет населения и перевозчикам просто невыгодно туда ездить.

Мы будем запускать социальные автобусы. Они будут бесплатными. По согласованию с представителями громады мы будем составлять маршруты и графики. В каждом населенном пункте будет свой диспетчер, который будет отвечать на вопросы о транспортном сообщении.

Это будет большой проект, рассчитанный на год. Мы очень надеемся, что местные власти спустя год обратят на него внимание и возьмут это на свой баланс, на свое финансирование, потому что гуманитарные программы, к сожалению, не бесконечны.

— С чем чаще всего обращается население, проживающее вдоль линии соприкосновения?

— Очень разные вопросы, на самом деле. Основной посыл — все хотят мира. Все хотят мира с самого начала конфликта.

Это то же восстановление документов, например. Какие-то проблемы с паспортом, невовремя вклеил фотографию, потерял, утратил во время обстрела… Проблемы с Пенсионным фондом, например, люди не могут оформить пенсию по инвалидности и обращаются к нашей миссии.

Целая масса проблем, с которыми люди к нам приходят. Стараемся им помочь. Конечно, решение таких вопросов может длиться не один день и даже не один год. Но всё же мы людей не бросаем, мы с ними. И будем еще с ними оставаться.

Прямой эфир