Украина наш дом

Для развоза воды осталась одна цистерна: ситуация в Северодонецке от главы города Александра Стрюка

Александр Стрюк. Фото: kanaldom.tv

Северодонецк с марта находится под постоянными обстрелами оккупантов, с каждым днем они усиливаются. Российские войска целенаправленно бьют по укрытиям, в которых находятся мирные люди, а также уничтожают дома, инфраструктуру и коммуникации. Эвакуация жителей из города становится все опаснее, но власти стараются каждый день подавать автобус для желающих уехать. Однако многие отказываются покидать административную столицу Луганской области.

О ситуации в городе в интервью телеканалу "Дом" рассказал руководитель военно-гражданской администрации Северодонецка Александр Стрюк.

— Какова в целом ситуация?

— Обстрелы постоянные. Каждый день у нас новые разрушения. Пытаемся "латать дыры", поддерживать какие-то элементарные коммуникации.

Основные проблемы — это свет и вода, которые у нас пропадают через день. Люди уже с этим свыклись, запасаются. Мы тоже стараемся обеспечивать питьевой водой, стараемся развозить везде. Это сложно, потому что на город у нас осталась одна цистерна, которая ездит практически не останавливаясь. Заправляется и едет, заправляется и едет. Также делаем запасы, так как в любой момент водоснабжение может быть безвозвратно утеряно.

Если получается возобновить секторально подачу воды — стараемся это делать, несмотря на обстрелы. Пытаемся восстанавливать и другие коммуникации. И оставшиеся представители ЖКХ, и "азотовцы" ("Северодонецкое объединение "Азот" — одно из крупнейших украинских химических предприятий,  - ред.), и единичные оставшиеся специалисты "Луганского энергетического объединения" — все друг друга поддерживают, потому что это единственный выход.

— Сегодня была информация об обстреле школы.

— Это сегодня утром, "прилет" в школу. Не буду акцентировать, в какую. Разрушена крыша здания, конструктивные элементы. Слава богу, снаряд не добрался до укрытия, поэтому все остались живы. 

— То есть там во время обстрела находились люди?

— У нас практически во всех школах есть люди. Причем часто бывает так, что мы даже не понимаем, что они там есть, ведь жители постоянно перемещаются по городу в поисках наиболее безопасных мест.

И у нас в основном все обстрелы происходят по тем местам, где находятся мирные люди. Это на совести тех, кто это делает. Я думаю, карма каждого найдет.

— На днях пострадала и больница?

— Да, позавчера. Серьезные повреждения хирургического корпуса. Но больница восстановилась, продолжает работу. Медики на месте. Людям нужно помогать. И потребность в этом есть.

— Какие дальнейшие прогнозы? По сравнению с предыдущей неделей последние два дня бьют очень серьезно.

— Да, интенсивность обстрелов увеличилась, увеличилась однозначно. И в городе небезопасно.

Эвакуацию людей мы проводим, но это делать становится все опаснее и опаснее. Даже для эвакуации. Мы каждый день стараемся подавать автобус, который максимально людей вывозит. Хотя что в наших условиях максимально... Вот вчера нам удалось вывезти из города 10 человек, которые пришли на пункты сбора. Да, есть еще эвакуация волонтерами.

Огромное спасибо всем, кто в этом процессе принимает участие. Потому что это человеческие жизни и тут уже не имеет значения — это организовано администрацией, или это эвакуация волонтерами. У нас очень много вывезено людей церковными организациями, религиозными общинами.

Прямой эфир