Украина наш дом

Диалог с Россией и украинский вопрос: о расстановке сил на мировой арене говорим с Александром Мартыненко

Флаги Европейского Союза и РФ. Фото: Facebook

Европейская комиссия опубликовала доклад о том, как Европейский Союз может усовершенствовать свою политику по отношению к России. Как после всех прошедших саммитов и встреч мировых лидеров Европа собирается сдерживать Россию, и в каких моментах готова сотрудничать — в ситуации разбираются журналисты программы "На самом деле: мир" телеканала "Дом" и генеральный директор агентства "Интерфакс-Украина" Александр Мартыненко.

Пять условий

Европейский Союз хочет более стабильных и предсказуемых отношений с Россией. Это ключевой посыл документа, утверждённого Еврокомиссией 16 июня. Таким образом ЕС пытается взять инициативу формирования политики отношений в свои руки, "забросив мяч" в сторону Кремля.

"Европейский Союз сохранит открытые каналы коммуникации с Россией. Мы ожидаем, что российское руководство продемонстрирует свою заинтересованность и политическое желание прекратить недружественные действия по отношению как к ЕС в целом и членам Союза в частности, так и к третьим странам. Это необходимо сделать для того, чтобы избежать непродуктивных и потенциально опасных течений в наших важных взаимоотношениях", — говорится в документе.

Вместе с тем ЕС продолжит противодействовать, сдерживать и взаимодействовать с Россией, основываясь на общем понимании её целей, принципиальном прагматизме и в полном соответствии с пятью условиями, утверждёнными Евросоюзом для сотрудничества с РФ:

  • требование имплементации Минских соглашений;
  • углубление отношений со странами "Восточного партнёрства" и Центральной Азии;
  • усиление устойчивости к угрозам, особенно в вопросе энергетической безопасности или гибридных войн;
  • поддержание контактов с Россией по вопросам, представляющим для ЕС интерес;
  • углубление контактов между людьми в странах ЕС и России, а также поддержка гражданского общества в РФ.

Приняты они были ещё в 2016 году из-за нежелания Кремля менять свою внешнюю политику. По словам представителей Еврокомиссии, эти принципы должны применяться, поскольку Европа не может не поддерживать отношений с РФ.

"Россия остаётся крупнейшим соседом Европейского Союза и важным игроком на международной арене. Однако политические шаги, которые российские власти – подчеркну, именно российские власти – делают на протяжении последних лет абсолютно сознательно, придают негативный виток нашим отношениям", — подчёркивает верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

Вместе с тем Боррель подчеркнул прагматизм такой политики и призвал не ожидать позитивных изменений в ближайшем будущем.

"С учётом нынешних обстоятельств мы считаем, что восстановление отношений, которое позволит нам реализовать весь потенциал близкого сотрудничества с Россией – это вопрос далёкой перспективы. Таким образом нам, в Европейском Союзе, нужно быть реалистами и готовиться к дальнейшему ухудшению наших отношений с Россией, которые и так уже находятся в нижайшей точке. И этот спад является наиболее вероятной перспективой на данный момент", — детализировал он.

С представителем Еврокомиссии согласилась и канцлер Германии Ангела Меркель. В Германии, крупнейшей экономике ЕС, считают, что другого выбора у Евросоюза нет.

"Россия — это вызов всем нам. Однако Россия ещё и континентальный сосед Европейского Союза. И мы замечаем, что также подвергаемся кибератакам. Но, с другой стороны, у нас есть интерес, как бы тяжело это ни было, сохранять диалог с Россией, если мы стремимся к стабильности и безопасности в ЕС", — убеждена Меркель.

"Северный поток-2"

Одним из ключевых вопросов сотрудничества ЕС и РФ остаётся "Северный поток-2". Строительство трубопровода уже практически окончено. Несмотря на санкции и общее недовольство проектом со стороны США — другого важного игрока в парадигме Россия — Запад.

Европа не отказывается от российского газа, но запуск "Северного потока-2" грозит потерями для важного транзитёра — Украины. США, выступая на стороне Киева, требуют законсервировать строительство. В Европе же однозначного ответа не дают. Обсуждение новых подходов к сотрудничеству с Россией в ЕС началось ещё в мае.

Президент РФ Владимир Путин, ещё до встречи с Джо Байденом, на Петербургском экономическом форуме, который проходил 2-5 июня, попытался намекнуть, что так или иначе трубопровод достроят.

"Я думаю, что такие проекты в интересах не только России, но и наших партнёров в Европе осуществляются. И должны быть реализованы. Я уже сказал, что линейная часть закончена, первой нитки. В течение 1,5-2 мес. будет закончена, надеюсь, и вторая нитка на 27,5 млн", — сказал Путин.

Противоречит ли окончание строительства "Северного потока-2" одному из пяти принципов взаимодействия с Россией, Жозеп Боррель на презентации документа не уточнил. Однако подчеркнул, что ситуацию в Украине Европа держит на контроле.

"Мы продолжим поддержку Украины, её территориальной целостности, суверенитета и независимости. Это включает призыв к России признать свою ответственность как стороны конфликта и выполнить Минские соглашения", — акцентировал он.

После прошедших встреч, переговоров и саммитов мировые лидеры пришли к общему знаменателю — положение России сейчас незавидно. И в интересах Москвы — пойти на условия ЕС. Общее мнение резюмировал президент США Джо Байден по итогам встречи с Владимиром Путиным в Женеве 16 июня.

"Россия сейчас находится в очень сложной ситуации. Её поджимает Китай. При этом Москва очень хочет оставаться ключевым игроком. Она очень хочет быть важной в контексте мировой политики. Ранее, вы знаете, некоторые критики называли Россию "Верхней Вольтой с ядерными ракетами". В России очень хотят избавиться от этого стереотипа. Их это очень заботит", — подчеркнул Байден.

Европа высказала намерение стремиться к диалогу с РФ. Является ли такой шаг попыткой умиротворить агрессора — неизвестно. Лидеры призвали оценить итоги встреч и переговоров через полгода. Однако ключевой момент остался неизменным: агрессивные действия России по отношению как к соседним странам, так и Евросоюзу и США, не останутся без последствий. И основная задача на ближайшую перспективу — убедить Кремль сделать выводы.

"Проблему надо решить однозначно"

Перспективы отношений мирового сообщества с Россией, и роль Украины в этом контексте в программе "На самом деле: мир" оценивает генеральный директор агентства "Интерфакс-Украина" Александр Мартыненко.

Ведущая программы — Анна Нитченко.

— 23 июня Россия открыла огонь по британскому эсминцу в Чёрном море, как заявили в Минобороны РФ. По их словам, корабль якобы нарушил российскую границу, но граница — украинская, возле украинского Крыма, оккупированного Россией. Минобороны Великобритании заявило, что британский эсминец прошёл через территориальные воды Украины в Чёрном море в соответствии с международным правом, и стрельба по кораблю не открывалась. С чем связаны такие заявления России, чем они грозят Европе?

— Эти заявления (об обстреле эсминца, — ред.), с моей точки зрения, Европе ничем не грозят. Я больше склонен верить Минобороны Великобритании, потому что им просто не выгодно это скрывать, если бы такие действия происходили. Поэтому, скорее всего, действительно, шли учения, действительно, эсминец спокойно выходил из Одессы в Грузию. А Минобороны России своими заявлениями подчёркивает, что "стоит на страже" граждан Российской Федерации, что очень важно перед грядущими выборами. Типа, что родина "на замке".

И если речь шла о том, что где-то бомбы упали в непосредственной близости от английского эсминца… В какой-то степени, может быть и предупреждением о том, что в следующий раз они могут попасть в другое место, ближе ещё к каким-то кораблям или частям стран НАТО. Но, с моей точки зрения, это — бряканье оружием и ничего больше на данный момент.

Александр Мартыненко на связи со студией телеканала "Дом"

— США всё так же помогают Украине в противодействии России. После встречи Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве 16 июня это подтвердил и спикер Госдепартамента США Нед Прайс. Он отметил, что по результатам встречи вряд ли можно говорить о положительном вердикте по основным вопросам для России, и для достижения результата понадобится время. Как вы оцениваете отношения ЕС — Россия после европейского турне Байдена? И что, по вашему мнению, даст турне госсекретаря США Энтони Блинкена, которое продлится до 29 июня? Там же визиты в Берлин, Париж, Рим, Ватикан.

— Отношения Европы и России — многослойные. Один слой — отношения не столько даже Евросоюза и европейских стран, а отдельных лидеров, я имею в виду Франции и Германии. Потому что, с одной стороны, это экономика, которая им всегда интересна. Тот же "Северный поток-2" для немцев, конечно, бизнес-проект. Для России — политический. Это первое.

Второе — все эти страны являются членами НАТО. Поэтому они стараются сочетать, с одной стороны, экономическую выгоду от торговли с Россией, а с другой — быть противовесом России в военно-политическом плане. Думаю, эти игры будут продолжаться, пока во Франции и Германии не перезагрузится власть. А это может быть и в этом году в Германии, и в следующем — во Франции. Но попытка сочетать бизнес-сотрудничество с военно-политическим соперничеством смотрится не очень естественно.

Все эти визиты Байдена, Блинкена — считайте, один большой визит, встреча американцев с Европой. Штаты заинтересованы в том, чтобы закрепить это военно-политическое сотрудничество, при этом сильно не вредя бизнесу. Потому что Трампу было всё равно, что происходит с бизнесом в Германии, — но, как известно, Байдену не всё равно. Игра гораздо сложнее, чем была до прихода демократов.

Говоря об Украине, конечно, мы бы хотели более однозначной позиции, безусловно, Евросоюза и Соединённых Штатов. Но надо быть готовыми к тому, что эта позиция будет такой вот многообразной. И всякие не совсем приятные вещи мы тоже можем услышать и от Евросоюза, и от Соединённых Штатов. Я имею в виду и приостановку военной помощи тоже.

— США готовы вводить санкции против "Северного потока-2" каждые 90 дней, заявил советник президента США Джейк Салливан. А исполняющий обязанности помощника секретаря США по делам Европы и Евразии Филипп Рикер заявил, что российский газопровод подрывает безопасность Украины и других стран, в том числе, союзников и партнёров НАТО на восточном фланге. Хотелось бы услышать от вас разъяснения. Первое — на каком языке Европа сейчас должна говорить с Кремлём? Второе — 12 июля Владимир Зеленский посетит Берлин, в июле же Меркель встречается с Байденом. К чему придут по "Северному потоку-2"?

— Гораздо проще говорить о "Северном потоке-2", как ни странно, чем о более глобальных вещах. "Северный поток-2" имеет все шансы закончиться к осени этого года.

Мне кажется, что Украине важнее сейчас говорить (насколько я знаю, такой разговор ведётся с США и ЕС) о компенсации. Мы, во-первых, теряем большие деньги от транзита, а во-вторых, рискуем вообще остаться без транзита — а значит, без прямого газоснабжения наших восточных регионов, что гораздо труднее и хуже, чем просто деньги. Надо будет перестраивать всю нашу газотранспортную систему, пускать её, условно говоря, в реверсном режиме. Что один раз попытались сделать, вроде бы удачно, но ненадолго.

Мы должны иметь чёткое понимание, где мы берём газ, как мы компенсируем наши потери от этого транзита. И тут вот вопрос со стороны Украины нашим стратегическим партнёрам: "Проблему надо решить, и решить однозначно".

Должны быть и финансовые, и, при необходимости, газовые ресурсы. Насколько это возможно, мне сложно сегодня сказать. Моральная поддержка нам постоянно оказывалась, и это прекрасно. Когда речь идёт о материальной поддержке, очень часто возникают проблемы. Особенно с европейской стороны. Но это тот поворотный пункт, где украинская дипломатия должна сказать: "Если этого не произойдёт, тогда последствия будут очень тяжёлыми, в том числе и для Европы".

Поскольку все не хотят дальнейшей конфронтации между Украиной и Россией, и хотят решить конфликт, по возможности, не военным путём, то надо чётко объяснить, что "Северный поток-2", включённый сейчас без компенсации, — прямая дорога к военному пути. В интересах Европы и США эту проблему снять на как можно более раннем этапе.

— По поводу членства Украины в НАТО. После саммита Альянса мы получили позитивные ремарки. С другой стороны, была позиция МИД Франции, что "ещё не время". Ваше мнение?

— Мы получили не ремарки, мы получили сигналы. Сигналы мы получаем регулярно, постоянно в последние 20 лет. Сигнал заключается в одном: ни у одной страны мира нет права вето на вступление Украины в НАТО, и, когда-нибудь она там будет. Ключевые слова — "когда-нибудь". И поэтому я не считаю это каким-то прорывом или важным шагом вперёд.

Шаги вперёд должна делать Украина. Потому что это от нас зависит вся работа по совместимости вооружений и наших военных стандартов. А что касается реформ — их, безусловно, надо проводить. Хотя я бы не привязывал все реформы без исключения, включая реформу корпоративного управления, к членству в НАТО — это немножко разные вещи.

И мы должны понимать, что решение о том, быть стране в НАТО, или нет, безусловно, связано с уровнем развития экономики и всего остального, — но это, прежде всего, военно-политическое решение. Когда оно будет принято, сказать сложно, но не в ближайшее время.

— Как думаете, чего ждать от встречи Зеленского и Путина?

— От Зеленского с Путиным, знаете, следует ждать двух монологов, я думаю. Если она (встреча, — ред.) произойдёт, это будет два монолога.

Будет один монолог — для своих избирателей, и будет второй монолог — для своих избирателей. После чего они разойдутся. И пойдут договариваться дальше люди на уровне советников, глав администраций и так далее. И процесс этот будет долгим и не очень интересным.

Прямой эфир