Украина наш дом

Диалог с гражданами: законопроект о переходном периоде обсуждаем с Юной Потемкиной

Юна Потемкина. Фото: minre.gov.ua

4 августа Кабинет министров Украины одобрил законопроект "Об основах государственной политики переходного периода". Правосудие переходного периода будет внедряться в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) после их возврата под юрисдикцию Украины.

Следующий шаг — внесение законопроекта на рассмотрение Верховной Рады. По словам вице-премьер-министра — министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексея Резникова, законопроект базируется на принципах ООН в части переходной юстиции и полностью соответствует стандартам и критериям ОБСЕ.

"Основной запрос общества — справедливость и определенность. Действующее законодательство содержит большое количество шероховатостей как в терминах, так и в подходах, для многих создается впечатление непоследовательности государственной политики. Существует настоятельная необходимость определить конкретный перечень мероприятий, которые осуществляет государство в процессе деоккупации и реинтеграции. При этом не может быть сделано никаких уступок государству-агрессору в вопросах территориальной целостности и государственного суверенитета Украины. И наш законопроект представляет собой рамку государственной политики в этом направлении", — отметил Резников.

О нюансах законопроекта в программе "Украина на самом деле" телеканала "Дом" говорит советник вице-премьер-министра — министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Юна Потемкина.

Ведущая программы — Алена Черновол.

— Почему законопроект так важен, почему его разрабатывали так долго?

— Да, разрабатывался он с сентября 2020 года. На тот момент правительством было решено разработать первый драфт.

Почему это так важно? Важно, потому что на протяжении семи лет на уровне государства, к сожалению, не была выработана единая политика по поводу оккупированных территорий. И здесь речь идет, начиная от терминологии, которая на сегодняшний день не гармонизирована, и завершая огромным количеством вопросов о жизни граждан Украины как на оккупированной территории, так и на подконтрольной.

Поэтому было принято решение, что на уровне правительства пора попробовать разработать эту рамку.

— По данной теме есть много наработок международных организаций. Их мнения учитывались?

— Да, конечно. Дело в том, что наш законопроект разрабатывался в первую очередь на основании международного опыта и так называемых принципов ООН, которые признаны мировым опытом как раз в подобного рода урегулировании конфликтов.

Важно отметить, что Украина в данном случае выбрала свой уникальный путь, потому что, каким бы хорошим международный опыт ни был, в каждом государстве этот опыт уникален. И мы на сегодняшний день столкнулись с так называемой гибридной войной, которой ранее в мире еще не было. Именно поэтому мы к вопросу подошли, основываясь на мировых принципах и стандартах ОБСЕ.

При этом коммуникация с международными организациями, с гражданским обществом была очень детальной. Правительство решило попробовать новый принцип при написании законопроекта —  принцип не информирования, а диалога с гражданами. Это принцип такого соавторства с участием как можно большего количества людей.

Немного о цифрах. Мы говорим о 100 активных участниках процесса. После первого круга обсуждения нашего законопроекта нами было получено 1020 страниц замечаний и предложений. Поэтому это изначально была очень серьезная работа.

— Изначальный текст законопроекта был около 100 страниц.

— Да, 99 страниц. Ну, в зависимости от того, каким шрифтом читать.

Благодаря подключению профессиональных участников были наработаны замечания и предложения. После этого проект переродился, в прямом смысле этого слова. В итоге сейчас мы вышли на 32 страницы законопроекта. Он стал гораздо более рамочным.

— Заложены ли в законопроекте ответы на особо злободневные вопросы? Например, в ОРДЛО идет принудительная массовая паспортизация — украинские граждане получают гражданство другой страны. Там рождаются дети, которые не имеют украинских документов…

— Данный законопроект все-таки основной целью перед собой ставил определение так называемых "красных линий". Но в то же время мы закладываем новые принципы, новые подходы в работе, например, с документами, которые выдаются на сегодняшний день на временно оккупированных территориях.

Мы приводим принципы из опыта иных стран, в том числе Хорватии — принцип конвалидации. Он говорит о том, что мы, не признавая оккупационные прокси-власти, которые на сегодняшний день выдают огромное количество документов (связанных с рождением, смертью, разводами и иными этапами жизни), должны обеспечить нашим гражданам принцип удостоверения юридического факта.

Что касается документов об образовании. У нас была большая дискуссия в этом направлении и с Министерством образования, и с нашими коллегами. На сегодняшний день мы пришли к тому, что мы будем принимать во внимание те аттестаты, которые выданы по окончанию школы.

Что касается иных дипломов о высшем образовании. Мы же не знаем программы, по которой происходит обучение. Очень зависит от того, какое именно обучение, о каких профессиях идет речь. Мы будем подобного рода механизмы и принципы выписывать уже в том законопроекте, работа над которым ведется Министерством реинтеграции. Этот законопроект пока носит рабочее название "О процедурах". И это уже будет как раз тот проект, где будут выписаны поэтапные механизмы, как именно мы будем работать с дипломами о высшем образовании на оккупированных территориях.

Что касается вопросов паспортизации. Здесь позиция простая. Выдача Россией своих паспортов на временно оккупированных территориях признается актом принуждения наших граждан. И такие паспорта не имеют никакой силы в Украине. И для нас эти граждане в любом случае остаются гражданами Украины. Здесь у нас есть абсолютно консолидированное мнение как Министерства, так и гражданского общества.

Законопроект подразумевает облегчение бытовой жизни, которая сегодня есть у граждан Украины, проживающих там. Речь идет и об образовании, и о контрольных пунктах въезда-выезда (КПВВ), и о диджитализации процессов, и о многом ином.

— Кабмин проработал законопроект, одобрил, теперь слово за парламентом. Какого итога вы ожидаете?

— Мы ожидаем продолжения диалога. Что наши коллеги в парламенте будут прислушиваться как к гражданскому обществу, так и к нам, авторам проекта.

Что же касается конкретных сроков, то здесь мы были достаточно ограничены, потому что решение СНБО от 20 июня нас обязало до 4 августа подготовить и внести на рассмотрение парламента этот законопроект.

Также, кроме рассмотрения в парламенте, очень важный момент: мы подали этот законопроект на рассмотрение Венецианской комиссии. И это крайне важно. Потому что нормы, которые у нас прописаны в законопроекте, достаточно новые, нестандартные для украинского правового поля. Поэтому иметь подобного рода экспертизу — тоже усиление проекта.

В сентябре мы ожидаем первой коммуникации с Венецианской комиссией, делегацией, которая приедет сюда для детальной коммуникации по нашему законопроекту. И с 1 по 10 октября будет заседание Венецианской комиссии, после которого мы ожидаем уже официального решения по нашему законопроекту.

— Есть рамочный законопроект. Дополнительные законодательные инициативы к нему будут?

— Этот закон действительно первый и рамочный. Он задает определенный тон, определенные направления для дальнейшего пакета законодательных актов о переходном периоде.

Что же касается законов о так называемой ответственности, в которую войдет и амнистия, и потенциально люстрация. Об этом гораздо четче мы сможем говорить немного позже —  в момент, когда все-таки выработается видение, что войдет в процедуры и что будет нуждаться в отражении в дополнительных законодательных актах.

Прямой эфир